ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Художественный руководитель — директор МХТ им. Чехова Олег Табаков: «Если я никогда раньше не крал, с чего бы мне вдруг на старости лет дебютировать?»

Елена Ямпольская, Известия, 19.07.2009
Московский Художественный театр закрыл свой 111-й сезон. Для Олега Табакова в качестве худрука — девятый, предпоследний. И, наверное, самый тяжелый. В стенах драматической святыни, при Табакове реконструированной и обновленной, благодаря ему ожившей и протрезвевшей грянул финансовый скандал. По обвинению в попытке сокрытия 36 миллионов бюджетных рублей были арестованы три сотрудника театра, включая первого заместителя директора. Двое остаются под стражей до сих пор.

Автограф Олега Павловича на незаконных документах отсутствует — право первой подписи было передоверено заместителю. Но удар-то все равно пришелся по нему — по Табакову. Если знаешь его хоть немного, если приходилось слышать из благодарных уст, как заботится он о стариках труппы, как всегда подкармливал и одевал своих учеников, как вместе с Авангардом Леонтьевым восстанавливает разбросанные по свету мхатовские могилы, — понятно, сколь нелегко дается ему сегодня внешнее спокойствие. От комментариев на больную тему худрук МХТ отказывается, однако для «Известий» — информационного партнера театра — сделал исключение. С Олегом Табаковым встретилась заместитель главного редактора Елена Ямпольская.

«Человек мужского пола должен преодолевать свои слабости»

вопрос: Начнем с самого неприятного. 36 миллионов, как известно, нашлись, никуда их из государственного кармана не увели, однако осадок остался, люди сидят. Что вы можете сказать?

ответ: Правонарушение трех сотрудников административно-художественной части нашего театра расследуется. По существу всё изложено в заявлении на сайте МХТ — ни прибавить, ни убавить. Могу только выразить сожаление, что следствие длится неожиданно долго. Сама понимаешь, нормальной работе театра это не способствует.

в: Театральный народ шепчется, будто бы громкий скандал понадобился кому-то с целью «свалить» Табакова…

о: Не стану это обсуждать. Не вижу смысла.

в: За репутацию Художественного театра обидно…

о: Обидно, очень. Думаю, такого рода нарушения имеют место в огромном количестве трудовых коллективов на российских просторах. Но, когда подобное случается в театре, возникает эффектный ассоциативный ряд: ага, мол, и у них всё как у людей!.. На это могу только отослать к Александру Сергеевичу Пушкину. «Он мал, как мы, он мерзок, как мы! Врете, подлецы: он мал и мерзок — не так, как вы - иначе»…

в: Знаю, что предпринимались попытки освободить арестованных сотрудников МХТ из-под стражи на время следствия. Действительно, какой смысл держать в камере людей, социально не опасных? Однако кассация по этому вопросу была отклонена…

о: На их освобождении настаивал следователь. Однако его поправил судья. Вероятно, не увидев существенного продвижения в деле за последние два месяца. Человеческие обстоятельства также не изменились: у одного из арестованных жена как была беременна двойней, так и осталась. У другого как были двое больных детей, так и есть. Логика судьи понятна: если два месяца тому назад вы настаивали на аресте, то почему сегодня надо изменить меру пресечения? Во всяком случае, так мне представляется. Но опять-таки: поскольку я из другого ведомства и даже ни разу в своей жизни судей не играл, от дальнейших комментариев уклонюсь. Хотя, на мой взгляд, то, что произошло с сотрудниками МХТ, — пример немотивированной жестокости в отношении меры пресечения. 

в: Насколько я понимаю, к вам лично у правоохранительных органов претензий нет. Однако уже возникают публикации, в которых ваши друзья и ученики требуют оставить Табакова в покое…

о: Скажу одно: я был назначен директором «Современника» в 1970 году — после ухода Олега Николаевича Ефремова в Художественный театр. С тех пор, то есть уже 39 лет — распоряжаюсь бюджетными средствами. И если все это время государственных денег не крал, то с чего бы мне вдруг на старости лет дебютировать на столь непривлекательном поприще?

в: Вы сейчас оскорблены, злы, растерянны? Не было соблазна бросить всё и уйти — за год до окончания контракта?

