Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Ольга Хенкина
Мария Федосеева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Олег Табаков: «Берите пример с меня»

Ольга Шаблинская, Аргументы и факты, 22.11.2006
БОЛЬШИНСТВО сегодняшних молодых звёзд кино и театра зажжены известным актёром, руководителем Художественного театра Олегом ТАБАКОВЫМ. Как воспитать молодёжь не только успешной, но и нравственно здоровой?
«Трое штанов не наденешь»

 — СЕГОДНЯ много разговоров о том, что примета современной молодёжи — «доллары в глазах». Мало кого интересуют национальная идея, политические устои страны, духовность. Значит ли это, что скоро не останется такого понятия, как Отечество, и все будут думать только о чистогане?

 — Думаю, что трое штанов на себя не наденешь. Поскольку мне уже 72-й год пошёл, я понимаю, что ТУДА денег с собой не унесёшь. Их должно быть ровно столько, сколько нужно мужчине, чтобы обеспечить свою женщину, детей, прижитых от неё, мать с отцом.

 — Олег Павлович, у вас четверо детей, внуки? Как вы считаете, что нужно делать взрослым, чтобы воспитать нравственно здоровое молодое поколение?

 — Не врать! Блюсти достоинство человеческое. В Военно-воздушных силах Советского Союза, если была плохая радиосвязь между ведущим и ведомым самолётами, существовала такая команда: командир звена махал крыльями, что означало: «Делай, как я!» Надо быть достойным молодёжи, дать ей возможность брать с тебя хороший пример. Это очень трудно.

А ещё нам, взрослому поколению, надо помнить, что на тебе жизнь не кончается. Владимир Иванович Немирович-Данченко в 1943 году в возрасте 84 лет (тогда Красная армия только-только отогнала немцев от Сталинграда, и никто, даже Господь Бог, не знал, кто победит — Сталин или Гитлер) заставляет правительство открыть Школу-студию МХАТ. Вы подумайте — не сделай он этого, не было бы Ефремова, Борисова, Волчек, Басилашвили, Дорониной, Лазарева, Лавровой?

 — Раньше театры несли в народ «разумное, доброе, вечное». А сегодня зрителя на спектакль заманивают бог знает чем. Раздеться на сцене, потрясти, простите, «причиндалами», выругаться матом — в порядке вещей.

 — Знаешь, я играю 23 года в пьесе Шеффера «Амадей». За это время страна изменилась до неузнаваемости. 20 лет — срок жизни одного поколения. Недавно Художественный театр ездил на гастроли в Екатеринбург, билеты на «Амадея» стоили до трёх тысяч рублей. И всё равно — аншлаги. Там не снимают штанов на сцене, не матерятся? В чём тогда феномен этого спектакля, ответь мне на этот вопрос! И по-прежнему Моцарт говорит о любви к ближнему? Обращаясь к Богу, просит дать ему один лишний месяц жизни — закончить «Реквием»? Тогда у его детей будет немножко больше денег?

По-прежнему бьётся в истерике Сальери, говоря: «Ну несправедливо это, что никто не может вспомнить имени моего». По сути дела, постановка — о страстях человеческих. Если актёр вкладывает в своего героя собственные душевные силы, то не надо делать ничего «такого», чтобы приковать к себе внимание зрительного зала.

 — Вас часто обвиняют в том, что в погоне за прибылью вы сделали из Художественного театра пристанище для экспериментов молодых скандальных режиссёров — Бутусова, Серебренникова, Чусовой. Даже из названия МХАТа букву «А» — «академический» — убрали?

 — Театр не может быть академическим! Отец мой заведовал лабораторией секретного Института «Микроб» в Саратове. Учёные многие годы выводили вакцины, которые будут спасать людей. Вот это, наверное, можно назвать академическими исследованиями. Или наш современный ленинградский гений — математик Перельман — доказал знаменитую гипотезу Пуанкаре, чего больше века никто в мире не мог сделать. Он, наверное, по праву может так себя называть — академический учёный. А разговоры про академический театр — это ерунда! Театр — живой организм. Ему нужны молодые имена, иными словами, свежий воздух. А иначе — стоячая вода.

