ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

ВКУС К ЖИЗНИ

Жанна Филатова, Театральная Афиша, 1.08.2005
О том, что 17 августа Олегу Павловичу ТАБАКОВУ исполняется семьдесят лет, знает вся Россия и страны бывшего Советского Союза, народным артистом которого он является до сих пор и до сих пор высоко ценит это звание. Знают все, но мало кто способен в это поверить. Острый ум, бешеная работоспособность, самоирония, напор, чувство юмора, упрямство, деловитость, убежденность и одновременно гибкость в решении любых проблем присущи, скорее, молодым честолюбцам, еще не осуществившим задуманное, еще не насытившимся только что добытыми как духовными, так и материальными дарами и благами. Словом, тем, кто с дерзкой смелостью вступает в борьбу за место под демократически-капиталистическим солнцем и свято верит в то, что весь мир крутится вокруг и ради них. Раньше таких людей называли Штольцами и противопоставляли им Обломовых. Сегодня их принято именовать не иначе как новыми русскими. Парадокс же заключается в том, что блистательный исполнитель роли Ильи Ильича Обломова Олег Табаков сегодня, вне всяких сомнений, является одним из самых деятельных людей нашего времени, его смело можно назвать старым новым русским, тягаться с которым, как из старых русских, так и из новых, пожалуй, мало кто рискнет.

С чего и когда все началось, наверняка не знает никто, даже сам Табаков. Где то отчаянное событие, благодаря или вопреки которому судьба ничем не примечательного, похожего на миллионы своих сверстников мальчика из провинции начинает складываться самым необыкновенным образом, подбрасывая молодому человеку, только-только начинающему жить, шансы всего добиться, осуществить самые заветные планы, стать личностью выдающейся, более того — подлинным героем своего времени? Героем, способным открыть современникам, кажется, самую суть этого времени, выбирать которое никому и никогда еще не доводилось. Или дело здесь вовсе не в удивительных событиях, везении и превратностях судьбы, а в самом человеке, в его восприятии окружающего мира, в его характере, натуре, в его одаренности наконец, природа которой до сих пор так и остается непознанной?

В послушном мальчике с ласковым именем Лелик, которого мама по праздникам одевала в бархатный костюмчик, украшенный шелковым бантиком, приятно щекочущим шею и подбородок, родственники и многочисленные соседи никаких странностей, а уж тем более особых талантов не замечали. Да и сам Олег Табаков не может вспомнить ничего такого, что отличало бы его от других детишек, живших по соседству. Воспоминания Табакова о саратовском детстве и отрочестве, что пришлись на конец тридцатых и сороковых, похожи на сотни и сотни воспоминаний его ровесников: скромный семейный достаток, огромные коммуналки, ужасы войны и тяготы эвакуации, холод, голод, смерть, болезни? Однако есть в них один момент, который идет словно вразрез с общепринятым ощущением тех тяжелых лет. Несмотря ни на что, мир табаковского детства удивительно светел, ярок, радостен и чист. В этом мире нет места отчаянию, боли, обидам, зависти, душевным ранам, порой необъяснимым с точки зрения взрослых детским страданиям. Зато есть место бабушкиным пирогам с сахарной присыпкой и целому морю разноцветных тюльпанов в Эльтонской степи, душистой новогодней елке с самодельными игрушками и сладким разноцветным леденцам, которыми время от времени баловал детишек отец. Есть радость оттого, что солнце светит, что яблоко красное, что в прозрачной речке виден каждый камешек. Что есть папа, мама, баба Оля, баба Аня, мамин брат дядя Толя и его жена Шура, сводные брат и сестра Женя и Мирра. Как знать, но, может быть, вот этот редкостный оптимистичный взгляд на окружающий мир и его обитателей маленького Лелика и оказался тем самым первым, самым главным проявлением подлинного таланта, имя которому — вкус к жизни. Кто знает, но, может быть, именно он даст Олегу Табакову силы состояться в актерском искусстве, раскрыть свои организаторские способности, воспитать целую плеяду талантливых учеников, создать свой театр и, наконец, просто стать счастливым человеком, которого любят и в котором нуждаются его родные. Человеком, в котором нуждаются все времена, несмотря на политические, экономические и прочие особенности развития государственных систем.

