ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Один день из жизни русских эмигрантов

Алла Шевелева, Известия, 7.02.2012
Режиссер Константин Богомолов выпустил новый спектакль. Для постановки в МХТ им. А. П. Чехова он выбрал пьесу Владимира Набокова «Событие».

Набоков писал «Событие» в 1938-м, когда нацизм набирал обороты. Через каких-то два года после публикации пьесы в парижском журнале «Русские записки» писатель с семьей эмигрировал из Франции в Америку, спасаясь от коричневой чумы.

Для Богомолова исторический контекст «События» важен в первую очередь. Несмотря на то, что на дворе 1937 год, герои мхатовской постановки живут в замкнутом мирке своих страстей, не замечая, как стремительно меняется мир. 

Семья русских эмигрантов — художник Трощейкин (приглашенный на эту роль из Ленкома Сергей Чонишвили) и его супруга Любовь (Марина Зудина) прозябает в провинциальном немецком городе. Они вяло изменяют друг другу, стараясь лишний раз не вспоминать про смерть ребенка и про крайне неприятный случай, который произошел с ними шесть лет назад. Бывший возлюбленный жены пытался застрелить обоих, за что был осужден. Своим названием пьеса обязана внезапному известию — злополучный неудачник-убийца досрочно освобожден и находится в городе.

Опасаясь мести, герои проводят сумасшедший день, во время которого успевают подвести неутешительные итоги своей жизни. Она, как водится в русских пьесах, оказывается проигранной.

За мнимой простотой сюжета скрываются сложные смыслы. В который раз Богомолов исследует механизм разрушения, разложения, возникающий в обществе, как болезнь. В петербургском спектакле «Лир», например, он на все лады обыгрывал образ раковой опухоли, символизирующей тоталитаризм. В прологе «События» обращается к немецкой довоенной хронике.

На сцену проецируются архивные кадры: солнечный день, праздничное шествие, танцевальная площадка с счастливыми парочками, пышущие здоровьем девушки-бегуньи — идиллическая картинка, на которую смотришь с содроганием: весь этот праздник жизни разворачивается под фашистскими знаменами, а улыбчивые герои носят повязки со свастикой.

Гости, приходящие в дом Трощейкиных, благодаря страшному гриму напоминают героев картин Эдварда Мунка или Отто Дикса. Предчувствие беды подспудно возникает, и когда вслушиваешься в остроумные набоковские диалоги, и когда наблюдаешь за «негромкой» игрой Марины Зудиной, Игоря Верника, Наташи Швец и жемчужины спектакля — Александра Семчева, исполняющего роль матери главной героини, дамской писательницы Антонины Павловны. Но главным героем постановки становится тревожное ожидание, повисшее в воздухе. Вспоминаются праздные герои чеховских «Трех сестер», которым их скучная жизнь показалась бы раем в сравнении с предстоящей революцией.

С виду более строгий, чем «Лир», спектакль «Событие» — пример классического реалистического театра. Где бытовая подробность декорации — от мебели в стиле модерн до рамочек на стенах (художник — Лариса Ломакина) — лишь ширма, за которой прячется жутковатая театральная условность. Или истинная правда жизни.