ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Вера Глаголева. Успех

Ксения Ларина, Эхо Москвы, 9.04.2007
КСЕНИЯ ЛАРИНА: Ну, вот действительно у нас сегодня успех получается. Потому что прямо с бала на корабль пришла.

ВЕРА ГЛАГОЛЕВА: Прямо с бала. Здрасте, здрасте.

К. ЛАРИНА: Да, здрасте. Это Вера Глаголева. Верочка, поздравляю.

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо огромное. С чем расскажите, расскажите.

К. ЛАРИНА: Вера вся в цветах пришла. Вся в цветах пришла.

В. ГЛАГОЛЕВА: Мы сегодня показывали картину в доме правительства. Нас туда пригласили. Это было очень почетно, на мой взгляд. Зал 900 мест и был полный. Что очень приятно. Потому что сегодня выйти на улицу, по-моему, не очень-то приятно. Потому что снег с дождем и не похоже на весну. И неожиданно. Неожиданно было много моих друзей, которых я сама пригласила, кто не увидел картину, когда она была в доме кино на премьере. Премьера картины «Чертово колесо». Алена Бабенко и Илья Шикунов. Очень хорошо смотрят. Знаете, я так радуюсь.

К. ЛАРИНА: Т. е. это было прямо в Белом доме?

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, прямо, ну, прямо, да. В доме правительства.

К. ЛАРИНА: С ума сойти. В доме правительства. Белый дом. И сами захотели? Сами предложили?

В. ГЛАГОЛЕВА: Да. Да. Вот это тоже невероятно и очень приятно, потому что история-то очень простая, без политики абсолютно. История любви странная. Нет, история очень простая, очень простая. Встретились два человека, у которых все в порядке. У них семья, дети. И вдруг вот такое вот. Вдруг вот такой вихрь налетел на них. И они не знают, как справиться с этим чувством. И мне очень важно было в этот момент понять, что же такое вот это чувство. Это страсть или это любовь. И что их сдерживает. И как им быть дальше. Вот эти все вопросы мы ставим, не отвечая, к сожалению, на них. Потому что ответ такой однозначный не может быть.

К. ЛАРИНА: Ну, самое главное не сказала все-таки. Что они все-таки не свободны, и тот, и другой.

В. ГЛАГОЛЕВА: А я и говорю, у того семья, и у того семья. И дети, и семья.

К. ЛАРИНА: И все хорошие. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Все хорошие. 

К. ЛАРИНА: Что ужасно. Что все хорошие. Нет плохих мужей и плохих жен. Все хорошие. 

В. ГЛАГОЛЕВА: И жена милая, приятная. Алена Хованская, замечательная. Она там так хорошо существует. И Женя Крылов, очень тонкий тоже актер, который играет такого научного работника. И он так прямо точно, точно, абсолютно так прямо типажно вошел в эту роль. И, конечно же, наши блистательный Илья Шикунов и Алена Бабенко, которые просто, я говорю, что вихрь. Вихрь, вихрь любви их захватил. И вот как справиться с ним, с этим вихрем? И там замечательная музыка.

К. ЛАРИНА: Хвалит, хвалит свое кино. Пусть хвалит. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, я не могу сказать, что прямо все нравится.

К. ЛАРИНА: Любит. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, 50 на 50, правда, правда. 50 на 50.

К. ЛАРИНА: А в прокате когда пойдет, Вер? Когда народ-то посмотрит?

В. ГЛАГОЛЕВА: Картина начинается 3 мая в прокате. Прокат естественно будет не такой прямо мощный, чтобы дойти до кинотеатра «Октябрь» и «Пушкинский», потому что картина все-таки камерная.

К. ЛАРИНА: А по телевизору?

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, ну, мы про телевизор пока? Вдруг захотят посмотреть в кинотеатре. Мы же рассчитываем на то, что пойдут все-таки в кинотеатры смотреть.

К. ЛАРИНА: Знаешь, конечно же, неизбежно сравнение с фильмом «Связь» Дуни Смирновой, поскольку это адюльтер. Это такая модная тема в этом сезоне.

В. ГЛАГОЛЕВА: Вы знаете что, как ни странно, совсем разные истории. Я тоже боялась этого. И мне казалось, что это одно и то же абсолютно. И там даже есть план. Естественно телефон на столе звонящий, он звонит ей, она звонит ему. Я уже там не помню. И, конечно? и наезд даже начинается картина с наезда. Наезд это когда камера ближе, ближе, ближе, укрупняется на глаз. Только там герой глаз героя выхватывается. А здесь у нас начинается с того, что наезд на глаз героини. Не потому что мы, конечно же, взяли. Это мы снимали и раньше, безусловно. Но когда я монтировала картину, я подумала? мы же почти год снимали. Июль месяц, июнь даже. Поэтому, конечно, подумают все, что мы посмотрели картину и сделали так же. Но нет, у нас не было такого желания, конечно. Это было снято раньше. Но это все неважно. Все равно настроение другое, атмосфера другая.

К. ЛАРИНА: А вот эта тоска по чувствам, она все равно разлита в воздухе, получается. Раз у нас такие прекрасные женщины берутся за эту тему.

В. ГЛАГОЛЕВА: Тогда мы начнем с первоисточника.

К. ЛАРИНА: С «Анны Корениной».

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет? Да, как ни странно первоисточник не совсем далеко. Идем в литературу. Нет, я имела в виду первоисточник где-то в 80-е годы Мэрил Стрип и ДеНиро «Влюбленные» — мое любимое кино. И когда я его смотрела, я думала. Вот такая история, она такая простая. Там же даже простые очень диалоги. А как интересно, что вот что значит, вообще, какие-то совпадения такие бывают в жизни. У нас и про совпадения тоже вот и в кино тоже совпадения случайность, жизнь, это вот все тоже все оттуда же. Как бы встреча случайная, или это судьба. Вот это все вопросы, которые у нас мы ставим. А про случайность встречи я имела в виду, что мы были как-то в Нью-Йорке, под Нью-Йорком, мы играли спектакль под Нью-Йорком. И интересно, нас принимал после спектакля, устроил такой пати, автор сценария «Влюбленных». И я смогла сказать, правда, конечно, с переводчиком, это был 80-й год, 80какой-то? Нет, это был 90-й где-то, да, 90-й. И я просто, обожая, сказала, какое потрясающее кино, какое впечатление оно на меня произвело. Я имею в виду Мэриэл Стрип и «Влюбленные». «Влюбленные». Мэриэл Стрип и Дэнира. И вот я сказала этому человеку, как меня тронула эта картина. И через столько лет я делаю кино практически об этом же. О чувстве, которое, не знаешь, как справиться. Вот это важно. Не знаешь, как справиться с этим чувством. И нужно ли справляться с этим чувством. И можно ли оставлять своих, в общем-то, дорогих людей. И как быть? Оставлять не оставлять? Вот это такие вопросы, знаете, они очень, действительно они жизненные. И очень часто, посмотрев картину, особенно мужчины говорят, это же просто моя история. Это были вот две премьеры и два раза, ну, там на этих премьерах многие мужчины, именно мужчины говорили: это же моя история. Особенно с телефонными разговорами. Когда прячешься, когда в ванной включается вода для того, чтобы не слышно было, что говоришь по телефону. Вот это все, оно очень узнаваемо.

