ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Мария Федосеева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Олег Табаков, Анатолий Смелянский, Кирилл Серебренников о проекте «Французский театр. Впервые на русском»

Художественный руководитель МХТ им. А. П. Чехова Олег Табаков:

Этот год объявлен годом России-Франции. Для Художественного театра эта политическая акция имела важные последствия. Возникла идея: впервые в истории МХТ представить московской публике пять интересных французских пьес, прочитанных пятью французскими режиссерами вместе с русскими артистами. “Stage reading” — так это в мире называется — давно принятый способ проверки пьесы на художественную прочность. Именно этим в течение двух месяцев мы и займемся на Новой сцене МХТ. Мы приостановили собственный репертуар Новой сцены, обеспечили всех режиссеров подобающим актерским составом и постановочной бригадой. В этих «действенных читках» участвуют не только молодые актеры, но и ведущие артисты Художественного театра. На что я рассчитываю в связи с этим проектом, как теперь любят говорить? Рассчитываю, что лучшая пьеса (или пьесы) откроют для нас современную французскую драматургию и, может быть, станут частью мхатовского репертуара. Актерам и нашей публике иногда весьма полезно вспоминать, что есть мировая драма и мировой театр (и французский театр в нем один из самых заманчивых). Как сказано в пьесе Горького «На дне»: «земля-то не вся в твоем участке поместилась». Эту реплику хочу напомнить и тем, кто придет к нам на наши пробы.
Наверное, они у кого-то вызовут восторг, у кого-то — негодование. Когда открываются культурные шлюзы, когда современная драма представляет современную жизнь в ее существе, следует ожидать сюрпризов и не бояться их. Я и не боюсь. Я не знаком с французскими режиссерами, я даже не все пьесы еще прочитал, не желая стеснять свободу тех, кто отвечает за эту акцию. Просто в финале каждой работы приду смотреть: а что там французы думают про современный мир, а как наши актеры способны в этот мир погрузиться? Мне это самому интересно, и потому я предложил мхатовскую сцену для сей прекрасной затеи с непредсказуемым результатом.


Ректор Школы-студии МХАТ, куратор проекта Анатолий Смелянский:

Сценическому чтению пяти французских пьес предшествовала огромная подготовительная работа. Надо было, чтобы вышел том переводов новой французской драматургии, надо было отобрать пьесы, которые были бы интересны в России и были бы интересны тем французским режиссерам, которые согласятся работать в ударные сроки с нашими артистами. Надо было договориться с актерами Художественного театра (тут ведь никто никого не принуждал). Надо было мобилизовать студентов Школы-студии (здесь было легче, потому как мотор всей этой затеи, Кирилл Серебренников, одновременно ведет актерско-режиссерский курс в нашей Школе). В конце этого долгого пути мне пришлось вместе с вышеупомянутым Кириллом отправиться в Париж для встречи с пятью французскими режиссерами, которые теперь уже начали осуществлять этот проект в Москве. Разговаривали целый день, обсуждали пьесы, показывали им наших актеров, вооружившись огромным количеством фото- и видеодокументов (слава изобретателю iPad'а). Режиссеры эти очень разные, как и пьесы, которые они избрали.
Кто-то из них ставил выбранную пьесу во Франции, кто-то не ставил. Кто-то приедет в Москву вместе с драматургом, чтобы сделать уникальную русскую версию текста вместе с нашими актерами. Уверен, тот, кто придет на все пять «читок», ощутит напряжение нынешней театральной жизни Франции. И увидит наших актеров, которым будет предложено совсем не дежурное меню современной французской драмы, взятой в ее высших, часто болевых точках.
Несколько недель назад, когда проект вошел в финальную стадию, мы устроили телемост Париж — Москва, где действующие лица этой истории впервые увидели друг друга воочию. Стало ясно, что нам предстоит совсем не формальная совместная работа в Москве.


Руководитель проекта Кирилл Серебренников:

Этот проект во многом возник от ощущения чувства несправедливости. Очень часто мы, надуваясь от собственной важности, называем себя частью единого культурного европейского пространства. Но при этом вопрос: кого из современных французских людей театра (драматургов, режиссеров) мы знаем? — заставляет стыдливо опускать глаза. А ведь в последние десятилетия сложилось целое поколение авторов со своим голосом, с «лица не общим выраженьем». Наш проект «Впервые на русском» — попытка узнать что-то новое про современный французский театр.
Для меня важно, что режиссеры, которые участвуют в проекте — люди моего поколения. И выясняется, что нас волнуют одни и те же проблемы, мы задаемся похожими вопросами. И ответы на эти вопросы мы ищем, как в классических текстах, так и современных, создающихся прямо на наших глазах online (работа Бобе-Шено).
Мы хотим представить публике имена драматургов, многих из которых смело можно назвать классиками мирового театра, но чьи пьесы не шли на нашей сцене. Почему эти пьесы не стали частью русского репертуара? Какие-то — например, Копи — возможно, из-за того, что в них действуют персонажи, которых традиционно «целомудренный» русский театр старался обходить стороной. Другие — скажем, Лагарс — не были востребованы из-за интенсивности мысли, приходящейся на страницу текста, и сложности драматургической формы. Третьи — Дюрас, Жене — из-за парадоксальности языка, кажущегося неразрешимым ребусом, и непривычности героев, которых, используя навыки русской театральной школы, непонятно как играть. Пьесы и авторы, которых мы выбрали, находятся в «зоне риска». Не понятно как к ним отнесется русская публика. Восторженно примет или, напротив, гневно отвернется от них. Но с другой стороны, почти все великие авторы, особенно это относится к французам, начинали со взрыва табу, с решительного сдувания сценической пыли, с очищения театральных «авгиевых конюшен». В лучших французских театральных текстах всегда присутствует мечта о свободе, яростная попытка понять что-то важное о человеке и огромная нежность, уважение, любовь к этому человеку. Когда читаешь подобную драматургию, думаешь, как же несправедливо, что эти пьесы приходят к нам только сейчас. А что было бы, если б русский театр открыл и присвоил их, сделав частью нашей культуры, много десятков лет назад!?
«Впервые на русском» — старт целой серии театральных проектов. В этот раз он имеет подзаголовок «Французский театр». Я надеюсь, что за ним последует театр английский, немецкий, итальянский. .. куда только не уведет нас наше любопытство!..