ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Фивы наших дней

Ирина Корнеева, Время МН, 2.10.2001
Во МХАТе им. Чехова премьера — «Антигона» Ануя. В санкт-петербургском БДТ тоже идет спектакль Темура Чхеидзе «Антигона». Правильный, спокойный, размеренный, «античный». Там играют царей, племянниц царей, сестер племянниц царей и сыновей царей. Но прежде всего — царей.

Смотришь «Антигону» во МХАТе — и глазам своим не веришь. Та же пьеса Жана Ануя. Тот же режиссер — Темур Чхеидзе. Почти те же мизансцены, знакомая музыка Джонатана Ли и похожие современные костюмы. Но другие актеры — Отар Мегвинетухуцеси (худрук Театра имени К. Марджанишвили теперь будет регулярно из Тбилиси приезжать в Москву) и Марина Зудина — играют прежде всего людей. Да, он все тот же царь Фив Креон, она все та же невеста его сына, решившая похоронить тело брата, зная, что по указу будущего свекра за это ее ждет смертная казнь. Но на «Антигоне» Темура Чхеидзе во МХАТе обливаешься слезами, словно речь идет не о далеких античных страстях, всегда поражающих прежде всего максималистским подходом к событиям и готовностью при первом же достойном случае положить жизнь свою и своих детей ради торжества справедливости. И не о параллелях со второй мировой войной, в разгар которой Жан Ануй написал «Антигону». На сцене — не политический театр, занимающийся делами сегодняшними и общечеловеческими проблемами, в число которых входит и бремя власти.

Национальная героиня, зная о смерти, больше всего беспокоится о своей собаке. Царь кормит с ложечки жену и, восхищенный безрассудством Антигоны, вопрошает свою безмолвную супругу — вот ты бы пришла со своей лопаткой к моему телу?.. Вся трагедия Софокла построена на столкновении двух сильных личностей. Не пренебрегли этим ни Жан Ануй, ни Темур Чхеидзе. Половину спектакля занимают диалоги Антигоны и Креона. Только Темур Чхеидзе в отличие от современников Ануя не видел в протесте Антигоны бунта плененной фашистами Франции. Когда речь идет о трагедии двух людей, но разворачивающейся прямо на ваших глазах, войны меркнут. Они — войны — далеко, а люди рядом, в двух шагах. Вот Антигона Марины Зудиной — маленькая худышка с серьезными глазами. Воробышек, загнанный в ловушку своей совестью. Мотивация ее поступков — не столько незыблемые семейно-родовые традиции, сколько юношеский максимализм и отчаяние, граничащие с упрямством. Ей надо все и сразу, а делить счастье — удел других. Мораль же Креона — интересы государства превыше всего. Он знает, какая черная работа — занятие властью, но ему необходимо, чтобы Фивы надышались трупным воздухом. Отар Мегвинетухуцеси не играет. Он живет Креоном, и в этой жизни нет места суете и античной статике. При внешнем аскетизме движений — такой вулкан внутри! Гигантский человек, он обращается с Антигоной как с несмышленым детенышем, пытается втолковать, каким та владеет бесценным сокровищем — жизнью. И Антигона почти готова признаться в собственной глупости как маленький ребенок уткнувшись головой в его колени, а затем, вскарабкавшись, обвив руками шею — ведь он ей как отец. Но Креон-властелин пока не издал закон. А потом он раб этого закона. И их конфликт — конфликт простых человеческих чувств, сталкивающихся с простой государственной моралью. Единственное разрешение которого — в словах главной героини: нужно делать то, что в твоих силах.

Не уверена, будет ли в силах простого зрителя достать билет на «Антигону» (число мест ограничено — публика сидит прямо на сцене), но хотя бы попытаться увидеть Отара Мегвинетухуцеси в роли царя Креона надо обязательно.
Пресса
Он человеком был, Олег Табаков, Российская газета, 13.05.2013
Для царей, Лариса Давтян, Новое время, 11.11.2001
Правда и ложь трагедии, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.11.2001
Приговоренные к жизни, Ирина Алпатова, Культура, 4.10.2001
Зачем вы, девушки, идете в камикадзе?, Валентина Львова, Комсомольская правда, 2.10.2001
Фивы наших дней, Ирина Корнеева, Время МН, 2.10.2001
Драма идей, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского, 2.10.2001
От эдипова комплекса мы излечились, Елена Дьякова, Газета.Ru, 1.10.2001
Трагическая скука, Марина Давыдова, Время Новостей, 1.10.2001
Год Креона, Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2001
Борьба за труп на сцене МХАТ, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 29.09.2001
Антигона за железным занавесом, Любовь Лебедина, Труд, 29.09.2001
Темур Чхеидзе: «Одной правды не бывает», Юлия Кантор, Известия, 28.09.2001