Удалые студенческие годы в Школе-студии МХАТ, несмотря на все их легкомыслие и бесшабашность, несмотря на одну кастрюлю воскресного борща на целый этаж в общежитии на Трифоновке, несмотря на романтические увлечения прекрасными однокурсницами и ночными бдениями до рассвета под легкие и не очень напитки, не стали для Табакова опьяняющей порой романтического безделья. Мальчику из Саратова в Москве надо было зарабатывать на жизнь. И Табаков зарабатывал, то разгружая вагоны с арбузами, то снимаясь кино.

Его первой картиной стал фильм Швейцера «Саша вступает в жизнь» по повести Тендрякова «Тугой узел». Правда, картина эта по идеологическим соображениям была отправлена на полку и пролежала там тридцать лет, но начало было положено. Табаков, что называется, попал в струю. Немногим позже он снимается в таких фильмах, как «Дело пестрых», «Накануне», «Испытательный срок», «Люди на мосту» и, наконец, «Шумный день» в постановке Эфроса и Натансона. Его наивные обаятельные пацаны, вступающие в непростую взрослую жизнь и сталкивающиеся с первыми трудностями преимущественно нравственного порядка, надолго стали символом молодого поколения для многих юношей и девушек той поры. А возникновение в 1956 году ефремовского «Современника», театра, взявшего на себя миссию властителя дум, подарила Табакову ту уникальную питательную среду, то движение к творческому созиданию, в котором он по природе своей нуждался более чем кто либо!

Славное десятилетие молодого «Современника» ознаменовалось спектаклями «Вечно живые» и «В поисках радости» Розова, «Пять вечеров» Володина, «Голый король» Шварца, «Четвертый» Симонова, «Назначение» Володина, «В день свадьбы» Розова, «Всегда в продаже» Аксенова. Табаков играет много, истово. Рядом с образами своих сверстников в его репертуаре появляются характерные роли, лучшими из которых стали Повар и Дирижер из «Голого короля», буфетчица Клавдия Ивановна и Главный интеллигент в трагикомедии «Всегда в продаже». Талант артиста крепнет, растет, обретает неповторимую индивидуальность, одна из особенностей которой умение найти даже в отрицательных персонажах нечто хорошее, дать им неизменный положительный заряд. А если в герое не удается отыскать положительное, то Табаков делает его необыкновенно забавным, отдавая первенство смеху, следуя бессмертному завету Гоголя, считавшего смех в «Ревизоре» единственным положительным героем.

Табаков считает годы в «Современнике» одними из самых значимых и счастливых в своей жизни. Когда Олег Ефремов покинул «Современник», Олег Табаков оказался одним из тех, кто поддерживал оказавшийся без хозяина дом и самоотверженные усилия Галины Волчек. В семидесятом он занял кресло директора, надеясь заразить коллег своей неуемной энергией. Табаков свято верил в то, что «Современник» нуждается в молодых и дерзких, в актерском поколении, которое уже слушает другую музыку, по-другому общается, иначе видит и чувствует мир. Табаков хотел, чтобы в жилах «Современника» текла «молодая кровь». Но он не учел одного — прилив «молодой крови» неминуемо повлечет за собой пролитие крови старой. Давно предчувствуя это и, наконец, полностью осознав, Олег Табаков оставляет «Современник».

В 1983 году он приходит в МХАТ, к Ефремову. Там его актерский талант обретает завидную мощь. Он играет Сальери в «Амадее» Шеффера, Голощапова в «Серебряной свадьбе» Мишарина, Мамаева в комедии Островского «На всякого мудреца довольно простоты», Бутона в булгаковской «Кабале святош». Его герои до филигранности индивидуализированы, но одновременно представляют определенный человеческий тип, достоверный и узнаваемый. Несмотря на то, что табаковские герои этого периода разные — от гротескно комических до трагических — за каждым из них стоит целая жизнь, чувствуется время. А время всегда манит Табакова своей неповторимостью, уникальностью и возможностью «примерить его на себя». Как костюмы, которые он успешно меняет в кино, снимаясь в «Достоянии республики» и в «Семнадцати мгновениях весны», в «Мэри Поппинс, до свидания!» и в «Каштанке». А его выдающиеся работы в фильмах «Неоконченная пьеса для механического пианино», в «Обломове», в «Полетах во сне и наяву» выводят артиста Олега Табакова на орбиту подлинных звезд мирового кино. Но «забронзоветь» он себе не дал. И вот уже вся страна искренне веселится, глядя на экран телевизора, где показывают мультфильм «Трое из Простоквашино». Такого триумфа, как кот Матроскин с голосом Табакова, пожалуй, не знал ни один мультяшный персонаж.