о: Соблазн был. Но я быстро понял, что это слабина. Я ведь после инфаркта встал. И когда Гришин придушил мою студию на Чаплыгина — тоже удержался… На то я человек мужского пола, чтобы слабости свои преодолевать. С одной мотивацией: существует ответственность за людей, которых ты куда-то ведешь. Ради них надо иметь мужество забывать о себе.

в: Но, думаю, хоть малая польза от этой истории да будет: теперь мимо вас ни одна финансовая бумажка не проскочит. 

о: Это точно.

в: Кстати, я интересуюсь: а по какой статье списываются затраты на спектакль, который был доведен до премьеры — пошиты костюмы, сделаны декорации, но вы как худрук эту работу не приняли?

о: Статья естественная. Списывается как некачественный продукт. Если спектакль нехорош, зачем же обманывать публику и наносить себе репутационный ущерб? Затраты эти компенсируются: процент посещаемости в Московском Художественном театре по-прежнему 99 с какими-то долями. И это на фоне общего снижения зрительского интереса к театру. А учитывая, что средняя цена спектакля, прокатываемого на Основной сцене, — миллион рублей… Нет, не миллион, 850 тысяч…

в: «Цена» — значит кассовый сбор со спектакля?

о: Да. Такие показатели дают нам право — и обязанность — не выпускать продукцию низкого качества.

в: Последний вопрос, имеющий отношение к финансам. Что это за история с поселком «Кино» в Истринском районе Подмосковья? Говорят, вы собирались ставить там дом, но строительная компания вас обманула, «нагрела» на серьезную сумму…

о: Да ну, что это за тема для разговора? Мало ли воров и злоумышленников в системе строительства? Хвастаться тут нечем: вроде бы старый человек, опытный, надо было предусмотреть возможную жуликоватость строителей. Всё это затевалось, когда только-только должна была родиться Мария Олеговна, и чтобы ей было где дышать воздухом, я действительно замыслил построить дачу…

в: По Рунету разошлись фотографии великолепного коттеджа — якобы тоже вашего, но, насколько я понимаю, это дом Антона Табакова.

о: Так меня же зовут на «о», а его на «а»…

в: Вы прямо как партизан на допросе.

о: Я много раз в своей жизни влюблялся. Но ты ведь ничего не знаешь об этом?

в: Как вам сказать? Кое-что…

о: И все-таки — очень немного. Так вот, отнесись к моей скрытности как к особенности характера..

в: Не отнесусь. Более того, чтобы пресечь дурацкие сплетни, спрошу прямо: Олег Павлович, у вас есть дача или нет?

о: Нет.

в: И где же ваши ребята — Павлик и Маша — воздухом дышат?

о: У меня есть еще одна квартира в Москве, на Покровке. Я ее сдаю и на эти деньги снимаю четверть дома в оздоровительном комплексе ОАО «РЖД».

«Конечно, Альмавива помоложе меня…»

в: Слава Богу, проза исчерпана. Обсудим итоги сезона в МХТ?

о: С творческой точки зрения, картина разнообразная. Хотя, надо признать, это был не самый удачный сезон из тех девяти, что я провел здесь в качестве руководителя. Но - справедливости ради: ведь так не бывает, чтобы все сезоны были одинаково удачными. Есть радости — они связаны и с серьезной работой Кирилла Серебренникова над «Трехгрошовой оперой», и с «Пиквикским клубом» Евгения Писарева…

в: Вы считаете этот спектакль состоявшимся?

о: Замысел достаточно серьезный. А реализация, на мой взгляд, еще не завершена, работа продолжается… «Киже» — опять-таки Серебренникова — умно, печально, интеллигентно.

в: Я бы хотела про «Пиквикский клуб» поговорить особо. При всей симпатии к Евгению Писареву, при всей радости от его «Конька-Горбунка», возникает впечатление — и оно не только с Женей связано — что общий дефицит режиссуры обеспечивает молодым чересчур тепличные условия. Люди быстро привыкают ставить спектакли на Основной сцене Художественного театра. Трепета у них нет. Чувства глобальной ответственности.