К. ЛАРИНА: Вообще, это ужасно.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, это трепет нервы, безусловно. И счастье все равно, как бы оно?

К. ЛАРИНА: А вот интересная вещь все-таки, смотрите. Вот мы говорим про «Влюбленных», вспомнили фильм Дуни Смирновой и вот Ваша история?

В. ГЛАГОЛЕВА: А Дуни очень мне нравится картина, кстати. Очень нравится. Она очень тонкая. Она о чувствах.

К. ЛАРИНА: Разные, все разное. И там разные люди. Мне кажется, что все-таки вот в Вашем фильме?

В. ГЛАГОЛЕВА: Они романтичные.

К. ЛАРИНА: Живые какие-то вещи. Какие-то очень сиюминутные.

В. ГЛАГОЛЕВА: А мне кажется, они живые, но все равно они абсолютно?

К. ЛАРИНА: Порыва. Порыв есть.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, здесь? Там немножко приземлено, а у нас все равно оно на поэтике чувств. Оно существует на таком взлете, на взлете.

К. ЛАРИНА: Так вот чего я начала говорить. Вы сейчас вспомнили про зрительские отклики. Мужчины, вот которые сказали, что моя история. Вот про это чувство, про вранье, конечно, тоже хочется увидеть. Вот я хочу, чтобы сейчас вышло «Чертово колесо-2», чтобы Вы рассказали теперь историю, как жена героя и муж героини все это переживали. Потому что тут-то все-таки глазами влюбленных показано все.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, здесь мы про чувства, да, да, да.

К. ЛАРИНА: А там представьте себе. Это ужас это пережить.

В. ГЛАГОЛЕВА: Это совсем другая история. И мы догадываемся только по нашей картине сейчас, мы только догадываемся, что она понимает?

К. ЛАРИНА: Сколько боли они причиняют.

В. ГЛАГОЛЕВА: Понимает ли она, что есть? Вот Алена Хованская?

К. ЛАРИНА: Жена героя. Понимает.

В. ГЛАГОЛЕВА: Как тонко, тонко. Она просто останавливает свой взгляд. Она просто, вот он говорит по телефону, и она просто останавливает свой взгляд. И мы понимаем, что она старается это скрыть. И, наверное, мудрая женщина, которая старается это скрыть, что она знает, тогда ей ну внутри там происходят, конечно, невероятные вулканы.

К. ЛАРИНА: Ну, все равно, когда это происходит с человеком, когда вот эти случайные встречи, значит, от чего-то это происходит. Значит, какая-то внутренняя есть потребность. Потребность.

В. ГЛАГОЛЕВА: А мне кажется, знаете что, потребность только потому, что уже какие-то привычные чувства, которые уже между людьми происходят, они живут, ну, лет 10, да.

К. ЛАРИНА: Ну, ладно.

В. ГЛАГОЛЕВА: Правда. Почему нет?

К. ЛАРИНА: Не верите в вечную любовь?

В. ГЛАГОЛЕВА: Особенно сейчас про вечную любовь? Нет, ну, для этого, во-первых, нужно поддерживать все время вот это чувство новизны что ли. Это я не говорю, что надо переодеваться во что-то и как-то перекрашиваться и быть все время разной, и одевать какие-то экстравагантные вещи, нет. Но беречь это чувство. И это чувство, ну, вот как будто это сейчас. Как будто эта встреча произошла вчера. А хотя уже прошло там 15 лет. Конечно, физиологически я настаиваю на этом, оно, конечно, новое чувство, оно забирает больше, безусловно. Именно физиологически. Но всегда надо возвращаться, все-таки мозгами возвращаться к тому, что будет с тем человеком, которого ты придаешь. И тогда будет все нормально.

К. ЛАРИНА: Это тоже бодрит. Некоторых наоборот это бодрит. Вот этот адреналинчик?

В. ГЛАГОЛЕВА: Предательство?

К. ЛАРИНА: Да. Значит, человек думает о том, как там больно, и сколько боли он приносит?

В. ГЛАГОЛЕВА: Ой, ну, это уж совсем подонок.

К. ЛАРИНА: Да. Бывает и такое. Страх расплаты тоже бодрит. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, это уж совсем мы говорим о каких-то людях нелюдях, мне кажется. Нет, нет. Если ты чувство свое пытаешься сохранить и это чувство в себе не то, чтобы культивируешь, но не отпускаешь от себя, это очень важно.

К. ЛАРИНА: Я, кстати, еще один фильм вспомнила, Вер. «Зависть богов» Меньшова. Там где Вера Алентова?

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Конечно, конечно?

К. ЛАРИНА: Которая вообще жизнь прожила?

В. ГЛАГОЛЕВА: Там сценарий Марины Мариевой замечательный сценарий. И картина неоднозначная, безусловно.

К. ЛАРИНА: Но история тоже очень жизненная.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Но там все-таки иностранец. Там как-то немножко все по-другому построено. Там время, когда вообще нельзя было любить этих иностранцев. Там немножко политизировано что ли, мне кажется. У нас-то история, она, мне кажется, вне государственности и вне государств.

К. ЛАРИНА: Так, теперь, давайте, мы спросим у Вас вот что. Хорошо, в доме правительства, в Белом доме, там понравилось кино. На премьере побывали друзья.

В. ГЛАГОЛЕВА: В общем, все было красиво очень. Да. 

К. ЛАРИНА: Да. А вот как думаете, сегодня про любовь рейтингово?

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, как это сделать?

К. ЛАРИНА: По телевизору, кстати, смотрят с большим удовольствием все, что касается любви.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, конечно. Я думаю, что проблема вообще проката, что все-таки почему блок бастеры побеждают, да. Потому что это зрелищно. Потому что это компьютерная графика. Потому что это приходят 15-летние, 20-летние ребята, которые привыкли к компьютерным играм. Это очень важно, когда мелькает, мелькает, мелькает и уже не замечаешь, компьютер это, или это снято, или это реальность какая-то. Но нужно все время поражать свой глаз мельканием ли кадра, какими-то, я не знаю, выстрелами многочисленными, кто кого. Это же все идет, мне кажется, вот это вот все увлечение вот такими фильмами?

