Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Ольга Хенкина
Мария Федосеева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Олег Табаков выдает Японии главную тайну

Валерий Виноградов, Вести, 28.02.2004
Станиславский, Табаков и МХАТ. Сегодня эти три слова приобрели важное значение для японской сцены. В этой стране нынешний реформатор Художественного театра знакомит актеров с системой своего великого предшественника, а заодно раскрывает самую главную тайну русской души.

В самом центре Японии пятый год работает Центр театральный искусств. Он стал настоящей театральной Меккой для Японии. Здесь впервые появляются авангардные постановки одного из самых известных мастеров японского театра Тагаси Судзуки и все самое лучшее из того, что ставится в зарубежных театрах.

История традиционного японского театра насчитывает две тысячи лет, но это традиции. Современный театр — это совсем другое. Его в Японии практически нет. Именно поэтому японцев интересует, что происходит на зарубежных театральных подмостках, работа мастеров зарубежного театра. У подножия священной японской горы Фудзи в городе Сидзуоко Олег Табаков проводит мастер-класс для японских актеров.

Приезд Табакова означает претворение в жизнь большого проекта двух мастеров театра. Табаков делится опытом с японцами на примере пьесы Горького «На дне», а Тагаси Судзуки в Москве будет делать «Короля Лир» с российскими актерами.

«Все думают, что у нас военные тайны — ракеты, водородная бомба. Нет. Самая главная наша военная тайна — русские бабы», — говорит Табаков.

С помощью таких простых слов Табаков стремится объяснить природу героинь Горького. Русские женщины всегда жалеют, учит он. Для Японии общая канва событий в пьесе «На дне» вполне понятна, но познать русскую душу дано не каждому, а тем более воплотить все это на сцене.

Для Табакова важно перевести словесный ряд пьесы в эмоциональную чувственную игру актеров. Только тогда Горький станет понятен японскому зрителю. «В этом плане удивительный талант Табакова в общении с молодыми актерами незаменим. Его энергия, энтузиазм оказывают огромное влияние на моих актеров», — рассказывает японский режиссер.

Сейчас японцы знакомятся с системой Станиславского и методологией Московского Художественного театра. В Японии полностью отсутствует театральное образование. Любой, почувствовав тягу к театру, начинает играть по своему разумению.