о: Не согласен. Что касается «Пиквика», Женя серьезно мыслит, все трезво оценивает, все понимает. Легкомысленного отношения к театру я бы не допустил. Там наличествуют другие ошибки — были разночтения с назначением на роли, с одной стороны. С другой — очевидна культура пространственного мышления, что меня радует. Есть огрехи в долговременности веры в предлагаемые обстоятельства, есть длинноты… Помощник режиссера Художественного театра Владимир Баталов, вводя какого-то актера в старый, станицынский спектакль, объяснял: «Видите ли, это пьеса о крушении идеализма в Англии. Ваш выход из левой кулисы». Так вот, в процессе работы надо больше думать о крушении идеализма, нежели о функциональности выхода из той или иной кулисы…

в: Принесла ли вам какие-то приятные эмоции работа в «Женитьбе Фигаро»? Почему вы решили поддержать этот спектакль своим весом и согласились сыграть Альмавиву?

о: Это была настойчивая просьба, а затем и требование режиссера Богомолова. Я предлагал меня заменить.

в: Неужели от вас можно чего-то требовать — это раз? И не слишком простое слагаемое успеха — вывести на сцену Табакова?

о: Думаю, какой-то вклад в серьезность прочтения этой пьесы я внес. Не могу сказать, что очень доволен своей работой, но, думаю, как ни смешно, я опять вышел сухим из воды. Потому что отдельные повороты логики моего персонажа, от которых испытывает радость зритель, в предыдущих прочтениях отсутствовали.

в: Вам не было неловко от того, что вас опять выталкивают на сцену в качестве пожилого ловеласа?

о: Конечно, Альмавива помоложе меня, и этот факт был основным аргументом в спорах с режиссером. Но, знаешь, я так воспитан Олегом Николаевичем Ефремовым: если надо подставить плечо, — подставляй.

в: Совсем примитивно формулирую вопрос: не надоело ли вам приударять на сцене за молодыми девицами?

о: Я и в жизни-то, как ты догадываешься, в зрелом возрасте произвел «смену караула». Результаты довольно положительные — старшему ребенку 14 лет, младшей три года исполнилось…

в: В этом вопросе главное — вовремя остановиться. Я имею в виду сценический имидж.

о: Некоторым актерам Художественного театра бывало сильно за семьдесят, а играли они героев, не достигших тридцати. Другое дело, я полагаю, что и один, и другой театры — и МХТ, и «подвал» — несколько виноваты передо мной — актером. Я по-прежнему умею делать кое-что, чего другие не умеют. И это надо реализовывать — в интересах дела.

в: Так ведь хозяин — барин, разве нет?

о: Нет, я другой этики человек. Если бы я стоял на этих позициях, знаешь, что бы тут было? «Эрик XIV», Сухово-Кобылин, Замятин, Андрей Белый…

в: Кому от этого было бы хуже, интересно?

о: Это не постановка вопроса.

в: Это постановка вопроса.

о: Нет. Давай отталкиваться от того, что, придя сюда, я регламентировал: «Я никогда ничего не буду здесь ставить. Я не буду таскать во МХАТ пьесы с главными ролями для себя и для своей жены». И это до сих пор дает мне право строго и серьезно судить чужие работы.

«Не сделаю я - никто не сделает»

в: Когда начнет функционировать Школа для особо одаренных детей при «Табакерке»?

о: 1 сентября я ее не открою. Дай Бог, чтобы 1 декабря. Существуют разные бюрократические препоны. Зато это даст нам возможность продолжить отборочный тур и запустить руку дальше. Уже охвачены Липецк, Саратов, Санкт-Петербург, Москва, Новосибирск. В октябре у нас в планах Смоленск, Самара, Ростов-на-Дону, Омск, Иркутск.

Школа или «колледж», как ее называют в официальных бумагах, — это попытка снять сливки дважды. Сначала при приеме девятиклассников, затем при передаче выпускников в Школу-студию МХАТ либо при раннем дебюте, что является уникальным подарком судьбы. Будь ты хоть племянница царя, хоть любовница главного режиссера, жена секретаря парторганизации и вообще дочь министра культуры, поющая в хоре, — это ни с чем несопоставимо. С чем можно сравнить тот факт, что Женя Миронов вышел на профессиональную сцену в 19 лет? И Сережа Безруков — в том же возрасте…

в: И как вам первые сливки? Сколько ребят предварительно отобрано по пяти городам?