К. ЛАРИНА: Экшн.

В. ГЛАГОЛЕВА: Экшн, да. Потому что привыкли, чтобы быстрее, быстро, быстро все менялось, менялось, менялось. И когда идет чувство, им немножко не хватает чего-то. Им не хватает зрелищности. Поэтому я не думаю, что прямо любовь очень востребована. Она востребована. Но у людей, которым за 30. А за 30, 35, 40, 45 и так дальше все-таки люди меньше выходят в кино. Почему? Потому что у них уже семьи, уже не очень бросишь ребенка дома, потому что покупается кассета, DVD и смотрится вместе.

К. ЛАРИНА: Да, да, да. Я сама так люблю смотреть. Я в кино вообще не хожу.

В. ГЛАГОЛЕВА: Конечно, конечно. Поэтому обремененные семьями? уже не пойдешь вечером, например, после работы не пойдешь с ребенком там 12, 10 лет?

К. ЛАРИНА: Ну, сами, небось, тоже не ходите в кино.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, я стараюсь смотреть на «Кинтавре», честно скажу, премьерные показы. А иностранные картины я смотрю, конечно же, или если приглашает какой-то продюсерский центр, который покупает картины и предварительный такой показ.

К. ЛАРИНА: А так самой чтобы пойти в свободное время, нет, конечно.

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, только вот там премьера в октябре.

К. ЛАРИНА: А дети, кстати, ходят?

В. ГЛАГОЛЕВА: Я посмотрела «Бобби». Замечательная такая премьера была. И сначала кажется, что немножко чего-то не хватает. Но там финал такой мощный.

К. ЛАРИНА: А кто там играет то?

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, там играют потрясающая, неузнаваемая совершенно Шерон Стоун, которая играет? это же все 60-е годы. И она играет такую парикмахершу, такую замученную жизнью. Это какие-то измены тоже мужа. И это все она ну в не очень большой роли, она сумела сыграть так, с гримом с таким странным. Я ее сначала, честно, не узнала. Потом Деми Мур, которая играет певицу, такую немножко алкоголичку. Там такие характерные роли. И они очень здорово выстроены. И самая главная победа, на мой взгляд, режиссера, что он и не показывает, актера нет, который играет. Он играет со спины. А все построено на хронике. Он играет Кеннеди, Роберта Кеннеди играет просто? ну, актер, но спиной. А остальное все хроника. Это история о том, как в отеле убили президента.

К. ЛАРИНА: Да, да, да.

В. ГЛАГОЛЕВА: Но сделано. Финал, конечно, удивительный. Ну, мощно сделано Картина такая, она затягивает в свои как-то сети.

К. ЛАРИНА: пока Вера говорит, я сижу, вспоминаю, не могу успокоиться, вспоминаю все фильмы, связанные с изменами, с любовями нагрянувшими, нахлынувшими. «Двое под одним зонтом».

В. ГЛАГОЛЕВА: Это называлось «Зонтик для новобрачных»?

К. ЛАРИНА: А, вот «Зонтик для новобрачных».

В. ГЛАГОЛЕВА: Потому что «Двое под одним зонтом» тоже было.

К. ЛАРИНА: Да. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Вот там тоже история такая странная. Когда Родион начал снимать эту картину, Нахапетов, я имею в виду, это 87-й какой-нибудь год. Там довольно такая история для того времени вообще неожиданная и немножечко, я бы сказала, чуть-чуть безнравственная, потому что мужчина, которого играет потрясающий?

К. ЛАРИНА: Баталов?

В. ГЛАГОЛЕВА: Баталов. Потрясающий, тончайший, нежнейший, удивительный совершенно, вдруг он играет человека, которого можно осуждать. И есть за что осуждать. У которого семья, трое детей. И он уезжает с лаборанткой, женщиной, которую он очень любит, девушкой, там я не знаю. Ниеле Ожелите ее играет. И он уезжает просто на море. Очень красивые кадры, очень красиво снято, это Ялта? Это не Ялта, это в Судаке мы снимали. Причем несезонье, это февраль месяц, очень красиво, очень красиво.

К. ЛАРИНА: Там, кстати, очень хорошо. Это противопоставление этих двух пар молодых, как бы Ваша и с Михайловским Вы играли.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Никита, ушедший так рано. Вообще, ужасно талантливый, замечательный. И когда мы понимаем, что здесь не все в порядке. Как же так? Они учат как бы жить, учат молодую пару?

К. ЛАРИНА: Жить и любить.

В. ГЛАГОЛЕВА: Жить и любить, да. И говорят про своих детей, которых нет. Вместе у них нет детей. И даже фотографии вместе нет, потому что они любовники. И когда Кирилл? Что я говорю? Когда Родион (видите по Фрейду) про мужа своего нынешнего вспомнила. Когда Родион начал эту картину, я говорю: ой, мне кажется, такая безнравственная картина. Как же так? Вот я всегда за жен. И вообще так вот прямо стеной стеной. Как же можно делать такое кино? Но все равно история-то грустная. Она заканчивает-то все равно как бы какими-то, в общем, неоднозначная, и не понятно, они несчастливы все равно. НУ, это такая большая тема для разговора. Но?

К. ЛАРИНА: Все равно очень индивидуально.

В. ГЛАГОЛЕВА: Я это тоже хотела сказать. Каждая история она своя.

К. ЛАРИНА: Ой, опять же Лев Николаевич. Каждая счастливая? Да?

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Сейчас его? Да, одинакова. А каждая несчастливая несчастлива?

К. ЛАРИНА: По-своему.

В. ГЛАГОЛЕВА: Вытянули.

К. ЛАРИНА: Вот. А Баталов еще я вспомнила, вот еще фильм по Нагибину «Требуются седые волосы», по-моему, так называется.

В. ГЛАГОЛЕВА: Не видела.

К. ЛАРИНА: Он уезжает там в Ленинград. Жену у него играет Маргарита Володина. Не помните?

В. ГЛАГОЛЕВА: Не видела.

К. ЛАРИНА: Вот. Там тоже случайно, в Командировку уезжает в Ленинград, влюбляется в женщину. Все в жизни переворачивается.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, таких много историй. И нету рецептов никаких к этим историям. Не знаешь, кто счастлив, кто несчастлив. И всегда найдешь оправдание одному, и другому, и третьему, и четвертому. Поэтому в этом-то и есть трогательность этой ситуации что ли.

