ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Легкое дыхание

Светлана Тарасова, Досуг&развлечения, 25.06.2004
Бывают спектакли, после просмотра которых остается тяжелое чувство: будто положили тебе на спину неподъемны груз и заставили подниматься по узкой лестнице три, а то и четыре часа подряд. А случается и наоборот — словно бежишь по лестнице несколько часов, но не чувствуешь ни малейшей усталость, напротив, появляется второе, удивительно легкое дыхание. Спектакль «Дядя Ваня», поставленный Миндаугасом Карбаускисом на основной сцене МХАТа, относится ко второй категории. 

В марте на «Золотой маске» была представлено постановка этой чеховской пьесы, ее привозил Малый драматический театр — Театр Европы во главе с Львом Додиным. Детищу Карбаускиса не хватает законченности и отточенности питерского шедевра, но то, что это большая серьезная работа, бесспорно. Однако на этом сравнения оставим, а обратимся непосредственно к спектаклю.

Открывается занавес, и перед нами вырастает светлый деревянный дом, а точнее, его просторная застекленная веранда, которая заполняет собой практически все пространство, оставляя свободной лишь авансцену. Восхитительную конструкцию создали художники Олег Шейнцис и Алексей Кондратьев. В спектакле много игры с предметами: те же окна веранды открываются и закрываются не раз, пока их вовсе не завесят ставнями в четвертом действии, и все это несет особую смысловую нагрузку.

Сейчас в новомодных постановках по Чехову режиссеры пытаются справиться со ставшими хрестоматийными фразами драматурга, переворачивая их с ног на голову. Карбаускис предпочел другой путь. Например, когда Астров произносит: «В человеке должно быть все?», он закрывает окно, и конец фразы нам не слышен. Зато мы видим, как доктор и Соня начинают поправлять волосы, одежду?

Карбаускис собрал звездный актерский ансамбль. Олег Табаков (профессор Серебряков), Марина Зудина (Елена Андреевна), Борис Плотников (дядя Ваня), Ольга Барнет (Мария Васильевна Войницкая) играют с присущим им высоким профессионализмом, тонко и слаженно. Но подлинным открытием стали Ирина Пегова (Соня) и Дмитрий Назаров (Астров). Ирина Пегова, пухленькая, с длинными косами актриса «Мастерской Петра Фоменко», сыграла Соню живой, непосредственной девочкой, но уже наделенной женской мудростью. Каждая фраза, произнесенная ею, звучит необыкновенно свежо и проникновенно. Все идет к тому, что вскоре на театральном небосклоне засияет новая звезда.

Дмитрий Назаров, хорошо известный как ведущий кулинарной телепередачи, а также как главный Дед Мороз страны, создал образ усталого, лишенного лоска, очень ранимого и беззащитного перед ударами судьбы доктора Астрова. И богатырское сложение ему в том не помеха.

Главное в спектакле — точно найденная интонация. Старая няня (Наталья Журавлева) еще только предлагает потягивающемуся со сна доктору чаю откушать, а ты уже понимаешь: это — настоящее.
Пресса
В Камергерском переулке столицы раздавали «Чаек», видеосюжет телеканала ТВ-Центр, 30.10.2012
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Легкое дыхание, Светлана Тарасова, Досуг&развлечения, 25.06.2004
Четвертая стена, пятая стена, Григорий Заславский, Независимая газета, 24.05.2004
Радость, которой не миновать, Дина Годер, Газета.Ru, 20.05.2004
«Дядя Ваня» против «Чайки», Марина Райкина, МК, 20.05.2004
Деревенский романс, Алена Карась, Российская газета, 20.05.2004
Торгующие во МХАТе, Роман Должанский, Коммерсант, 18.12.2003
Снежное шоу, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.12.2003
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Но умный человек не может быть не плутом, Ирина Алпатова, Культура, 22.01.1998
Табаков против Лицемерия, Елена Ямпольская, Новые Известия, 6.01.1998
МОЛОДЫМ ОСТАЛОСЬ ТОЛЬКО «ПЕПСИ»?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 30.12.1997
Психотерапия от Житинкина, Елена Курбанова, Московская Правда, 22.11.1995
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости