ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Егор Бероев: Понимаю, что больше не надо испытывать судьбу

Татьяна Демидова, Ваш досуг, 8.03.2002
«Все говорят, что он похож на героя». Эта фраза из аншлагового спектакля МХАТа им. А. П. Чехова «Ю» относится к персонажу Егора Бероева. В актере Бероеве тоже есть какая-то несовременная порядочность. Он не говорит плохо о коллегах. Никому не завидует и ничего не боится. Ему приятна похвала, но он не старается достичь популярности любой ценой. Он не стремится попасть на обложку модного журнала, и на интервью соглашается без особого энтузиазма. Он любит лошадей, русскую природу, деревню, свой дом и никогда не называет Россию «этой страной». Он никого не пускает в свою личную жизнь. Словом, ведет себя как настоящий мужчина.

     — Вас часто сравнивают с Вашим дедом Вадимом Бероевым, знаменитым актером 60-х годов, сыгравшим майора Вихря. Вам нравится это сравнение?

     — Мне очень нравится это сравнение. Приятное. Дед для меня — пример в профессии, и не только. Я не встретился с ним в жизни, Вадим умер задолго до моего рождения. Меня воспитывал мой дед Леонид Викторович Почивалов, которого я очень люблю и уважаю. Он, кстати, тоже журналист, был спецкором газеты «Правда», затем работал в «Литературной газете». О Вадиме же мне много рассказывала бабушка, сравнивала меня с ним, говорила, что у нас похожи голоса. Ия Саввина рассказывала, что однажды в какой-то компании прочли очень известное стихотворение очень известного поэта. Был задан вопрос: «А чье это?». Вадим ответил: «Зовут Александр Александрович. А фамилию не помню» (разумеется, имелся в виду Блок). Такой легкий, ненавязчивый юмор был свойствен деду. Многие люди подходят ко мне, говорят: «Егор, здравствуй! Я был другом твоего деда!». Я знаю, что такого количества друзей у человека быть не может, потому что понимаю, что такое дружба. Но все стараются причислить себя к друзьям деда. Я верю немногим людям, например, Владимиру Гордееву, который помогал мне готовиться в институт, делать какие-то роли. Он действительно дружил с Вадимом, дружил, не требуя от него что-нибудь взамен.

     — Вы из актерской семьи. Бабушка играла в театре им. Моссовета, там играет мама. Ваш актерский жребий был предрешен заранее или же, как это часто бывает в театральных семьях, приходилось идти против воли родителей?

     — В основном так и получается: приходится идти против родительской воли. Хотя я считаю, что это неправильно. Когда я говорю про свою позицию на этот счет, я имею в виду то, как буду воспитывать своих детей. Я постараюсь воспитать ребенка так, чтобы он смог сам сделать выбор, и тот выбор, который он сделает, будет уважаем мною. Если мой ребенок захочет пойти в актеры и это будет твердое решение, я не стану препятствовать. В среде актеров дети очень самостоятельные. Я тоже был таким. Когда родителей все время нет дома либо ты вместе с ними на гастролях и предоставлен сам себе, самостоятельности учишься быстро? Возможно, мое решение стать актером не было настолько твердо обдуманным, когда я поступал в театральный, в то время мне было всего 15 лет.

Я рос в актерской семье, играл в театре? Выбор будто был предначертан. Но бабушка мечтала о том, чтобы я стал художником, меня хотели отправить учиться куда-то. Но я поступил в Щепку.

     — Помните свой первый выход на сцену?

     — Мне было лет 7 — 8. Я играл в «Пчелке», спектакле Театра им. Моссовета, маленького Жоржа де Бланшеланда. Сначала меня хотели одеть девочкой и вывести на сцену в роли принцессы Пчелки. Для парня это был позор, и я отказался. В роли Жоржа я выходил на сцену, и меня спрашивали: «Жорж, ты будешь защищать Пчелку, как брат защищает сестру?». И я робко отвечал: «Да, я буду защищать Пчелку». Потом роль «перешла по наследству» к моему брату (ему сейчас 13 лет). Он в отличие от меня реплику произносил громко и басом. Мы с братом абсолютно разные по характеру.

     — Как Вы попали во Чеховский МХАТ: нарочно стремились сюда, предпринимали какие-то шаги или это счастливая случайность?

