ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Матрица: перезагрузка

Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Итак, спектакль, о котором с такой интригующей силой рассказывал Константин Райкин, осуществлен. «Косметика врага» Амели Нотомб появилась на сцене Театра им. Пушкина. Потом, по условиям совместного проекта, ее сыграют в «Сатириконе», и дальше она начнет кочевать из одного театра в другой. Роман Козак не только партнер Константина Райкина, но и постановщик спектакля. Алла Покровская инспектировала их сценический дуэт в качестве режиссера-педагога.

Вышло умно, страстно, эффектно, тонко, расчетливо, современно. А еще — предсказуемо, плоско, вторично, сухо. Думаете, так невозможно? Очень даже возможно! Ведь речь идет о современной литературе, о юной писательнице-интеллектуалке, завладевшей вниманием франкофонного мира (сама Амели Нотомб — бельгийка). Русские издатели освоили ее прозу мгновенно. Константин Райкин на нее мгновенно подсел.

Есть от чего — «Косметика врага» касается тайны — того сокровенного внутреннего человека, о котором человек внешний легко забывает, пытаясь освоиться и адаптироваться в современном социуме, стать успешным, стильным, иногда счастливым. И даже если ему захочется ненароком изнасиловать или убить объект своего тайного обожания, он легко вытеснит из памяти свое преступление: за миллионы лет человеческий мозг успел выработать стратегии умерщвления совести. Так и поступил герой «Косметики врага». Изощренный в знании культуры, литературы и философии, он обосновывает свое право на убийство любимой женщины, а затем — пользуясь все той же эрудицией — изобретает двойника, того, кто якобы убил его жену. Имя этого двойника вполне в духе постмодерна — Текстор Тексель.

Впрочем, поначалу ничто об этом не говорит. Два человека в аэропорту ведут довольно занимательную беседу: Жером Ангюст (Роман Козак), бизнесмен, и Текстор Тексель (Константин Райкин), садист, творят на глазах новую «Легенду о Великом инквизиторе». Текстор вынуждает своего собеседника слушать его исповедь, исполненную теологических рефлексий и патетических умозаключений. Райкин играет своего дьявола решительно и страстно. Ему нравится копаться в душевных тайнах человека, потрясенного в детстве равнодушием Бога. Райкин наслаждается глубиной и тонкостью психологического анализа Нотомб. Его изворотливое тело в восторге откликается на каждый новый поворот темы: кладбище Монмартра, прекрасная девушка, застывшая у кладбищенской статуи, страсть, охватившая его при виде столь же одинокой как он и столь же отрешенной от мира девы, порыв, и вот он - насильник. 

Райкин, в своей театральной юности игравший Достоевского, потом с помощью того же Валерия Фокина проникший в кафкианский мир, слышавший демонические голоса подсознания в Гамлете и Ричарде III, одним словом, познавший не одну качественно-литературную бездну, — Райкин не расслышал в претенциозной прозе Нотомб дребезжания литературной вторичности.

Романа Козака в этой истории жалко чуть меньше, потому что пик его нервных затрат приходится только на последнюю часть душераздирающего сюжета, когда оказывается, что его герой Жером Ангюст — сосредоточенный и импозантный бизнесмен — сам породил Текстора, сам соткал его из своих подсознательных стремлений, чтобы заглушить муки совести, чтобы забыть, что это он убийца своей жены. Козак к душевному подполью человек тоже привычный: в его собственной театральной молодости были легендарные «Эмигранты» Мрожека: там червоточины в мозгу среднего интеллектуала-европейца были изучены им досконально.

Почему же с таким душевным подъемом оба изощренных актера отдаются простодушным «безднам» бельгийки Амели? Разгадка проста: она смоделировала интеллектуально-сложный текст как компьютерную игру, матрицу. Двухчасовые муки совести Жерома Ангюста основаны на знании философии и литературы, а вовсе не жизни. Но это тонкое различение сегодня не очень дается нам, давно живущим в мире фантомов и эрзацев. И Амели Нотомб ничуть не хуже, к примеру, Вампилова. Если настоящий Зилов из «Утиной охоты» так и не поддался российскому театру, то его эрзац-заменитель Жером освоен элегантно и стильно, даже душу бередит. Адаптирован для сознания. 
Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001