ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ
>  31 августа
Новые исполнители
7 сентября роль доктора Уайета в спектакле «Свидетель обвинения» впервые исполнит Артём Соколов, а роль Детектива в штатском –Армен Арушанян.

Кирилл Власов 7 сентября впервые сыграет Дежурного в спектакле «Сказка о том, что мы можем, а чего нет», а 28 сентября – роль Егорки в спектакле «Обрыв».
>  30 августа
МХТ открыл 119-й сезон
Сегодня, 30 августа, Московский Художественный театр открывает свой 119-й сезон — вечером на Основной и Малой сценах будут сыграны спектакли «Юбилей ювелира» и «19.14», а днём, по традиции, состоялся общий сбор труппы.

Художественный руководитель МХТ Олег Табаков поздравил вернувшийся из отпуска коллектив с началом нового сезона, поделился радостью – скорым открытием новой сцены «Табакерки», и рассказал о ближайших творческих планах Художественного театра.

Первой премьерой станет «Гордость и предубеждение» — музыкальный спектакль Алексея Франдетти по роману Джейн Остин (музыка Питера Экстрома, инсценировка Джона Джори). В спектакле заняты Лика Рулла, Кристина Бабушкина, Ростислав Лаврентьев, Мария Карпова, Дарья Авратинская, Станислав Беляев, Олег Савцов, Софья Райзман, Светлана Колпакова и другие. Мировая премьера постановки состоится 24 и 25 сентября на Основной сцене МХТ. 

В дальнейших планах театра новые спектакли Константина Богомолова «Централ Парк Вест» по пьесе Вуди Аллена (Малая сцена) и «Дракон» — фантазия по текстам пьес Евгения Шварца (Основная сцена). Репертуар Малой сцены пополнят «Спящий принц» Теренса Рэттигана (режиссёр Роман Самгин, в главной роли – народный артист РФ Дмитрий Назаров), «Весы» Евгения Гришковца в постановке автора, «Старуха» по Даниилу Хармсу (режиссёр Денис Азаров). На Основной сцене Александр Молочников представит спектакль «19.17», посвящённый столетию Октябрьской революции. Также на Основной сцене ожидается новая работа Юрия Бутусова (материал ещё согласовывается), а уже в конце сезона Евгений Марчелли приступит к репетициям «Дачников» Максима Горького.

В 119-м сезоне театр продолжит свои традиционные литературные вечера «Круг чтения», которые проводятся в театре уже более 15 лет, цикл творческих вечеров «Действующие лица» (в октябре в рамках цикла состоится вечер заслуженного артиста РФ Анатолия Белого «Триптих»), а также музыкальные вечера, появившиеся в афише МХТ несколько лет назад: «Рождественский концерт», «Живой звук», «Песни военных лет», «Любимые песни».

Продолжит свою работу и мхатовская лаборатория, в которой молодые режиссеры представляют новые пьесы как российских, так и зарубежных драматургов. Олег Табаков отдельно отметил работу заслуженного артиста РФ Виктора Кулюхина в недавнем лабораторном эскизе «Лёха» (режиссёр Данил Чащин) — работа над этим спектаклем будет продолжена, также в репертуар театра по итогам лаборатории прошлого сезона принята постановка Ольги Ворониной «В. Ж.».

В октябре стартует формирование листа участников Лаборатории режиссуры под руководством Константина Богомолова, занятия в которой начнутся в ноябре. Подать заявки на участие смогут все желающие в возрасте от 20 лет. Лаборатория будет проходить в свободной форме — лекции и практические занятия с К. Богомоловым и привлеченными профессионалами. Участники в рамках лаборатории подготовят этюды, отрывки и эскизы спектаклей. Цель лаборатории — помощь в становлении профессиональных режиссеров, получение участниками практических знаний в области режиссуры драмы, создание эскизов будущих спектаклей театра.

