ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Люби свою королеву

Елена Левинская, Театральная афиша, 22.04.2015
Такого Табакова еще не было. Выбрав для своего юбилея чувствительную пьесу-сказку про любовь до гроба, он под руководством режиссера Богомолова вышел на сцену МХТ с чем мать родила, в смысле – без нажитого мастерства, с одним талантом. И за полтора часа, без фирменных «лукавинок» и «живинок», практически не вставая со стула, раскачал зал до продолжительной овации. Герой британской пьесы – ювелир, который в молодости по долгу службы провел ночь в обществе юной королевы, и та обещала прийти на его 90-летие. Влюбленный ювелир за 60 лет ожидания успел жениться, вырастить сына, разбогатеть, разориться и наконец подошел к заветному дню на последней стадии рака, наняв сиделку, чтобы помогла не умереть до прихода любимой. Не надо вздрагивать, автор (дама, к тому же актриса), следуя современной западной тенденции, ратует за выведение наружу загоняемых в подкорку тяжких проблем человека (здесь – рак). Посмотри, говорит она своей пьесой, ты не один и смерть легка, ведь королева любит тебя.
Да нет, говорит Константин Богомолов, ты один, а нелегкая – на пороге. Поставлено не о частном случае рака – о конечности жизни. Терапевтический сантимент пьесы отброшен. Жилье ювелира лишено милого житейского хлама – один маленький женский портрет на стене. Холод стерильного пространства, пустота за окнами. Отрешенность космоса – и энергетически сильное присутствие актеров (ювелир, его жена, сиделка), лаконичных, почти неподвижных, лишь их тени по голым стенам. Сиделка (Дарья Мороз) бесстрастна, как ангел смерти. В памяти ювелира (на экране) всплывает все то же: тихий тет-а-тет в Букингемском дворце, трепетное танго, lipton в чашечках и ее удивительное лицо. Ювелир ждет.
Входит королева Елизавета. Или это жена ювелира, уставшая от безответной любви к мужу, нарядилась ею ради умирающего? Игра Натальи Теняковой блистательна – это, по науке, перформативный «принцип мерцания»: мы видим то королеву, то жену, то актрису-партнершу. А может, ювелиру явилась его прожитая жизнь? Или смерть? Седовласый господин в хорошем костюме спокоен и не похож на умирающего. Кого видит он, нам не узнать. Его взгляд обращен в себя. Но и так ясно: даже от долгой жизни перед лицом смерти остаются одно-два мгновенья да чье-то лицо в рамочке на стене.

Статья опубликована в журнале «Театральная афиша» (№ 5, 2015 г.).