В начале 70-х Табаков принимается за реализацию идеи создать свой театр, снова вдохнуть полной грудью воздух творческой свободы, снова почувствовать его вкус. Как когда-то в середине пятидесятых. Этим живительным и спасительным кислородом стали для него его воспитанники. Первые «театральные дети» появились на свет в 1974 году. Тогда из нескольких десятков молодых людей Табаков отобрал сорок девять человек. Закончили любительское объединение всего восемь. Они-то и стали основой первого курса ГИТИСа. 

Прошло еще много лет с тех пор, как в подвале на улице Чаплыгина затеплилась новая театральная жизнь. Это были не самые легкие времена, это были годы испытаний, разбитых надежд и яростной борьбы за право жить. Жить так, как хочется, можется, чувствуется? В восьмидесятые Театр-студия под руководством Табакова всколыхнула театральную жизнь столицы молодой энергией, искренностью, азартом, верой в то лучшее, что есть в людях, что есть в жизни, что есть в стране. «Крыша», «Затоваренная бочкотара», «Мат?росская тишина», «Билокси-блюз», «Смертельный номер», «Бумбараш», «Псих» — вот те немногие названия, что стали визитной карточкой «Табакерки». Создавая тогда свой театр, Табаков поставил на карту все. Поставил и несмотря ни на что выиграл! А если бы победа не случилась, то начал бы дело снова, снова и снова. Почему? Да потому что солнце светит, потому что яблоко красное, потому что где-то течет речушка, в которой виден каждый камешек. Потому что все еще помнится вкус бабушкиного пирога со сладкой присыпкой, потому что неукротимый дух шестидесятников жив, потому что глаза воспитанников светятся надеждой. И потому, что к Олегу Табакову пришла любовь?

Что может быть более захватывающим, более лакомым и более скандальным для обывателя, чем смакование романа знаменитого учителя со своей юной ученицей? Это модно, красиво, а главное в духе времени. Подобные истории встречаются сплошь и рядом. Но, произведя сенсацию, они очень скоро канут в небытие. Любовные похождения «звезд», как правило, недолговечны, у них нет будущего. Олег Табаков и Марина Зудина прошли через все круги ада. Но их отношения выдержали испытания только по одной причине. Они были настоящими, а значит, были бесценными для обоих. И Табаков совсем по-новому ощутил ни с чем не сравнимый вкус к жизни, глядя на своего маленького сына Павлика и жену Марину.

За те годы, что Олег Табаков руководит Московским Художественным, театр изменился до неузнаваемости. Совместив в одном (своем) лице директора и художественного руководителя, Табаков реализовал те идеи, которые сопутствовали ему всегда. Он дал дорогу молодым и сделал на них крупную ставку. Интуитивно почувствовав невозможность создания в огромном коллективе милого его сердцу театра-дома, Табаков, задавив эмоции, принял жесткое деловое решение и стал реконструировать театр по принципу коллекционирования. Сегодня в его труппе «звезды» разных поколений, представители разных актерских школ, режиссеры, принципы, методы и художественные пристрастия которых не имеют между собой ничего общего. Театральная империя Московского Художественного театра, опекаемая Табаковым, простирается сегодня не только по всему Камергерскому переулку, но и далеко за его пределами. Табаков создал Летнюю школу Станиславского в Кембридже и руководит совместной аспирантской программой Школы-студии МХАТ и Гарвардского университета в США. Патологически не принимая любую форму бездействия, Табаков уверенно смотрит в будущее Московского Художественного театра, справедливо полагая, что прилагательное «академический» не слишком удачное применительно к театру, отвечающему и откликающемуся на сиюминутно изменяющееся время.

Олег Табаков любит время, в котором живет, и то, которое было, и то, которое будет? Он умеет находить в нем лучшее и не обращать внимания на негатив. Он наделен редким даром — знать, чувствовать и понимать, что каждое мгновение жизни само по себе прекрасно. И прекрасно вдвойне, если ты успел в это мгновение что-то сделать. Он ценит жизнь и себя в ней. Может быть, это пришло к Олегу Табакову в двадцать девять, когда он лежал на больничной койке с инфарктом. О чем он тогда думал — одному Богу известно, но уж точно не о кризисе среднего возраста. Что такое кризис и что такое возраст старый новый русский Табаков не знает. Возможно, это то единственное в жизни, что ему совершенно не интересно?