К. ЛАРИНА: А я напомню еще раз, что фильм называется «Чертово колесо». Режиссер Вера Глаголева. В главных ролях Алена Бабенко и Илья Шакунов.

В. ГЛАГОЛЕВА: И еще Владимир Зельдин замечательный.

К. ЛАРИНА: Владимир Зельдин. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Которому мы очень благодарны, что он согласился. Там небольшая роль. Но очень важная для меня, потому что там высказана как бы через его героя, его устами сказано то, что волнует меня вот сегодня.

К. ЛАРИНА: А что он там говорит? Напомните, пожалуйста.

В. ГЛАГОЛЕВА: Вы знаете, что он играет старого профессора, который переезжает, потому что его переселяют из старого дома, который помнит каких-то людей, и какие-то фотографии. И все, все, все наполнено, его жизнь, его дом его жизни прожитой достойно, очень достойно. И он всего этого лишается, лишается этих стен. Потому что дом идет под снос. И переселяют его куда-то. И он говорит, что заметьте, как сегодня называют медицинскую помощь? Медицинские услуги, говоря о том, сколько это стоит. И я столкнулась с этим. Это ужасно. Когда спрашивают, есть ли, там страховка ладно, но какие-то немереные деньги, чтобы перевезти больного. Это все есть, это сейчас ужасно. Это ужасно. Так нельзя. Потому что есть какое-то сострадание, есть какие-то другие правила, по которым мы раньше жили. И мы должны все-таки?

К. ЛАРИНА: Что хотите? Дикий капитализм.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, это знаете, это оправдание. Все равно люди стали?

К. ЛАРИНА: У них, по-моему, помилосерднее к своим гражданам относятся на диком Западе.

В. ГЛАГОЛЕВА: Конечно, конечно. И старость все-таки не настолько страшна. Понимаете. Это все можно делать все равно своими руками, законами, государственностью. Вот это очень важно. К сожалению, пока это все топчется на месте. А вот это все говорит об этом герой Зельдина. И это очень важно для меня.

К. ЛАРИНА: Я напомню, что у нас работает все для Вас. Я имею в виду все средства связи, дорогие друзья. Вы не думайте, что мы только про кино будем говорить про Верино. Мы будем говорить про все. Я еще хотела, чтобы Вера рассказала, как она выиграла суд у газеты желтой. Обязательно расскажите, обязательно. Чтоб не повадно было. И напомню нашим слушателям телефоны прямого эфира 783-90-25 и 783-90-26. И еще SMSки можно присылать по телефону +7  985970-45-45. По-моему, у нас кое что было еще, на интернет сайт к нам пришло. «Вера Витальевна, спасибо за талантливые работы. Ждем еще и еще. У моего сына, ему 13 лет, на полке кассеты с фильмами „Не стреляйте в белых лебедей“ и тр, тыры. Светлые чистые фильмы. И мечтаю вот о чем, чтобы появился на экранах удивительный, душевный, трогательный, сердечный фильм. Народ за билетами, очереди огромные, а режиссеры чтобы были Вера Глаголева и Родион Нахапетов. Вот это был бы праздник».

В. ГЛАГОЛЕВА: Ура! Ура! Ура!

К. ЛАРИНА: Это Надежда нам написала такое замечательное письмо. Так, Вера, маленькое дополнение. Алексей спрашивает: «В прошлом году Вы так и не ответили, как же можно покорить такую женщину, как Вы?»

В. ГЛАГОЛЕВА: Ого, это с прошлого года вопрос?

К. ЛАРИНА: Остался без ответа.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ох уж, не знаю, не знаю.

К. ЛАРИНА: Ну, правда, скажите?

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, нет.

К. ЛАРИНА: Нет? Не дадите. Алексей, придется ждать еще год.

В. ГЛАГОЛЕВА: Через год, через год.

К. ЛАРИНА: Ну, Алексей тут еще задает Вам вопрос: «Как не разменяться в этом мире, хранить в себе божественное предназначение?»

В. ГЛАГОЛЕВА: Какие красивые вопросы.

К. ЛАРИНА: Алексей, Вы потенциальный зритель фильма «Чертово колесо». Безусловно, для Вас.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Это ответы. Ответы.

К. ЛАРИНА: Ну, что, мы сейчас слушаем новости, потом возвращаемся в передачу. Встречаемся мы с Верой Глаголевой, продолжаем это делать. И готовьте Ваши вопросы, дорогие друзья. Я готова включить телефон в прямой эфир обязательно.

НОВОСТИ

К. ЛАРИНА: Здесь у нас Вера Глаголева. Пошли уже наши слушатели говорить всякие прелестные слова. «Благодарю за праздник души», — Оля нам пишет.

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо. Спасибо, спасибо.

К. ЛАРИНА: «Приятно удивила роль Зельдина в Вашем фильме, — пишет Ирина, — и ее содержание. Ведь об этом сейчас никто не говорит. Это не можно. А модно „Бригада“, стриптиз, вампиры, сатанисты, а вот о самом главном никто не говорит. Спасибо Вам».

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо, спасибо.

К. ЛАРИНА: Да, это не модно, но я не знаю. Вот это вопрос такой, на самом деле, я его задавала уже. А вот что делать, для кого тогда это делать, если это не модно? Ведь никто это не покажет, вот мы такую установку берем.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, не покажет. Все равно это кто захочет, тот увидит. Потому что я очень надеюсь, что это будет все-таки выпущено на DVD. И каждый может купить, посмотреть и понять, близко ему это или нет, нужно ему или нет.

К. ЛАРИНА: Хотя, может быть, на Первом канале покажут. Вот сейчас у них появилась рубрика «Закрытый показ». Вот они показали там фильм Андрея Эшпая «Многоточие»?

В. ГЛАГОЛЕВА: Я, к сожалению, не видела, потому что говорят очень?

К. ЛАРИНА: Фильм явно не для массового зрителя абсолютно.

В. ГЛАГОЛЕВА: Конечно, конечно.

К. ЛАРИНА: Абсолютно отдельное кино, так же, как и Ваш фильм. Абсолютно. Я даже не могу себе представить, чтобы его можно было смотреть, вот, допустим, «Чертово колесо», чтобы был полный зал наполнен какими-то людьми, которые жуют поп корн и пьют пиво из горла.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, другая история. 

К. ЛАРИНА: Я не могу себе представить.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, потому что это для другого даже поколения, я думаю. Потому что это не? Хотя?

К. ЛАРИНА: А «Питер FM» Вы смотрели?

В. ГЛАГОЛЕВА: Очень хорошее, тонкое, замечательное кино.