В этом сезоне МХТ имени А. П. Чехова продолжит свою активную гастрольную деятельность. 4 сентября спектакль «Пролётный гусь» увидят жители Зеленогорска Красноярского края, 9 сентября «Крейцерова соната» будет показана в рамках театрального фестиваля “Tolstoy Weekend” в Ясной Поляне. В рамках федеральной программы «Большие гастроли» этой осенью спектакли МХТ отправятся в Белгород и Алма-Ату. В октябре спектакль «Свидетель обвинения» поедет на гастроли в Израиль, а «Юбилей ювелира» вновь посетит Северную столицу. В ноябре спектакль «Последняя жертва» будет показан в Риге. Спектакль «Контрабас» увидят в Иркутске, Пензе и Саранске. В феврале пройдут большие гастроли Художественного театра в Германии – в Берлине, Дюссельдорфе, Франкфурте и Ганновере.

В продолжение сбора труппы художественный руководитель поздравил юбиляров, чьи дни рождения выпали на летнее межсезонье – заслуженного артиста РФ Андрея Давыдова, заведующую художественно-постановочной частью Надежду Быханову и главного инженера по технологическому оборудованию сцен Александра Бейлина.

Завершая встречу, Олег Павлович представил коллективу новых артистов, принятых в МХТ. В этом году в ряды мхатовцев влились Александра Ребенок, Евгений Сытый, Денис Бургазлиев, Мария Фомина, Евгений Перевалов, Софья Ардова, Кирилл Власов, Надежда Калеганова, Никита Беляков.
>  29 августа
Продажа билетов на октябрь
Уважаемые зрители!

Продажа билетов на спектакли октября начнётся 3 сентября: в кассах МХТ в 12 часов, на сайте театра – после 15 ч.

Бронирование билетов на октябрь будет осуществляться с 5 сентября: по тел. (495) 646-3-646 и 692-67-48 — с 12 ч., на сайте театра — с 14 ч.

До 5 сентября заявки на бронирование билетов на спектакли октябрьского репертуара не принимаются.
>  29 августа
125 лет со дня рождения Михаила Чехова


29 августа исполняется 125 лет со дня рождения великого актера, режиссера, педагога, теоретика театра — Михаила Александровича Чехова (1891-1955).

