ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Нет повести счастливее на свете…

Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Любой спектакль в «Пушке» собирает едва ли не столько же малолеток, как соседний «Макдоналдс» в час пик. Вероятно, у театра имеются подшефные школьные учреждения, призванные имитировать аншлаг, аншлаг. Страховка на случай пустующего бельэтажа; запасный выход — простой и надежный.

Традиция эта возникла задолго до Козака, но и при новом худруке сохранилась. И, пожалуй, впервые подростковая аудитория на вечернем, да еще премьерном спектакле выглядела абсолютно уместно. Толкались в гардеробе, оглушительно хохотали в фойе, пересчитывали мелочь у буфетной стойки сплошь ромео и джульетты. Таким образом, педагогическое значение козаковской (ударение на первый слог) премьеры трудно переоценить.

Козак и делал спектакль явно с прицелом на тинейджеров. Им интересно, они сидят, затаив дыхание, перед их глазами проходит захватывающая история мальчика и девочки, а принимая во внимание общий визуальный унисекс, — пацана и пацанки; и на сцене резвятся, летают на качелях, ходят колесом, дрыгают кроссовками в воздухе, дерутся и целуются практически их ровесники. Козак вывел к публике свой, совместный с Покровской и Брусникиным, третий курс Школы-студии МХАТ, причем главные роли доверил именно зеленому молодняку. Ромео, Сергей Лазарев, — темноголовый, ладный, в джинсах и тишотке, обнажающей загорелые мускулистые предплечья. Сразу видно, хороший мальчик, обаятельный, как щенок. Джульетта, Александра Урсуляк, худенькая, ловкая обезьянка, в легких топах и свободных брючках из спортивной коллекции, с «мокрой» завивкой на отчаянной голове.

Оба старательны и - в пределах школьной программы — драматически точны. Джульетта выученнее, ей даже удается по ходу дела заметно «повзрослеть»: в первом акте наследница Капулетти получает шлепки, капризничает, кривляется, бегает по балкону на четвереньках, а ко второму это уже маленькая, но стойкая женщина, не утес, конечно, но камешек, кремень. Ромео психологически более статичен, да и во рту у него, особенно поначалу, булькает какая-то взволнованная каша.

Вообще в этом спектакле пока больше акробатики, чем игры. Крепкую земную драматическую линию тянут ветераны «Пушки» — Владимир Николенко и Наталья Николаева, отец Джульетты и ее няня. Капулетти-старший на протяжении трех часов ходит в любимцах публики: чем яростнее он рассыпает проклятия, тем веселее смеется зал. Не потому, что «нас пугать смысла нет, мы приколемся в ответ», а просто чувствуют — мужик-то душевный, ласковый, и глотку дерет не всерьез. Няня, шествующая по сцене важно, в спокойствии чинном, так, что только телевизор бедер покачивается из стороны в сторону, вообще как будто вплыла в Шекспира со страниц Островского. Прочие «взрослые» персонажи, в частности, джульеттина и ромеина (ромеева?) мамы на редкость не выразительны и запоминаются разве что кошмарными костюмами из неожиданно веселенького ситчика…

«Ромео и Джульетта» — до сволочизма трудная пьеса. Любовь нельзя сыграть, пока не познаешь ее на собственном опыте, не опалишься и не прокалишься в ее огне. Однако, когда человек становится личностью, способной говорить о любви от первого лица, ему уже поздно выходить на сцену в «Ромео и Джульетте». Шекспир придумал двух гениев, двух моцартов любви. Что там в четырнадцать, они, может, и шести лет от роду, на территории веронской песочницы, могли переживать полноценные страсти. За неимением конгениальных актеров постановщики вынуждены либо гримировать под нимфетку зрелую даму, а под ее юного кавалера — какого-нибудь всенародного артиста и лауреата разнообразных премий, либо идти путем Козака — сознательно мельчить историю. «Ромео и Джульетта» в «Пушке» — это очень простой спектакль; и даже великолепный танец, символизирующий первую и единственную брачную ночь, когда в полумраке сплетаются, едва касаясь, взлетают и притягиваются друг к другу два полуобнаженных, в одинаковых черных трусиках, тела, — так вот танец этот не укрупняет масштаб, а лишь орошает глаза влагой умиления. Вместо трагедии получилась действительно печальная повесть.

Хотя, если вдуматься, так ли она печальна?