К. ЛАРИНА: Успех абсолютнейший. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Но там еще очень много?

К. ЛАРИНА: Молодежное кино про любовь.

В. ГЛАГОЛЕВА: Молодежное, потому что про них, по них. Это про 20-летних. Это сделано очень просто талантливо. И самое главное, что сделано абсолютно, на мой взгляд, очень так нежно. Потому что это нежные отношения. Там нет вообще никакого даже намека на какую-то пошлость, на какую-то, там я не знаю, на какое-то очень раскованное какое-то поведение. Нет, ребята существуют очень современно.

К. ЛАРИНА: Там нет мата, пошлости, нет голых тел.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, нет пошлости, вот понимаете. Но при этом есть современность. Вот очень важна. Она очень вот сегодняшняя картина.

К. ЛАРИНА: И движение какое-то.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, она снята очень хорошо. Она талантливо снята, она талантливо смонтирована. Но хотя судьба у нее непростая, я просто знаю, что ее снимали, потом она лежала 2 года. И потом ее перемонтировали. И там писали музыку и все, все, все. Но она не смотря ни на что, вот она существует. И он принесла действительно она была востребованная картина. Ее много народа посмотрело, но опять же, там же о каждая счастливая? Да, очень тоже мощная рекламная акция была еще к тому же. Поэтому даже это тоже важно, когда поддерживают такие картины. Их поддерживают. Но я думаю, что это немножко другая история, потому что все-таки там молодежная и адресная?

К. ЛАРИНА: Но Вы тоже так не говорите про свое кино. Там молодые люди действуют.

В. ГЛАГОЛЕВА: Молодые. Ну, они, в общем-то, около 40. 36, 35, 32, но все равно это не такие?

К. ЛАРИНА: Это не бабушки.

В. ГЛАГОЛЕВА: Это не тинэйджеры. Но все равно, но это не молодые совсем, совсем, которым интересно, ходят они в кино, и любят они по-другому немножко. У нас все-таки такое кино для более зрелых людей.

К. ЛАРИНА: Дети посмотрели? Девочки то?

В. ГЛАГОЛЕВА: А дети посмотрели.

К. ЛАРИНА: И чего говорят?

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, знаете, трудно? Нравится, конечно.

К. ЛАРИНА: Они вообще в кино ходят? Они, наверное, ходят в кино.

В. ГЛАГОЛЕВА: Они очень ходят. Они много смотрят. Они мне рассказывают иногда, что нужно посмотреть. И я говорю: да, да, да. Я очень хочу. Например, я хотела очень посмотреть дебют или не дебют Дениро «Ложная?» ложная?

К. ЛАРИНА: Я поняла, забыла.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, забыла.

К. ЛАРИНА: Про ЦРУ. 

В. ГЛАГОЛЕВА: «Ложное искушение», Ну, просто мне хотелось, мне интересно было.

К. ЛАРИНА: С Мэдейманом.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Потом я хотела посмотреть картину и посмотрела, кстати, Джорджа Клуни, тоже это его, по-моему, дебют был.

К. ЛАРИНА: «Доброй ночи и удачи»?

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да.

К. ЛАРИНА: Это вообще.

В. ГЛАГОЛЕВА: Оно же тончайшее, понимаете. Оно тоже?

К. ЛАРИНА: Это такое высказывание. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Я не говорю, что оно тоже не было очень успешно в прокате. Не говорю «тоже», нет. Но оно не очень было успешно в прокате.

К. ЛАРИНА: Но оно очень принципиально по позиции. Такое важное.

В. ГЛАГОЛЕВА: Оно принципиальное. И оно очень сделано качественно так, что сидишь и думаешь. Ну, абсолютно в то время уходишь в то время, в ту атмосферу, и они все такие живые люди, просто невозможно. Как это создать это все. Молодцы, молодцы. Они так умеют это все делать. Поэтому я как бы с их слов.

К. ЛАРИНА: Ну, подождите. И чего девочки говорят про Ваше кино?

В. ГЛАГОЛЕВА: Девочкам, ну, нравится, конечно, в принципе мама же сделала. Я думаю? Нет, ну, нравится, действительно. Младшей, например, ей 13 лет, она играла дочку героя. Дочку Ильи Шакунова.

К. ЛАРИНА: А, это дочка Ваша.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, это Настасья Шубская.

К. ЛАРИНА: Очень такая девочка?.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Ну, она, как папа сказал. Кирилл сказал, мой муж, он сказал: ну, что, Насть, ты особо то себя? особо-то и не играла. Ты играешь абсолютно себя. И есть действительно какие-то интонации, которые взяты именно из ее разговора с отцом. Какие-то такие очень узнаваемые вещи. Она говорит: пап, ну, иди уже отсюда. Вот это вот немножечко чуть-чуть свысока. Поэтому она живая, живая и ?

К. ЛАРИНА: А вот, Вера, а они вообще способны. дети Ваши. Они же вообще разного возраста. Все равно это другие поколения. Они способны над вымыслом разрыдаться? Или это уже такая ностальгия, уже никогда этого не будет. Вас может что-то тронуть?

В. ГЛАГОЛЕВА: Конечно. Настоящее чувство, вообще, настоящее чувство, я не говорю «любовь». А я говорю вообще, настоящее сопереживание, сострадание, какие-то вдруг неожиданные моменты, которые связаны или это с музыкой связано, или это подводится какой-то, вот идет. идет, идет, подводится к такому, что вот невозможно не выплеснуть свои чувства, я думаю, что это и есть искусство.

К. ЛАРИНА: А Вы сами давно плакали? Или Вы так любите всплакнуть?

В. ГЛАГОЛЕВА: Я вообще очень? Нет, наоборот, я пытаюсь очень себя сдерживать, но какие-то?

К. ЛАРИНА: Я имею в виду не от потрясений жизненных, конечно, но как зритель.

В. ГЛАГОЛЕВА: Как зритель, да, очень такая сентиментальная ужасно. И я могу в театре что-то, если у меня, в кино, могу. Могу. Что-то вдруг. Причем неожиданные какие-то вещи могут вдруг. Какие-то воспоминания может быть. Может быть, какое-то сочетание там видеоряда и вдруг такой невероятной музыки, которая где-то вот забрало внутри. Я же говорила уже и на нашей программе, когда мурашки так вдруг, мурашки просто, до мурашек. Это и есть это выражение своей эмоции. Это обязательно. Для этого вообще мы делаем для этого. Мы работаем для этого.

К. ЛАРИНА: Давайте, теперь про жизнь.

В. ГЛАГОЛЕВА: Давайте.