о: Уже есть 57 человек. Половина того, что нужно. Я рассчитывал: соберем 120, и - при конкурсе пятеро на место — 24 ученика наберем. Сам я видел пока только ребят из московского набора. Замечательный поющий парень из школы Галины Павловны Вишневской. Девочка чудесная, рыженькая… В Саратове, говорят, двое есть. В Липецке — полтора… Господь Бог, пролетая над просторами нашей необъятной родины, разбрасывает дарования с прежней интенсивностью.

в: Я читала, что ажиотажа особого не было. В Питере всего двадцать человек пришло на конкурс. Хотя шанс, конечно, уникальный.

о: Это очень непривычно — после девятого класса отправить ребенка в Москву. Мышление у людей пока инерционное. Ну, ничего. Я уже договорился с Олегом Добродеевым и Константином Эрнстом о телевизионной поддержке этого дела. Вот и из статьи в «Известиях» люди получат информацию. .. В октябре я постараюсь в два города сам приехать — скажем, в Иркутск и в Ростов-на-Дону…

в: Повторим еще раз: обучение в вашем колледже бесплатное.

о: Да. Учащиеся будут жить, питаться, лечиться на деньги московской мэрии. И даже получать некоторую стипендию. 

в: Но как вы собираетесь за ними приглядывать? К каждому приставите по дядьке?

о: Я понимаю всю ответственность за развивающихся особей. Во всяком случае, там круглосуточно будут находиться взрослые. Как их ни назовите — дядьки, классные дамы… Трудностей много, дело живое, его еще надо родить. Знаю одно: не сделаю я - никто этой работы не сделает.

в: Сказать, что в России не хватает актеров, язык не повернется. Видимо, каких-то конкретных актеров не хватает?

о: Не хватает актеров, умеющих работать паровозами. Я уже девять лет не преподаю в Школе-студии МХАТ. На протяжении этих девяти лет я трижды брал в труппу МХТ и «подвала» выпускников Школы-студии…

в: И к каким пришли выводам?

о: Что надо снова браться за преподавание. Одно дело — когда ты учишь для себя. И другое — когда учит кто-то для чужого дяди.

в: Неужели можно делать работу плохо, если не для себя? Какая-то кулаческая психология. ..

о: Может быть. Я вообще-то из землевладельцев. Но на самом деле это психология совестливого пожилого человека, который по-прежнему показывает стабильные результаты в избранной профессии. В среднем раз в три дня я выхожу на сцену и не часто зрителя подвожу. Ощущение взятых перед публикой обязательств распространяется и на моих учеников.

в: И вы собираетесь лично в колледже преподавать?

о: Ну, ты смешная! А зачем, по-твоему, я все это затеял?

в: Да когда вам?!

о: А когда читать? Я, например, только за последние три дня одолел шесть пьес. Плюс — книгу «Одиночество в Интернете».

в: В Сети… Такую, пардон, ерунду, как «Одиночество…», можно не читать вовсе. А остальное — по ночам.

о: По ночам надо спать. Чтобы утром работать. Отцы-основатели МХТ добирали актеров, искали, звали из провинции, прислушивались к советам, смотрели сами — они коллекционировали труппу. Если взглянуть на труппу Художественного театра сегодня, она выглядит неслабо, правда? Есть с кем работать. Учитывая еще, что при первой необходимости — запустил ручонку в «подвал» и цапнул, кого надо. Но всякий процесс коллекционирования неостановим. Это болезнь, род недуга.

"Купил своей дочке «Смешарики»

в: Вам не кажется, что актерская профессия за последние годы потеряла престиж? Какой конкурс был в этом году в Школу-студию?

о: Точно не скажу.

в: Ну, хотя бы примерно.

о: Примерно — это не серьезно.

в: Двадцать человек на место или триста, как бывало когда-то?

о: Думаю, посередине. Сейчас позвоним, выясним. .. Алло, это Табаков, добрый день. Будьте любезны, какой у нас конкурс был на актерский факультет? Благодарю…
Сто десять человек на место. Престиж профессии, я тебе скажу. разрушается практикующими актерами. У меня есть друг в Хорватии, я у него отдыхаю летом, и поскольку там времени свободного много, я включаю «ящик». Вижу: человек плохо играет. Смотрю три, пять минут, не выдерживаю, нажимаю на другую кнопку. Он и там плохо играет — но в другом костюме. Я - третью кнопку. Он и там, только с бакенбардами…

в: А своих учеников не наблюдаете среди тех, кто плохо играет по всем каналам — с бакенбардами и без?