В 1907 г. Михаил Чехов (племянник Антона Павловича Чехова, сын его старшего брата Александра) поступил в Театральную школу А. С. Суворина. По окончании школы в 1910 году был принят в труппу Суворинского театра. В 1912 перешел в МХТ, на сцене которого исполнил несколько эпизодических ролей, был введен на роли Епиходова в «Вишневом саде» и Вафли в «Дяде Ване», сыграл Хлестакова в «Ревизоре». При создании Первой студии МХТ (в 1924 переформирована во МХАТ-2) стал ее артистом, а с 1922 г. — ее директором. В 1928 г. покинул Советскую Россию. 
Станиславский говорил молодым артистам МХТ, что все, чему он их учит, заключено в индивидуальности Михаила Чехова. Сам Чехов, с блеском сыграв в студии, где Сулержицкий с Вахтанговым обучали молодежь работать по «системе», нескольких характерных стариков — Кобуса в «Гибели „Надежды“» (1913), Фрибэ в «Празднике мира» (1913), Калеба в «Сверчке на печи» (1914), Фрэзера в «Потопе» (1915), Мальволио в «Двенадцатой ночи» (1920), начал задумываться о других театральных формах, о театре без жизнеподражания, «натурализма» (в котором упрекали Художественный театр), театре обобщений, говорящего о жизни духа и на его языке. Две свои знаменитые роли — Хлестакова и Эрика XIV (1921) — Чехов сыграл до того, как смутные поиски вылились в контуры театральной системы. Он играл в спектаклях Станиславского и Вахтангова, следовал их руководству, но критики отмечали, что Чехов существует на сцене как будто отдельно от остальных актеров. Большинство видело причину в огромности его таланта, рядом с которым померк даже несравненный Москвин (городничий в «Ревизоре»). Но дело было не только в этом. В чеховских перевоплощениях всегда было преувеличение, гротескное заострение и гротескное же сведение полюсов — смешного и ужасного, комедии и трагедии. Его дар не признавал жанровых рамок. Психологическая трактовка характера казалась Чехову ограниченной. Не всматриваясь в жизненные подробности, он поразительно естественно, с щемящей узнаваемостью умел играть то, что можно бы назвать «жизнью человеческой души». Но в роли он искал не психологическое «зерно», а внутреннюю «идею», ценность которой универсальна. Хлестаков болтался по сцене на тонких, почти прозрачных ножках без мысли и цели, глаза его блуждали, не фиксируя вокруг ни одного предмета, конечности беспорядочно двигались, живя отдельной от остального тела жизнью. Чеховские импровизации делали движения Хлестакова все фантастичнее от спектакля к спектаклю. Актер играл не ничтожество, а «ничто», абсолютную пустоту. Эта жалкая фигурка была так одинока в своей эфемерности на фоне подчеркнутой телесности городничего и К, что вызывала даже сочувствие зрителей.
Тема порванности связи героя с реальностью, разлада с миром, обернувшегося душевным распадом и гибелью, была главной в «Эрике XIV». Корона гнула голову несчастного короля, сгибала плечи, вбирая в себя всю тяжесть бремени власти и ответственности, всю невыносимость жизни. Хлестаков был воплощенным «ничто», Эрик, спасавшийся от жизни в безумии, представлял собой хаос.
Следующую роль — Гамлета — Чехов сыграл только в 1924 г. За три года, прошедших со времени последней премьеры, начали обретать формы его мечты о новой театральности. Его Гамлет поражал спокойным знанием цели, какой-то запредельной ясностью. Эстетика спектакля была аскетичной. Простота и статичность мизансцен, приглушенные краски. Мастерство «говорящих жестов» было доведено до символической отточенности. Их непривычный лаконизм сочетался с изумительной внутренней сосредоточенностью и какой-то глубинной, сдерживаемой эмоциональностью. Зрители наблюдали напряженные движения души, ищущей и находящей гармонию не на земле, а в тех высотах, где обитает дух, преобразующий распад.
Две последние роли, сыгранные Чеховым на родине, были почти контрастны. В гипертрофированно огромном черепе сенатора Аблеухова из «Петербурга» Белого (1925) вмещались, кажется, все знания умирающей эпохи. Это была драма исчерпанности, тупика, конца времен. Муромский в «Деле» Сухово-Кобылина (1927) походил на одряхлевшего младенца. Чехов играл кристальную, абсолютную наивность. Трагедию непонимания, нелепого несоответствия героя «взрослой» жизни. Этих чеховских героев объединяла близость конца. Ужас предсмертного старческого одиночества, в котором виделся отсвет уже иного бытия. 
Чехов уезжал из Советской России в поисках свободы, необходимой для воплощения театрального учения, оформившегося впоследствии в «школу Чехова». Он приехал в Нью-Йорк в 1935 г. на гастроли по приглашению импресарио Сола Юрока во главе созданной им за год до этого в Париже труппы “Moscow Art Players”. Гастроли, которые проходили в Нью-Йорке в театре «Мажестик», а также в Бостоне и Филадельфии, включали спектакли «Ревизор», «Бедность не порок» и «Дни Турбиных». Group Theatre пригласил Чехова для переговоров о сотрудничестве, но его лекции вызвали противоречивую реакцию у членов труппы, многие из которых сочли его подход чересчур мистическим. Вместо этого актриса Беатрис Стрейт пригласила его создать в Англии Театр-студию Чехова в фамильной усадьбе семьи Элмхерст Дартингтон-холл в графстве Девоншир. Эта студия, возникшая в 1936 г., три года спустя, накануне войны, переехала в США и разместилась сначала в Риджфильде, штат Коннектикут, затем в Нью-Йорке — с 1941 г. до своего роспуска в 1942-м. Избавившись от политических и экономических проблем, Чехов сумел развернуть свою «технику актера» в систему обучения и стал замечательным педагогом. Однако первая же премьера его студийцев на Бродвее — «Бесы» по Достоевскому (сценография и костюмы М. Добужинского, 1939) была уничтожена критиками. Более одобрительно были встречены «Двенадцатая ночь», «Сверчок на печи», “Doublemaker-Troublemaker” и «Король Лир», которые игрались по школам и клубным площадкам Америки в 1940-1942 гг. В 1941 г. Чехов прочел в Нью-Йорке цикл из 14 лекций для профессиональных актеров, а в 1942 г. впервые выступил на английском языке с «Вечером рассказов А. Чехова».
Последний период своей жизни (1942-1955) Чехов провел в Голливуде, где снялся в 11 фильмах, в основном в ролях добросердечных стариков. Среди его наиболее интересных ролей в кино — профессор-психиатр в фильме А. Хичкока “Spellbound” (1945), за которую актер был выдвинут на премию «Оскар», и неудачливый балетный импресарио в картине Бена Хехта «Призрак розы» (1946). Любимой ролью самого Чехова была роль еврейского отца в фильме «Ирландская роза для Эбби» (1946). В своих письмах к М. Добужинскому актер признавался, что он окончательно разочаровался в системе голливудских студий и тамошнем образе жизни. Сам Чехов жил в уединении в небольшом коттедже на берегу океана с женой Ксенией и собаками. Свою страсть к работе Чехов реализовывал в педагогике. В доме Акима Тамирова он давал частные уроки таким голливудским звездам, как Юл Бриннер (ранее учившийся у него в театре-студии), Джоан Колфилд и Грэгори Пек. Последней работой Чехова стал «Ревизор», поставленный им в Лаборатории актеров в Лос-Анджелесе в 1946 г. с Морисом Карновским в главной роли. На основании этих занятий 1941— 1942 гг. возникло несколько книг, изданных в США: «К актеру», где основное внимание уделялось «психологическому жесту», ее продолжение — «Режиссеру и драматургу» и «Уроки для профессиональных актеров». В 1980 г. Беатрис Стрейт и Роберт Коль создали в Нью-Йор?ке Студию Михаила Чехова, где занятия велись бывшими учениками Чехова. Позднее в Лос-Анджелесе возник Центр изучения творчества Чехова, созданный Эдди Гровом.
В наследии Чехова особое место принадлежит его мемуарам «Путь актера», написанным, когда автору было 36 лет (М. , 1928), и книге «О технике актера» (на русском языке издана в 1946-м, на английском — в 1953 г., США).