К. ЛАРИНА: За то вы засудили газету «Твой день»?

В. ГЛАГОЛЕВА: Ой, я, во-первых. путаюсь, какие там газеты. Их было две.

К. ЛАРИНА: Ну, там или «Жизнь» или «День». Ну, не важно. Какая-то желтая газета.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. А это очень смешно. Я поехала на фестиваль куда-то. Ну, какой-то где-то по России. И мне еще говорят: смотрите типа осторожнее, здесь журналисты из этой газеты. Я не могу сказать, что я что-то могла там говорить. Я вообще никогда не общаюсь с такой прессой и все. Нет, чтобы написать: хорошо прошла картина?

К. ЛАРИНА: Это не интересно никому.

В. ГЛАГОЛЕВА: Абсолютно. Заказ? Во-первых, вдруг мне кто-то говорит: да, ты ездила куда-то на пивной завод за дрожжами какими-то типа целебные, не целебные. Молодость, туда, сюда.

К. ЛАРИНА: Омолаживание. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Дрожжи, дрожжи. Я думаю, откуда, ну, почему, ну, зачем вот это все придумывать. Потом был такой текст типа: вот Глаголева такая, изменилась вся. Теперь она говорит кому-то: вот, теперь я могу смело ходить без темных очков, потому что я типа сделала пластику. И дают фотографию до пластической операции и после пластической операции. И меня это так возмутило, честно, вот прямо разозлило. Вот прямо разозлило. Я подумала: ну, как вот. Надо за это все-таки. Ну, почему? Ну, я же. Ну, как? Есть же люди, которые очень любят про себя рассказывать, придумывать что-то.

К. ЛАРИНА: Небылицы.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да. Я не из этих людей, поэтому меня просто очень злит, зачем. Зачем это все начинают придумывать. Вот зачем? Почему им покоя не дает. Но при этом они говорят: типа замечательно выглядит. И как бы я обижаться уже не должна. Раз мне уже комплименты такие. Но лучше не комплименты делать, а вот лучше вообще молчать. Про меня, не надо про меня ничего рассказывать. Говорить какие-то, это ужасно. Это так противно.

К. ЛАРИНА: И чего? Вы пошли, подали суд?

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, у меня есть адвокат, которая, да, выиграла дело просто. Выиграла дело, показала, что это все?

К. ЛАРИНА: Вранье.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, естественно. Ну, конечно, деньги, естественно, они вряд ли отдадут. Но они будут опровергать, наверное, много раз.

К. ЛАРИНА: Нет, важно то, что с этим можно справляться цивилизованными методами.

В. ГЛАГОЛЕВА: Надо, да, надо не бояться. И надо идти просто и доказывать свою правоту. Вот это очень важно. Потому что чтобы не повадно было, вот это очень важно.

К. ЛАРИНА: Ну, что, дорогая Вера Глаголева, давайте, мы послушаем телефонные звонки. Поскольку я прямо чувствую, как народ, расталкивая друг друга, устремился к телефону.

В. ГЛАГОЛЕВА: Локтями.

К. ЛАРИНА: Да, пожалуйста. 783-90-25 и 783-90-26, здесь в студии «Эхо Москвы» Вас ждет Вера Глаголева. Але, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте.

В. ГЛАГОЛЕВА: Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот Вы все про искусство, а я про жизнь можно задать вопрос?

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, конечно.

СЛУШАТЕЛЬ: А вот я читал в одной из газет Ваше обращение к президенту относительно Вашего дома, где Вы проживаете. И что Вас там притесняют.

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, Вы знаете что, это было письмо общее, это дом. Я думаю, что про это Вы говорите. Дом, который назвался «Молодой кинематографист». И находится на улице большой Тишинский переулок. Дом практически с двух или с трех сторон идет такое мощное строительство, что я думаю, что он когда-нибудь треснет весь, и провалится просто в пустоту какую-то. Потому что безобразие творится такое. Мало того, что там вырубили? детская площадка там была. Вырубили все деревья, которые мы сажали. Мы сажали своими собственными руками.

К. ЛАРИНА: Ужасно, это просто?

В. ГЛАГОЛЕВА: Это с 78-го год. Этот дом был построен. Тогда же мы посадили деревья. И яблони,. груши. Ну, такие вот цветущие кусты, деревья. Все это безжалостно уничтожили. Причем мы боролись, боролись. Незаконно было это все взято. И с нами по-хамски разговаривали. При том, что там и Эльдар Рязанов и Людмила Зайцева.

К. ЛАРИНА: Не последние люди.

В. ГЛАГОЛЕВА: Не последние люди. И это абсолютно бессмысленно, я поняла, что абсолютно бессмысленно. И другой дом, где то же самое. Срубили 4 или 5 вековых дуба в центре, на улице Александра Невского Просто взяли, там тоже была детская площадка, тоже поставили дом. Все настолько бессмысленно. Меня это действительно просто по-настоящему просто раздражает страшно. Даже не то, что раздражает, а меня просто убивает это. Когда Москва превращается в какое-то непонятно что. Там, конечно же, нужно освобождать трассы. Ну, почему в любом цивилизованном государстве нормально существуют огромные вековые деревья и нормальные дороги, по которым ездит транспорт. О чем невозможно сказать про Ленинградку. Ленинградский проспект. Раньше там стояли какие не какие, но деревья. И это был бульвар какой-то. Сейчас посмотрите, что сделали. Страшно смотреть. Белорусский вокзал, площадь Белорусского вокзала, приезжали туда наши войны. Там сколько лет назад. Этот сквер, его уже нет. Памятник Горькому, его уже нет. Ничего нет. Это как будто специально уничтожается все живое. И просто насаждается вот этот бетон, стекло, бетон. Все абсолютно бесформенное, все некрасивое. Уничтожаются старые дома. Это страшно.

К. ЛАРИНА: А Вы пытались цивилизованными методами бороться с этим? Законными я имею в виду.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, ничего, сейчас ничего. Я поняла, что никогда?

К. ЛАРИНА: Я хотела Вас похвалить, что Вы такой активный гражданин, но это бессмысленно.

В. ГЛАГОЛЕВА: Это бессмысленно, потому что заплачены большие деньги. Потому что стоит каждый метр. Это считается.

К. ЛАРИНА: Ну, как вот люди под бульдозеры бросаются, вот Патриаршие пруды-то отвоевали все-таки.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да. И это единственный, наверное, случай, потому что там не просто отвоевали, там просто не поставили какой-то бездарный, огромный памятник. А в принципе Патриаршие не хотели по-моему, еще?

