Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Ольга Хенкина
Мария Федосеева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Владимир Машков: «Режиссура — одна из самых страшных профессий»

Елена Дуда, Семь Дней в Новосибирске
Любителям емкой формулы «страна должна знать своих героев» иногда обидно: наша страна своих героев знать хочет, но не всегда может. Где-то там, далеко, проходят кинофестивали, снимаются фильмы, которые никто не видел, загораются новые звезды, о которых можно узнать исключительно из газетных статей. Отечественное кино, как легендарный град Китеж, исчезло неизвестно куда.

Знаете ли вы, кого на последнем «Кинотавре» назвали новым российским секс-символом? Владимира Машкова — киноактера и молодого режиссера Московского театра-студии Олега Табакова. За роль в фильме Дениса Евстигнеева «Лимита». Владимир уверял, что уж этот-то фильм обязательно появится в нашем кинопрокате. Может быть. А может, разделит судьбу другого фильма с его участием — «Подмосковные вечера» Валерия Тодоровского (фильма-призера Каннского фестиваля, уже проданного за рубеж).

Сибирь тоже должна знать своих героев: когда-то Владимир Машков учился в Новосибирском театральном училище у Владимира Граната и Станислава Горбушина.

До приезда Машкова с театром Табакова в Новосибирск мало кто знал о появлении новой кинозвезда и тем более о режиссерских поисках Владимира. Здесь самое время рассыпаться в традиционных благодарностях нашей филармонии — организатору гастролей театра, а заодно и «Инкомбанку», без помощи которого артисты смогли бы уехать не дальше границ Московской области.

В двух привезенных спектаклях («Страсти по Бумбарашу» и «Звездный час по местному времени») Владимир Машков выступает только как режиссер, хотя доподлинно известно, что в других спектаклях он играет сам, как и полагается актеру, за спиной которого еще и курс Олега Табакова в школе-студии МХАТ. 

 — Актер и режиссер? Это безусловно две разные профессии. Когда я на сцене — включаются определенные клавиши, от зрителей идет энергия, которой актер как бы подпитывается. Режиссер делает все на репетициях, а на спектакле стоит, как полководец, который видит, что происходит, но не в силах ничего изменить. Иногда во время спектакля хочется крикнуть: «Стоп! Сначала!». Но это же невозможно. На протяжении всего спектакля нормальное состояние режиссера — тахикардия, если вы знакомы медицинскими терминами. Температура тела — 34°, кровообращение дикое. Режиссура — одна из самых страшных профессий, после, наверное, летчиков-испытателей.

 — Поэтому режиссерскую и актерскую работу так трудно совмещать?

Я никогда их не совмещаю. Быть играющим тренером невозможно!

 — В ваших спектаклях играют одни и те же актеры?

 — Да, как ни странно, причем все те, с кем я делал свой первый спектакль «Звездный час?». Мне кажется, что актеры — такие уникальные существа, которых надо беречь. Я предпочитаю с ними не расставаться. У нас крепкая труппа и масса замечательных артистов, ставших звездами: Евгений Миронов, Ольга Блок, Виталий Егоров? Многие артисты закончили школу-студию МХАТ, и Табаков пригласил их в свой театр.

 — Олег Табаков как худрук вмешивается в ваш творческий процесс?

 — Никогда. Конечно, он - Учитель. Он делает великую вещь: дает дорогу молодым актерам и режиссерам, но за всю историю постановок трех моих спектаклей он никогда не мешал моей самостоятельности. Уже одно то, что он дает добро на постановку в театре, — высшая его оценка.

 — Судя по репертуару, вы не боитесь римейков. Ведь за вашими спектаклями стоят фильмы «Бумбараш» и «Облако-рай»?

 — То, что вы называете модным словом «римейк», никак не применимо к моим спектаклям. «Бумбараш» — совсем другая история. Источником спектакля «Звездный час?» был не фильм Коли Досталя, а пьеса Гора Николаева, написанная в 1978 году, но запрещенная из-за некоторых политических аллюзий. Потом автор ее немного переделал, и она легла в основу нашего спектакля.

 — Есть ли творческая формула режиссера Машкова?

 — Есть. Зритель должен быть ошарашен с первых секунд спектакля. Нужен эмоциональный удар.

 — Напоследок — о двух фильмах-призерах. Вдруг не удастся посмотреть.

 — «Лимита» — это история о «новый русских». Два компьютерщика приезжают в Москву заниматься бизнесом. Со ста двадцатью рублями в кармане и банкой кизилового варенья. Их поэтому и зовут лимитчиками. Один из них, Иван (которого играю я), «открывает» дискеты — за большие деньги, а его друг работает в банке и «закрывает» дискеты — за маленькие деньги. Дальше начинается жуткая история — но о ней я не хочу рассказывать, иначе будет неинтересно. «Подмосковные вечера» — совместный российско-французкий проект, уже купленный зарубежными фирмами — это вариации на тему Лескова «Леди Макбет Мценского уезда».

 — Какие планы на будущее вы строите?

 — Еду сниматься в Португалию, но в каком фильме — пока секрет. Буквально неделю назад мы сдали спектакль «Смертельный случай» — пьесу о цирке, о клоунах, о театре, большое шоу со страстями, со слезами, с любовью. Наверное, это тоже будет премьера-шлягер.

 — Вы довольны собой?

 — Мне тридцать лет. У меня еще много времени.