С. Курач, Л. Сенелик, из книги «МХАТ. 100 лет»
>  25 августа
Открытие 119 сезона
119-й сезон Московского Художественного театра имени А. П. Чехова открывается 30 августа спектаклями «Юбилей ювелира» на Основной сцене и «19.14» на Малой сцене.

30 августа в 14.00 состоится сбор труппы Московского Художественного театра. Художественный руководитель МХТ Олег Табаков объявит планы на будущий сезон.
>  23 августа
Ищем педагога по этикету
Московскому Художественному театру имени А. П. Чехова для репетиций спектакля «Гордость и предубеждение» необходим педагог по этикету. Справки по тел.: (495) 692-6253.
>  18 августа
Абонементы на октябрь
Уважаемые зрители!

В продажу поступили абонементы на октябрь 2016 года:

Зарубежная драматургия
09.10.2016 Макбет
14.10.2016 Контрабас
18.10.2016 Трамвай «Желание»

Партер: 5 ряд — 7.000 рублей
Партер: 12 ряд — 5.200 рублей
Амфитеатр: 2 ряд — 3.150 рублей
Бельэтаж: 2 ряд — 4.200 рублей
Балкон: 1 ряд — 2.400 рублей

Русская классика
06.10.2016 Дворянское гнездо
24.10.2016 Последняя жертва
28.10.2016 Обрыв

Партер: 5 ряд — 5.000 рублей
Партер: 12 ряд — 3.500 рублей
Амфитеатр: 2 ряд — 2.300 рублей
Бельэтаж: 2 ряд — 3.900 рублей
Балкон: 1 ряд — 1.750 рублей

Современная форма
17.10.2016 Идеальный муж. Комедия
21.10.2016 Бунтари

Партер: 5 ряд — 5.500 рублей
Партер: 12 ряд — 4.500 рублей
Амфитеатр: 2 ряд — 2.250 рублей
Бельэтаж: 2 ряд — 3.200 рублей

>  17 августа
С днём рождения, Олег Павлович!


В день рождения Олега Табакова Московский Художественный театр желает ему — своему артисту, художественному руководителю, реформатору и движущей силе — то, чего он, по его признанию, всегда желает себе сам: здоровья, терпения, сил и успеха. И, конечно же, радости. С днём рождения, дорогой Олег Павлович! Многие лета!