К. ЛАРИНА: Нет, они хотели пруды все переделывать. Они даже воду оттуда выкачали.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, переделывать. Но все равно, все-таки живой этот островок остался. И я надеюсь, я просто очень надеюсь, что это останется. Какие-то все-таки, ну, нельзя так уничтожать зеленые, нельзя. Я не из партии зеленых, но нельзя такого делать. Я приехала в Берлин. Казалось бы, Берлин уже, как его бомбили, и все, и все-таки город такой, который тоже очень много пережил. И восстановлено, какие-то такие красивые, старые дома. И сколько зелени. Там такие роскошные парки. Понимаете. Огромные деревья. Вот обратите внимание. У нас нет ни одного приличного, нормального дерева, которое прожило там 100, 200 лет. их нет. Их нет просто, потому что уничтожается безжалостно.

К. ЛАРИНА: Следующий звонок. Але, здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Это Михаил из Петербурга.

К. ЛАРИНА: Михаил, только, пожалуйста, выключите радио, а то мы друг друга не слышим. Я Вас очень прошу, пожалуйста.

МИХАИЛ: Уже.

К. ЛАРИНА: Вот теперь пожалуйста.

МИХАИЛ: Я хотел бы, извините, об искусстве. Значит, я не первый раз слышу, как москвичи очень хорош говорят о фильме «Питер FM». Но, извините, тут дело не в возрасте. Мне 54 года. И мне он тоже очень понравился. Понравился не потому, что это молодое кино о любви, конечно, все очень хорошо. А потому что мне показали именно тот город, который я люблю и знаю. И не те гениальные штампы, которые знают все, а именно тот город, который я люблю. И это мнение не только мое. Мой молодой коллега только что закончил институт, ну, он сказал просто, что этот фильм не может не понравиться человеку, который вырос в этом городе.

К. ЛАРИНА: Т. е. там настоящий Питер, да?

МИХАИЛ: Там наш любимый Питер. И, т.е. называется лица не общее выражение. Т. е. то, что я выхожу утром на кухню и вижу крыши. Вот он, этот главный герой то же самое видит, только свое. И они в этом смысле похожи. И сюжет этого фильма именно правильный. Что он получил приз, а все равно остался в этом городе.

К. ЛАРИНА: Спасибо Вам, Михаил, а что Вы хотели что-нибудь спросить, или просто сказать свое мнение?

МИХАИЛ: Нет, я просто хотел Вам объяснить.

К. ЛАРИНА: Почему его любят. Да, спасибо.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, все равно он снят в манере такой молодежной.

К. ЛАРИНА: Стилистика такая.

В. ГЛАГОЛЕВА: Стилистика такая. Все-таки и Питер такой весь стремящийся, такой неожиданный.

К. ЛАРИНА: А мне, кстати, было интересно послушать сейчас вот это мнение петербуржца, как я понимаю, коренного, поскольку у меня было ощущение, что он приукрашен немножечко, что город на самом деле не такой. Такой немножечко открыточный получился.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, все равно, он в устремлении. Ну, это неплохо, мне кажется, лучше, чем помойки и всякие?

К. ЛАРИНА: Т. е. прошло время помоечное в кино.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, по-моему, да. Арочных дворов этих страшных.

К. ЛАРИНА: Выискивали самое ужасное. Я помню, кстати, фильмы, опять же, если говорить про Петербург, вот Вам Петербург Мамина, я обожаю этого режиссера Юрия Мамина. Но он, это просто такая мода, вот тогда было такое кино?

В. ГЛАГОЛЕВА: Да. да, да. но я не помню у Мамина? Это телевизионные какие-то?

К. ЛАРИНА: «Окно в Париж», когда она приехала, француженка попала в Петербург.

В. ГЛАГОЛЕВА: Симпатичная история. Да, да, да.

К. ЛАРИНА: Что это был за город. Ужас. Город ужас. Город помойка, город кошмар.

В. ГЛАГОЛЕВА: Ну, я так не помню. Но это такая сатира. Сатира на нашу действительность была раньше. Это же такое с юмором. Все равно это все скрашивается, потому что там это все с позиции?

К. ЛАРИНА: А «Бандитский Петербург» какой ужас, город ужас.

В. ГЛАГОЛЕВА: Вот там да. Я с Вами согласна.

К. ЛАРИНА: Следующий звонок, пожалуйста. Я напомню еще раз телефоны: 783-90-25 и 783-90-26. Здесь в студии «Эхо Москвы» у нас Вера Глаголева. А сейчас я еще хотела задать, здесь есть вопрос. Сейчас. «На радиостанции „Эхо Москвы“, по сути, последний голос совести страны никто не говорит о московской системе тотального мздоимства. А ведь в центре этой гибкой паутины мэр». Это в ответ на Ваше выступление. 

В. ГЛАГОЛЕВА: Вы знаете, там столько центров, что здесь?

К. ЛАРИНА: Мздоимства.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, что здесь обвинять одного человека невозможно. Это система.

К. ЛАРИНА: Это так система выстроена уже, к сожалению. 

В. ГЛАГОЛЕВА: И против нее, да, единственный человек, по-моему, который пытался что-то сделать, это Комич, такой замечательный, которого нет.

К. ЛАРИНА: Не стало.

В. ГЛАГОЛЕВА: И это единственная была надежда, что он вместе с кем-то, со своими единомышленниками может как-то перебороть это. Но, к сожалению, теперь даже и надеяться, наверное, не на кого.

К. ЛАРИНА: Еще звонок успеваем. Але. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Ало, здравствуйте. Роман. У меня вопрос. Как у Вас теперь складываются отношения со Светланой Хоркиной?

К. ЛАРИНА: А что между Вами было?

В. ГЛАГОЛЕВА: А у нас никогда никаких отношений не было.

К. ЛАРИНА: Я ничего не знаю вообще. Опять чего-то было?

В. ГЛАГОЛЕВА: Это желтая пресса.

К. ЛАРИНА: Начитались желтой прессы.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, да. Мы тоже выиграли суд, кстати, поэтому никаких отношений не было. И все это опять же вымышленные вещи, и не очень хочется говорить. Потому что это уже надоело.

К. ЛАРИНА: Это светская львица Глаголева.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, столько интересных подводных течений. 

К. ЛАРИНА: Я ничего не знала. Але, здравствуйте. Да, добрый вечер.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Добрый вечер. Ксения?

К. ЛАРИНА: Да. Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Очень приятно Вас слышать. И Вера.

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Я просто хочу выразить восхищение этой женщиной. Она мне очень нравится.

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо Вам, спасибо. Приходите на кино.

СЛУШАТЕЛЬНИЦА: Здоровья Вам, благополучия, чтобы у Вас все было хорошо.

