ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Пресс-релиз спектакля «Семь жизней Вл. И. Немировича-Данченко»

22 июня 1897 г. в московском ресторане «Славянский базар» состоялась знаменитая встреча-беседа Константина Станиславского и Владимира Немировича-Данченко, продолжавшаяся восемнадцать часов и положившая начало Московскому Художественному театру. На сцене этого театра, спустя год, была поставлена пьеса А. П. Чехова «Чайка». Премьера прошла с триумфальным успехом. Благодарный Чехов дарит Немировичу-Данченко медальон с надписью: «Ты дал моей „Чайке“ жизнь. Спасибо!». И с этого дня летящая чайка становится эмблемой Художественного театра.
Друзьями и почитателями Художественного театра были Лев Толстой, Федор Шаляпин, Максим Горький, Иван Бунин, Сергей Рахманинов, Александр Блок и многие другие деятели русской культуры.
Владимир Иванович Немирович-Данченко был не только великим директором и, как его называли, «мозгом» Художественного театра: популярный прозаик и драматург (ему неоднократно присуждались литературные премии им. А. С. Грибоедова), прекрасный педагог (среди его учеников звезды русского театра В. Мейрхольд, О. Книппер-Чехова, И. Москвин и др.), выдающийся режиссер, поставивший на сцене МХАТа более 50 пьес (А. П. Чехов, Ф. М. Достоевский, Г. Ибсен, М. Горький, В. Шекспир и др.). Вершиной творчества Немировича-Данченко, его «лебединой песней», была знаменитая постановка «Трех сестер» А. Чехова в 1940 году.
Немирович-Данченко реформатор не только драматического театра, но и оперы, создатель музыкального театра на сцене которого ставил оперы Визе, Рахманинова, Верди, Шостаковича и с которым гастролировал в Америке в 1925 году. В 1926"-27 гг. Немирович-Данченко работает в Голливуде вместе с Чарли Чаплиным, Дугласом Фэрбенксом, Мери Пикфорд, Гретой Гарбо и др.В 1936 г. в издательстве Little Brown and company (Бостон) выходит его книга “My life in the Russian theatre”. Сложны и порой драматичны были взаимоотношения Немировича-Данченко и Станиславского. Но все конфликты, как бы остры они ни были, отходили на второй план во имя общего дела —Художественного театра. Немирович-Данченко писал: «Мы можем стать во враждебные отношения друг к другу, но все же ту связь, которая между нами, может разорвать только Бог».
Спектакль «Семь жизней Вл. И. Немировича-Данченко» включает письма А. Чехова, Вл. Немировича-Данченко, К. Станиславского, М. Горького, воспоминания современников, отражает драму дружбы и соперничества основателей Художественного театра, рисует картину жизни русского общества конца 19 — начала 20 века.
Исполнители — внук Вл. Немировича-Данченко — Василий Немирович-Данченко и автор композиции, его жена Анжелика. По ходу действия Анжелика и Василий исполняют произведения для фортепиано С. Рахманинова: прелюдию до минор, 6 пьес для фортепиано в четыре руки, этюд-картина соль минор.
Премьера спектакля состоялась в 1992 г. в Москве в театре «Эрмитаж», на сцене которого, почти 100 лет назад состоялось открытие Художественного театра. Спектакль показывался на концертных и театральных сценах Москвы, Киева, Нижнего Новгорода, Новороссийска, Донецка, Ялты, Кёльна, Дюссельдорфа и других городов. С 1993 года постановка идет на Новой сцене Художественного театра.


Из прессы:

Роль главного героя — а лицо он подлинное, известное — играет внук. И не актер — музыкант.
Речь о спектакле-концерте «Семь жизней Вл. И. Немировича-Данченко» на Новой сцене МХАТа имени А. П. Чехова. Если театр, по словам Станиславского, начинается с вешалки, то «Семь жизней…» у вешалки продолжаются: «Казалось бы, многое известно, но насколько все неожиданно!», «Просто счастье, что я пришла…», «Посмотреть такое — как очиститься». Что же так задевает? Магия подлинности — спектакль построен на письмах, строках из мемуаров — или узнавание в ушедшем прошлом своего настоящего? Кажется, Владимир Иванович выполняет обещанное: «Вы думаете, когда я умру, я оставлю вас в покое? Не надейтесь».
Немирович-Данченко считал, что безнравственно наследовать землю, капиталы, что единственное наследство, которое должно передаваться из поколения в поколение, — навыки, вкусы, привычка к умственному труду и способность к творческой работе. После его смерти большая часть отнюдь не гигантской квартиры стала музеем. Туда, за фанерную перегородку, переехали личные вещи реформатора театра. Во всеобщее достояние перешли его дневники, записки, письма. Ну а семье достались навыки, вкусы, способности.
Сыгравший деда внук, Василий Михайлович Немирович-Данченко, — заслуженный артист РФ, заведующий музыкальной частью МХАТа. Он пианист, композитор, автор музыки к сорока спектаклям разных театров. Актером себя не считает и не отважился бы на большую роль, если бы не убедила жена Анжелика, написавшая пьесу «Семь жизней…», не просто композицию из документов, а именно пьесу по всем канонам жанра.
Анжелика Немирович-Данченко — педагог, доцент кафедры фортепиано Московского государственного университета культуры, талантливый музыкант и, как выяснилось, талантливый литератор: за «Семь жизней…» она удостоена в 1994 году премии имени Константина Станиславского, которую учредил совместно с журналом «Театральная жизнь» известный южнокорейский прозаик, драматург, режиссер и педагог На Сан Ман.
В спектакле Анжелике выпала сложная задача — сыграть чтеца, представить зрителю все окружение Немировича-Данченко, такие разные характеры — Чехов, Станиславский, Горький, Рахманинов… Но здесь уже помогают не только слова, но и музыка. Двое на сцене садятся за рояль. Звучат рахманиновские пьесы для фортепиано в четыре руки.
Кажется, дедовское наследство не пошло прахом. (Тамара Александрова, «Московская правда», 13 января 2009).

Для того чтобы состоялась драма, нужны как минимум двое. А если эти двое — такие титаны творческого духа, как Станиславский и Немирович-Данченко, создатели Художественного театра, то и драма их взаимоотношений, дружбы, соперничества во имя единого свершения, по-новому окрасившему искусство XX века, оказывается зрелищем захватывающим. Взволнованно и трепетно, опираясь на известные и новые факты, исполнители Анжелика и Василий Немирович-Данченко воскрешают образ родного им человека — Владимира Ивановича Немировича-Данченко, восстанавливают жизнь, ставшую легендой, но возвращают легенде ярость, горечь и вдохновение подлинной жизни.
Спектакль сыгран с доверием к культуре, душевной тонкости, любознательности зрителей. Знакомство с ним способно стать фактом духовной биографии каждого, потому что увидев его забыть нельзя. (газета «Деловой мир»).

Спектакль без новомодных изысков, поставленный в старой доброй манере, по-человечески тепло рассказывающий о становлении Московского Художественного театра, об усилиях Вл. И. Немировича-Данченко, направленных на его создание, о его сложном содружестве с К. С. Станиславским, драматических (к счастью, не трагических) отношениях с властью рабочих и крестьян.
В спектакле неоднократно звучат фортепианные произведения С. Рахманинова, который был тесно связан с МХТ, способствующие созданию необходимой эмоциональной атмосфере. (А. Локтев, апрель 2005)

Как известно, будущего без прошлого не бывает и в «Семи жизнях Немировича-Данченко» эта мысль звучит с отчётливой ясностью. (Ж. Филатова, «Театральная афиша», декабрь 2007)