ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Виктория Камалова
Карина Кондрашова
Людмила Таширева
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Торгующие во МХАТе

Роман Должанский, Коммерсант, 18.12.2003
МХАТ имени Чехова показал премьеру «Последней жертвы» Александра Островского — великой пьесы о любви и деньгах. В спектакле участвует мхатовский худрук Олег Табаков, и именно это назначение стало решающим: главным героем мхатовского вечера стал очень богатый купец Флор Федулыч. За метаморфозами пьесы следил Роман Должанский. 

Режиссер Юрий Еремин решительно изменил время действия пьесы Островского, причем не только эпоху, но и время года. «Последняя жертва» утеплилась и помолодела. Смена лета на зиму понадобилась в основном для красоты: искусственный снег в богатом академическом театре всегда выглядит очень выразительно. Когда актеры выходят на сцену, отряхивая волосы и пальто от белых хлопьев, сразу понятно состояние персонажа: попал в тепло с мороза, какие нужны еще обстоятельства. А уж если на фоне черных кулис и задника под музыку начинается густой, щедрый уличный снегопад, то жди аплодисментов. Чтобы чувство влажной зябкости не проходило, предусмотрели еще и видеопроекцию: на экране в глубине сцены все время показывают какой-нибудь городской пейзаж с непрекращающимся снегом.
Смена эпохи (действие перенесено из семидесятых годов позапрошлого века в начале прошлого) более осмысленна. Омолаживание пьесы лет эдак на тридцать радует зрителя мотивами ар нуво в оформлении спектакля (сценография Валерия Фомина явно вторит архитектуре самого Художественного театра), а персонажей «Последней жертвы» — сеансом синематографа в купеческом клубе. Впрочем, речь в спектакле идет уже не о купеческой, а о промышленной эпохе, о времени расцвета в России искусств и индустрии. По такому случаю кое-что к Островскому пришлось дописать, например, предложение богача Флора Федулыча осмотреть новый цех. Кое-что — вычеркнуть. Кстати, вымарали бы уж тогда упоминание певицы Патти и актера Росси: великая певица Аделина Патти к началу XX века была уже не в том возрасте, чтобы разъезжать с концертами, а великий актер Эрнесто Росси до изобретения кино не дожил. Вообще, пьесы Островского очень крепко укоренены в своей эпохе, и если уж решили пересаживать их, то надо действовать смелее.
Сам спектакль Юрия Еремина не отнесешь к числу выдающихся театральных сочинений. В нем немало банальных, проходных сцен и пока еще по-настоящему не сложился актерский ансамбль. Хотя пьеса Островского так написана, что в ней, кроме откровенно служебных, любая роль — подарок для актера. Если говорить об удачах, то это прежде всего прохиндеистая хлопотунья Глафира Фирсовна в исполнении Ольги Барнет (И зачем это госпожу Барнет во МХАТе столько лет насильно томили в героинях?) Запоминаются молодой Роман Кириллов (Дергачев), как всегда органичная Наталья Журавлева (старуха Михевна) и как всегда размашистый Игорь Золотовицкий (Салай Салтаныч). Досадно, что однокрасочными вышли очень смешно написанные Островским непутевый Лавр Мироныч (Валерий Хлевинский) и его дочка, мнимая богатая невеста Ирэн (Дарья Юрская). Но жальче всего, что никак не решен Сергеем Колесниковым игрок и повеса Вадим Дульчин. А ведь это вокруг него ломаются копья в пьесе, по нему сходят с ума женщины, ради него отваживается молодая вдова Юлия Павловна на ту самую «последнюю жертву».
Впрочем, только ли сильное чувство управляет Юлией? Актриса Марина Зудина добавляет своей героине гораздо больше практицизма и трезвого расчета, чем это принято традицией исполнения роли. Грубо говоря, задумывала сделку с одним мужчиной, а пришлось заключить другую, причем более выгодную. Бывало, кстати, что, вопреки Островскому, пьесу вообще обрывали на обмороке узнавшей об измене жениха Юлии и тем самым намекали на смерть героини, которая режиссерам-идеалистам казалась предпочтительнее вынужденного брака с богатым, но нелюбимым стариком Флором Федулычем. В сегодняшнем Московском художественном театре эта пара не только не смотрится мезальянсом, но и выглядит просто счастливой и удачной.
Все дело в том, что Флора Федулыча изумительно играет Олег Табаков. Именно его персонаж становится смысловым центром и героем всей мхатовской истории. Не колоритный купчина, не коварный паук, не старый сладострастник (какие там еще возможны варианты трактовки?), а образованный, работящий капиталист, крепко стоящий на ногах и держащий руку на пульсе большого эффективного бизнеса. Наконец, солидный, учтивый мужчина, меломан, человек со вкусом и художественной интуицией, коллекционер модернистской живописи. Уверенного в себе, удачливого хозяина жизни Олег Табаков играет выверенно, ненапористо, не по-хозяйски. Режиссер Еремин ли поработал, сам ли господин Табаков освободился от своих беспроигрышных, жирных актерских приемов, но спектакль словно сам валится к нему в руки, как деньги стремятся к другим деньгам.
Тем трогательнее, что и увлечение Юлией у его героя искреннее, глубокое. Сюжет, который играет Табаков, впору озаглавить другим названием из Островского — «Поздняя любовь». В лучшей сцене спектакля, разговоре с Юлией в первом действии, видно, что всемогущий Флор Федулыч охвачен и смущен чувством. Ничто человеческое ему не чуждо. Но он умеет не стать рабом страсти, не потерять себя, рассчитать стратегию успеха и в конце концов победить. Ну чисто герой нашего времени, пример для подражания. Жаль, мало пока у нас таких, не на каждую достойную подобного счастья женщину хватит.