о: Бог миловал. У них достаточно высок инстинкт самосохранения. 

в: У кого как. Например, у бывшей артистки «подвала» Анастасии Заворотнюк явно другие инстинкты…

о: Полагаю, она ушла, чтобы обрести свое призвание. Вряд ли ее дальнейшая судьба в «подвале» сложилась бы столь же ярко… Я ни с кем из своих актеров не веду душеспасительных бесед. Если приносят сценарий — могу прочитать, посоветовать что-то. Перед ними в театре ставятся нормальные серьезные задачи, и они различают, где the smell of cheese, а где the smell of shit. Снимающийся, скажем, в небольших ролях Михаил Хомяков выглядит на экране не только грамотно, но и умно. Даже хулиганящий в коммерческой стряпне Виталик Егоров бывает азартен, забавен…
Я думаю, все началось лет двадцать назад, когда была закуплена — совсем дешево — огромная партия мультипликационных фильмов. До того, актеры, которые озвучивали в России мультфильмы, — это была элита. Грибов, Яншин, Плятт, Папанов…

в: Табаков, Миронов, Калягин. Даже Райкин Аркадий Исаакович. ..

о: Раневская, Понсова, Зуева… А тут оказалось, что для озвучания этих трех тысяч фильмов денег нет — позвать умелых и талантливых. И решили: «числом поболее, ценою подешевле». Это был первый серьезный разрушающий профессию удар. Я вот купил дочке «Смешарики». Там один косит под Ию Саввину, а другой — под Эраста Гарина. Но, как говорится, много ниже труба, много жиже дым…
Да и на большом экране сейчас тоже не ах, как много фильмов, где достаточно высокие стандарты не только исповедуются, но и реализуются. Хотя все равно есть Хлебников, Попогребский, Звягинцев. Вдруг появляется «Дикое поле» Калатозишвили — мы даже не выдержали и премию Фонда Табакова ему дали в этом году, радуясь таланту и серьезности намерений. 

в: Вы сами серьезность намерений поддержали в «Мелодии для шарманки» Киры Муратовой. Еще что-нибудь «не пустяшное» намечается у актера Табакова?

о: Я сделал на радио запись «Анны Карениной» — читаю текст от автора и играю Алексея Александровича. Вполне допускаю, что буду играть старшего друга и экономического благодетеля молодого Антона Павловича Чехова в фильме Виталия Мельникова. Наверное, буду сниматься еще в одном фильме Иштвана Сабо. Приглядываюсь к Гарольду Пинтеру и, вполне возможно, сыграю в одной из его пьес — «Теплица» называется. Она никогда раньше в России не ставилась.
Наконец, на будущий год — 65-летие Победы. Отец мой отдал войне четыре с половиной года — с 17 июля 1941-го по 16 декабря 45-го. Я хочу сделать — не знаю, как это назвать — такой гордый плач. А за критерий взять письма Виктора Петровича Астафьева. Буду читать эти письма, буду читать «Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины»… Представь, если подряд — Исаковский, Твардовский, Берггольц, Ахматова, Слуцкий, Межиров… Вот это абсолютно применимо к нынешним выступлениям прессы в адрес театра: «Надо все-таки бить по чужим, / А она — по своим, по родимым… Недолет. Перелет. Недолет. / По своим артиллерия бьет». Конечно, у нас и сотой доли нет того серьеза…
Для меня, как, наверное, и для других, чье детство пришлось на Великую Отечественную войну, именно это — точка отсчета. Дорогое и незабываемое для меня время, когда человек человеку был в наибольшей степени друг, товарищ и брат. Когда меня — шестилетнего — подкармливала вся коммунальная квартира. Когда я - восьмилетний — приходя в палаты эвакогоспиталя 4157, где служила майором санитарной службы моя мама, пел для раненых: «В полевом боевом лазарете, где дежурили доктор с сестрой…». А лежачие больные начинали плакать и вытаскивать из тумбочек кусочки сахара, заначку риса с изюмом…. За это надо благодарить — всю оставшуюся жизнь.