Почему Художественный когда-то назвали академическим? Так советское руководство держало театр на политическом поводке. Мы вам паёк, зарплату в два раза больше, а вы - верность нашим идеалам.

 — Согласны с мнением многих актёров-мэтров, что творения большинства молодых театральных постановщиков — это минимум содержания, но яркая, гламурная, как теперь говорят, «обложка»?

 — Не согласен. Спектакль Карбаускиса «Рассказ о семи повешенных» — это едва ли не самое значительное, что я видел за последние два года.

Или дебют актёра Художественного театра Олега Тополянского по пьесе «Под небом голубым». Никакого гламура и никакой «обложки».

Наша способность удивляться чужим талантам утрачиваться не должна. Да, меняется театральный язык. Но и в обычной жизни люди стали говорить иначе.

Пастернак сказал о великой актрисе Анастасии Платоновне Зуевой: «Смягчается времён суровость, теряют новизну слова, талант — единственная новость, которая всегда нова». Вот и всё.

 — Александр Ширвиндт сказал: воспитываешь-воспитываешь молодёжь, учишь её мастерству театральному, а она потом — р-раз и в сериалы подаётся?

 — Надо так организовывать в театре репертуар и режиссёрскую команду, чтобы этим самым сериальщикам было куда идти спасать душу свою? Вы ведь, наверное, про это спрашиваете?

 — Вообще спрашивала о другом — справедливо ли то, что Мастер годы тратит, чтобы воспитать для своего театра молодого актёра, а тот потом сбегает сниматься в «мыло» для заработка?

 — (Громко.) Надо перестать искать лицо врага, мешающего нам делать нормальный успешный театр! Пусть живут те театры, которые научатся зарабатывать деньги! Конечно, это вовсе не означает, что прибыль — единственный смысл жизнедеятельности театра, но? «Дело надо делать, господа», — утверждает профессор Серебряков в чеховском «Дяде Ване». Я не устаю повторять эту фразу.

 — Я не раз уже слышала в театральной среде мнение, что пьесы Чехова нужно лет на 100 запретить — слишком его в последние годы «замусолили»?

 — (Нараспев.) Не зна-аю, не зна-аю? Глядя на работы некоторых моих коллег, думаешь: «Не-ет, надо заново всё ставить». Знаете, меня мало волнует мнение театральной среды? Начнём с того, что Чехов писал об интеллигентных людях. Их и в жизни-то почти не осталось, где им взяться в театре-то?
«Процесс старения затормозился»

 — А КАК решить проблему, что сегодня дети практически не читают, а только «рубятся» в компьютерные игры, днюют и ночуют в Интернете?

 — Ерунда это всё, Господи. Знаете, как мама меня спасала от влияния улицы? Привела в саратовский Дворец пионеров. Если ты ребёнку даёшь возможность заняться любимым делом, значит, ты его уберёг и от Интернета, и от наркоты, и от всего сопутствующего. Просто нужно быть внимательным к своему ребёнку, стать другом ему, товарищем. Увы, взрослые заняты собой. А потом говорят, что новое поколение плохое.

 — Рождение маленькой дочки внесло коррективы в вашу жизнь?

 — Процесс старения сильно затормозился.

 — В стране сегодня — очередная пятилетка: даёшь рождаемость! Но воз и ныне там, россияне не стремятся воспроизводиться. Что делать?

 — Можно порекомендовать брать пример с Табакова!

 — Я правильно понимаю, что вы не собираетесь останавливаться на достигнутом?

 — Ну, это вы бросьте. Конечно, я как «производитель» высоко ценюсь, но у меня есть ещё и другие способности!