К. ЛАРИНА: Спасибо большое.

В. ГЛАГОЛЕВА: Смотрите наши фильмы. Спасибо.

К. ЛАРИНА: Вер, и еще про театр я хотела, поскольку не могу не спросить, что там происходит какая-то жизнь театральная в театре Табакова?

В. ГЛАГОЛЕВА: Происходит. Происходит, да. Мы играем, мы играем спектакль «Под небом голубым» с огромным удовольствием я это делаю. Каждый месяц я выхожу на сцену. И так замечательно существуем. Очень интересно. Потому что приглашаю своих друзей, потому что есть, о чем поговорить потом. Это да, все происходит. А сейчас мы восстанавливаем спектакль «Поза эмигранта»?

К. ЛАРИНА: Леонида Трушкина.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, да, которую мы играли в театре Вахтангова. Просто частный театр Леонида Трушкина. И теперь мы будем играть его в театре на Малой Бронной. И это будет репертуарный спектакль театра. Поэтому милости просим. Мы уже летом начинаем играть.

К. ЛАРИНА: А поставить не хотите уже что-нибудь на театре?

В. ГЛАГОЛЕВА: А Вы знаете что, не знаю, даже. Мне кажется, что, ну, конечно, если бы мне предложили какую-то пьесу, которая меня чем-то вот заинтриговала что ли, потому что в театре, мне кажется, самое главное чтобы не было скучно. А развлекать, просто развлекать, потому что это там комедия, тоже не хотелось бы. Поэтому просто я не очень определилась по материалу. Таня Догилева, например, с которой мы недавно общались, она же ставит, и на мой взгляд, очень удачно. Вот это «Лунный свет», удачные спектакли, и они всегда, всегда, сколько они играют, всегда аншлаг, и это очень приятно. Вот эта все-таки сиюминутность в театре, она очень важна. Когда вот эмоция, вот она сейчас. И отдача, очень важна для актера. Поэтому, ну, я так не задумывалась про это серьезно, но я думаю, что наступит, наверное, тот день, мне будет это интересно.

К. ЛАРИНА: А Вы на театральную сцену тоже ведь достаточно поздно вышли впервые, да? Это было как раз у Трушкина? Или раньше еще что-то делали?

В. ГЛАГОЛЕВА: Нет, еще был опыт. В 90-м году это «Джазмен» с Алексеем Козловым, который выходил с нами, вместе с актерами, выходил и начинал играть на саксофоне. И тогда просто все зрители были наши, потому что?

К. ЛАРИНА: Вообще даже не помню этого. Это что такое было?

В. ГЛАГОЛЕВА: Это невероятно. Это всего два года просуществовал этот спектакль, который назывался «Джазмен».

К. ЛАРИНА: А кто это делал?

В. ГЛАГОЛЕВА: Это делал Виталий Павлов. Это его пьеса, и он сам поставил. Вася Бочкарев и Ира Печерникова, Фатюшин покойный. Да, очень симпатичная была история. История как раз вот джазмена. И когда Леша выходил и играл свои произведения, это было просто какой-то, вот магия. Магия такая невероятного взлета. Очень здорово. Вот, а потом два года он просуществовал, а потом была еще до этого была «Русская рулетка. Женский вариант» с Бочкиным на двоих мы играли довольно долго. 4 года мы ездили по?

К. ЛАРИНА: Это антреприза.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да. Виталий Павлов. Тоже он поставил. Мы ездили по стране и побывали во всех уголках. Просто не шучу. Просто везде. От Владивостока до, я не знаю, до Таллинна. Мы были везде. И везде очень хорошо принимали. А вот потом уже была «Поза эмигранта». И, не знаю, мне нравится. И сейчас « Под небом голубым». Мне нравится в театре.

К. ЛАРИНА: « под небом голубым» это театр Табакова. А туда как Вы попали? Это Ваша кампания? Ваша тусовка?

В. ГЛАГОЛЕВА: Меня пригласили.

К. ЛАРИНА: А кто пригласил?

В. ГЛАГОЛЕВА: Олег Павлович сам.

К. ЛАРИНА: Прямо Олег Павлович сам?

В. ГЛАГОЛЕВА: Прямо сам позвонил и пригласил. Я думала сначала, что меня разыгрывают. А потом когда услышала непередаваемые, конечно, интонации, нотки. Да, невозможно спутать ни с кем. И я уже поняла, что это правда. И, конечно, было безумно приятно. И мы ставили режиссер Олег Тополянский, который во МХАТе, он актер, но это первая его постановка, дебют был. И там замечательные молодые ребята играют. Там три новеллы, из трех новелл. И наша новелла третья, последняя с Виталием Егоровым. Очень много он работает в «Табакерке». Очень много у него спектаклей. И он замечательный актер. С ним очень комфортно на сцене. Очень. Просто настолько он гибкий, и настолько он точно существующий. 

К. ЛАРИНА: А Вы там кого играете?

В. ГЛАГОЛЕВА: Вообще, удивительно, я играю женщину 58 лет.

К. ЛАРИНА: Возрастная роль.

В. ГЛАГОЛЕВА: Да, вот так меня видит Олег Павлович Табаков. Но там опять же про любовь, поэтому это очень интересно. И действительно там есть в этом какая-то? Класс, класс, класс.

К. ЛАРИНА: Ну, что же, остается только пригласить еще раз наших слушателей не пропустить фильм «Чертово колесо», который появится в прокате совсем скоро. Я не знаю, мы не можем же сейчас сказать: вот не попадете, и вообще будет супер, и прокатная судьба потрясающая. Мы скромные люди.

В. ГЛАГОЛЕВА: Найдут. Найдут.

К. ЛАРИНА: Мы Вам скажем, да?

В. ГЛАГОЛЕВА: Кто захочет, тот найдет. Посмотрите, это история, которая вот попадает эмоционально.

К. ЛАРИНА: Спасибо.

В. ГЛАГОЛЕВА: И Вам будет просто хорошо с этим фильмом.

К. ЛАРИНА: Ну, и на артистку Глаголеву тоже приходите в театр посмотреть.

В. ГЛАГОЛЕВА: Посмотрите, да, да, да.

К. ЛАРИНА: В театре Табакова. И вот, даст Бог, скоро и в театр на Малой Бронной.

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо, спасибо огромное.

К. ЛАРИНА: Спасибо. Верочка, удачи.

В. ГЛАГОЛЕВА: Очень приятно к Вам приходить.

К. ЛАРИНА: Спасибо.

В. ГЛАГОЛЕВА: Спасибо Вам, спасибо.