Два человека познали праздник любви, не познав ее буден, прочли заглавие, не раскрыв книгу, встретили рассвет, не заботясь о закате. В любви есть вещь пострашнее смерти — разочарование. Ромео и Джульетту чаша сия миновала. Им не пришлось разменивать крупную купюру на гроши, чтобы хватило до старости. Их капитал вечен. На проценты с него мы живем до сих пор.
Пресса
«Без тебя скучно!», Мила Денёва, Комсомольская правда, 9.06.2015
Сегодня исполняется 55 лет со дня рождения Романа Козака, видеосюжет телеканала «Культура», 29.06.2012
«Она уникальный слухач и нюхач в профессии», Глеб Ситковский, Газета, 17.09.2007
Игорь Бочкин: Хочу, чтобы режиссер меня любил, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 16.02.2007
Дважды два будет четыре, Наталия Каминская, Культура, 3.03.2005
Душа на просвет, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 2.03.2005
Враг, который не сдается, Марина Давыдова, Известия, 1.03.2005
Парфюмер, Елена Ямпольская, Русский курьер, 27.02.2005
Худруки показали актерский мастер-класс, Роман Должанский, Коммерсант, 26.02.2005
Матрица: перезагрузка, Алена Карась, Российская газета, 26.02.2005
Вражья сила, Дина Годер, Газета.RU, 25.02.2005
Две головы лучше, Олег Зинцов, Ведомости, 25.02.2005
На лыжах по асфальту, Время новостей, 25.02.2005
Что случилось в аэропорту., Глеб Ситковский, Газета «Газета», 25.02.2005
Игра режиссеров, Коммерсант, 18.02.2005
«Джан», Павел Подкладов, НИГ Культура, 8.02.2005
Мрак народа, Олег Зинцов, Русский курьер, 1.02.2005
Четыре причины, Александр Соколянский, Ведомости, 1.02.2005
И ПЛАТОНОВ УЗОРНЫЙ ДО БРОВЕЙ, Новая газета, 31.01.2005
Алла Сигалова станцевала верблюда, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 29.01.2005
«Действующие лица», Марина Багдасарян, Радио Культура, 19.01.2005
Черный принц, черный, черный…, Марина Давыдова, Время Новостей № 201, 30.10.2002
Любовь должна быть с кулаками, Елена Ямпольская, Новые известия, 29.10.2002
Слегка абсурдный вымысел, Роман Должанский, Коммерсант, 29.10.2002
В Театре Пушкина открыли дело писателей, Олег Зинцов, Ведомости, 28.10.2002
Эрос без Танатоса, Ирина Корнеева, Время МН, 26.10.2002
Страдания пожилого Вертера, Алексей Филиппов, Известия, 26.10.2002
ОН ПОСТОЯННО НАЧИНАЛ ЖИЗНЬ ЗАНОВО, Ирина Тосунян, Литературная газета, 1.10.2002
О месте трагедии, Григорий Заславский, Русский журнал, 29.03.2002
Дискотека в доме Капулетти, Елена Дьякова, Новая газета, 28.03.2002
Любовники смерти, Ирина Алпатова, Культура, 28.03.2002
Любовь в кислотный дождь, Алена Карась, Российская газета, 27.03.2002
Нет повести счастливее на свете…, Елена Ямпольская, Новые известия, 26.03.2002
Из жизни тинейджеров, Алексей Филиппов, Известия, 25.03.2002
Монах и два тинейджера, Артур Соломонов, Газета, 25.03.2002
Любовь где попало, Роман Должанский, Коммерсант, 25.03.2002
Расколдованная сцена, Марина Давыдова, Время новостей, 25.03.2002
В первом чтении, Олег Зинцов, Ведомости, 25.03.2002
Роман Козак о Шекспире В и витамине Т, Павел Подкладов, Ваш досуг, 18.03.2002
Роман Козак: Спектакль — это строчка текста, окруженная жизнью, Ирина Тосунян, Литературная газета, 13.03.2002
Культурный «хит», Итоги, 5.03.2002
Заметки о прошлогоднем снеге, Анатолий Смелянский, Московские новости, 17.01.2002
Ай да цензор, ай да сукин-сан!, Ирина Алпатова, Культура, 24.10.2001
Весь мир — Художественный театр, Лариса Юсипова, Ведомости, 16.10.2001
Академия клоунов, Алексей Филиппов, Известия, 15.10.2001
Удалось, Ольга Романцова, Время новостей, 15.10.2001
По ком каркает ворона, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.2001
К бараньим рогам отношусь иронично, Роман Должанский, Коммерсант, 13.10.2001
Роман Козак приглашает в театр Пушкина, Ирина Корнеева, Время МН, 27.09.2001