С любовью и благодарностью,
Ваш МХТ 
>  10 августа
115 лет со дня рождения Николая Хмелёва


115 лет назад родился актёр, режиссёр, народный артист СССР Николай Павлович Хмелёв (1901-1945).

Сын заводского мастера из Сормово, Николай Хмелёв в 1919 г. поступил во Вторую студию МХТ; в первые годы искал экспрессионистских резких тем и форм в ролях «злодеев» (Шпигельберг в «Разбойниках» Шиллера, Ушаков и Бирон в «Елизавете Петровне» Д. Смолина). Самолюбивый и сомневающийся в себе, трудный в контактах, он был воспринят как одна из самых интересных фигур «второго поколения» после первых же ролей (старик Марей, «Пугачёвщина», 1925; Силан, «Горячее сердце», 1926). Это положение закрепилось за ним после роли полковника Алексея Турбина («Дни Турбиных», 1926). Сохраняя связь с традицией МХТ — «театра живого человека», Xмелёв придавал сценическим образам предельное напряжение и чёткость; искал то, что он сам парадоксально определял поставленным перед собой вопросом: «какой у меня здесь балет». Его решения отличались продуманностью и внезапностью, он был свободен в выборе стилистических средств и душевных тонов. Он любил смену задач. Он разрабатывал неожиданно мягко и насыщал психологическими нюансами набросок фигуры большевика Пеклеванова в «Бронепоезде 14-69» Вс. Иванова (1927). Он играл в «Дядюшкином сне» по Достоевскому (1929) князя К. — существо механическое, разлаженное и несчастное, с вывихнутыми и причиняющими боль шарнирами. В «Растратчиках» Катаева (1928) он гениально репетировал кассира Ваничку — простака, подхваченного волной поэзии, нарастающим ритмом авантюры; при изменившемся распределении ролей он нашел жёсткую краткость штриха для инженера Шольте, растратчика холодного и чующего близкий край своего приключения. В один и тот же год (1935) он нашёл своего обречённо-светлого, вопреки всему исповедующего мир, царя Фёдора и сыграл прокурора Скроботова во «Врагах» Горького, донося не только разницу человеческих характеров, но разницу эстетики и философии двух полярных спектаклей, равно важных в репертуаре МХАТ в 30-е годы. Сторожев в «Земле» Вирты и Каренин в «Анне Карениной» (обе роли — 1937), с их резким, непререкаемым идейным чеканом, — и тотчас вслед за ними Тузенбах в «Трёх сестрах» (1940), роль, пронизанная неуловимым лиризмом и построенная на точности физического состояния (предвкушение праздника в II акте, мягкий зимний вечер, теплый снег, под которым Тузенбах ждал на улице, чтобы проводить Ирину со службы домой; предчувствие смерти в IV акте, бессонная ночь, желание взбодриться — «я сегодня не пил кофе»). Вл. И. Немирович-Данченко согласился, что именно Хмелёву должна быть отдана роль Астрова в задуманном в 1940 г. «Дяде Ване»: сильный ум, суммирующий свое объективное бессилие, — он мог это сыграть остро и мощно. Драмы ума были вообще его сферой. Долгие годы его мечтой был Гамлет, он начинал эту работу с Немировичем-Данченко, пока по логике эпохи режиссёр не сменил толкование образа героя — вместо трагического приключения мысли, идущей по лабиринтам реальности, в центр вставала энергия сопротивления, способность обнажить шпагу, и роль перешла к Б. Н. Ливанову (которому так же не суждено было ее сыграть). По обстоятельствам военного времени Xмелёву пришлось перед выпуском «Кремлёвских курантов» сменить М. М. Тарханова, репетировавшего роль инженера Забелина: в отличие от героя Тарханова — русского ученого из самородков, озорника и юрода — его герой был петербуржцем, наследником культуры, логику гибели которой он мучительски заставлял себя постигать на площади перед Иверской, на здешнем пугливом, глумливом торжке.
Xмелёв тяготел к режиссуре (был травмирован прекращением его работы в МХАТ над «Первой Конной» Вс. Вишневского, 1930). Создал собственную студию в 1932 г. В 1937 г. она слилась со Студией им. Ермоловой, образовав Театр им. Ермоловой, которым Xмелёв руководил до конца жизни. Режиссировал в МХАТ («Фронт», 1942, «Русские люди», 1943, «Последняя жертва», 1944). Был членом руководства (так называемых «шестёрки» и «пятёрки») ещё при жизни основателей театра. Принял на себя ответственность за труппу в годы войны, когда Немирович-Данченко был в эвакуации в Тбилиси. После смерти Немировича-Данченко в 1943 г. Xмелёв стал художественным руководителем МХАТ (директором стал Москвин). Его выдвижение так же было предопределено его дарованиями, как и особым к нему отношением И. В. Сталина: Сталин восхищался его Турбиным, его Карениным — после «Анны Карениной» Xмелёву, как и А. К. Тарасовой, в нарушение обычного порядка присвоения почётных званий, сразу «дали народного СССР».
Последней его актёрской работой был Иван Грозный в трагедии А. Н. Толстого «Трудные годы». Умер в театре в день генеральной репетиции. 

Инна Соловьёва, «МХАТ. 100 лет»
>  10 августа
115 лет со дня рождения Вадима Шверубовича


10 августа исполняется 115 лет со дня рождения легендарного сотрудника постановочной части МХАТ, педагога, заслуженного деятеля искусств РСФСР Вадима Васильевича Шверубовича (1901-1981).

Сын Василия Качалова и Нины Литовцевой, Вадим Шверубович был в детстве и отрочестве любимым воспитанником Леопольда Сулержицкого, от которого, как и от родителей, на всю жизнь воспринял благородство принципов, способность брать на себя обязанности других, демократизм, верность своему слову. Высшего образования Шверубович не успел получить в силу обстоятельств: ушел в 18 лет добровольцем в Белую армию, а после тифа начал работать как помреж и сотрудник постановочной части «качаловской группы», гастролировавшей с 1919 по 1922 г. по югу России, а затем за границей. Те же обязанности были на него возложены Станиславским и во время зарубежных гастролей воссоединившегося в Москве Художественного театра (1922-1924).
С 1932 г. Вадим Шверубович — заместитель заведующего, а затем заведующий постановочной частью МХАТ (в 1926-1930 — зав. постановочной частью Ленинградской академической драмы, в 1930-1932 гг. — Студии Малого театра). Оба основателя, как и все «старики» МХАТ, видели в нем одного из тех строителей театра, которым он обязан мировой славой. К этому были все основания. И. Я. Гремиславский и В. В. Шверубович превратили постановочную часть театра из вспомогательно-служебной в творческую, а постановочную технику возвели в степень искусства.
Как работник МХАТ Шверубович с начала Отечественной войны имел бронь, но ушел в ополчение. Под Вязьмой попал в плен. Его дальнейшая эпопея включает побег из лагеря, переход через Сен-Готар в Италию, где его спрятали в одном из горных монастырей монахи-бенедиктинцы, участие в итальянском антифашистском Сопротивлении на севере страны. После победы он работал в резервации бывших военнопленных в Модене, где его по запросам отца разыскали; он получил бумаги для возвращения на родину, но с пограничной станции был немедленно отправлен в другой лагерь — советский. Ограбленный до нитки, в рубище из мешковины, истекающий кровью от дизентерии и побоев, он был чудом вновь найден и после десятидневного допроса на Лубянке вернулся наконец домой и на работу в МХАТ. 
С 1946 г. начал театрально-педагогическую деятельность в Школе-студии, где с 1954 г. возглавил постановочный факультет после кончины его основателя Гремиславского. Он был одним из создателей вышедшего из недр Школы-студии театра «Современник».
Незаурядный литературный дар Шверубовича открылся в мемуарных книгах «О людях, о театре и о себе» (1976) и «В старом Художественном театре» (посмертное издание, 1990). Автобиография как бы сливается здесь воедино с биографией Художественного театра. Подкупает живость намеренно «нелитературного», «разговорного» повествования. Уникально его проникновение во внутренний творческий мир Качалова. Перу Шверубовича принадлежит едва ли не самый живой портрет Станиславского: всего на нескольких страницах книги — восприятие духовной квинтэссенции и мирового значения его знаменитой «системы».

Виталий Виленкин, «МХАТ. 100 лет»