     — МХАТ для меня всегда был примером театра, но я не подозревал, что попаду сюда. Знал, что обычно в этот театр поступают из Школы-студии МХАТа, и не предполагал, что сюда возьмут кого-то из Щепки. Мой педагог Римма Гавриловна Солнцева сама училась во МХАТе, у Топоркова, поэтому ее метод преподавания мастерства был близок к мхатовскому, к табаковскому. Нам преподавали школу мхатовскую. При всем консерватизме Щепкинского училища есть курсы, которые выделяются. Их не любит начальство. У нас был такой курс, нелюбимый, но именно из него вышли хорошие ребята, которые работают в главных театрах Москвы и играют большие роли: Маша Скосырева, Ильюша Древнов, Леша Дубровский, Катя Королева, которой я помогал показываться во МХАТ. Так получилось, что нас смотрел Ефремов, мы играли отрывок из «Обрыва» Гончарова. В итоге взяли нас обоих. Меня пригласили на роль Освальда в «Приведения». Это было неожиданно. Приятно. Не думаю, что смог сыграть роль в полном объеме, в 21 год это достаточно сложно. Но это было хорошей практикой, я играл с замечательными актерами.

     — Какая роль из нынешнего репертуара Вам особенно дорога?

     — Роль Адуева из «Обыкновенной истории» в театре под руководством Олега Табакова. Этот спектакль мы играем на большой сцене МХАТа. Дорога тем, что играю с Олегом Табаковым. Это великолепный партнер, у которого стоит учиться, учиться и вбирать все, что он говорит. Потому что он необыкновенно знает актерское ремесло. А уж быть его партнером — огромное удовольствие. И сама роль удивительна по развитию: берется отрывок жизни Адуева за 9 лет. Он приезжает в город, город его ломает, Адуев уезжает, затем возвращается вновь. Приезжает наивный мальчик, встречает дядю, которому верит, старается подражать ему, переживает любовь, которая ломает его? В итоге герой становится «монстром», готовым сожрать все и всех, не замечающим людей рядом с собой, их боли. Это очень современная вещь сейчас.

     — Так, наверное, было всегда, поэтому спектакль и называется «Обыкновенная история».

     — Это было актуально всегда. Но раньше были идеалы, пусть и искусственные. Люди во что-то верили. Были герои фильмов, созданные прекрасными актерами, такими, как Любовь Орлова, Николай Черкасов, Николай Рыбников, которые становились идеалами. Сейчас нет положительных героев, вообще нет ничего позитивного. От этого непонимание, незнание, вседозволенность. Если не во что верить, можно все.

     — И Вам не нравится такая вседозволенность?

     — Это не вседозволенность, скорее разврат. Он везде, во всем.

     — Помимо работы в театре Вы активно снимаетесь в сериалах.

     — Сейчас уже нет. Может быть, я и снимался бы дальше, если бы были хорошие предложения. 

     — Однако на Вашем счету уже есть пять или шесть работ. Что для Вас работа в сериалах: возможность приобрести новый опыт, популярность, способ заработать?

     — Мне интересно было просто сняться в кино. Когда я учился в «Щепке», первое время работал в театре, с кино не получалось, не время было. Все началось с сериала «Ростов-папа», куда меня пригласил сниматься Кирилл Серебренников, затем — «Гражданин начальник», потом — «Семейные тайны», «Пятый угол», «Каменская-2». Все это за полтора года.

     — Не могу себе представить, в каком темпе Вы жили и работали?

     — В бешеном, просто бешеном. Было время, когда я снимался в четырех сериалах одновременно. А еще кино. Было время, когда по четыре ночи не спал: ночь — съемка, день — съемка. Только во время перелетов и переездов можно было час-другой поспать. Хорошо ли это, не знаю. Но силы были.

     — Вы принимали все предложения?

     — Нет. Были предложения, от которых я отказывался.

     — Какими критериями Вы руководствовались при выборе?

     — Во-первых, я знакомился с режиссером. Все режиссеры, с которыми я работал, талантливые профессионалы: Елена Цыплакова, Сергей Газаров, Николай Досталь. Снимался у Юрия Мороза в модном сериале «Каменская-2», который выйдет на экраны ближе к лету.

     — Кого Вы там играете?

     — Молодого стажера из команды Каменской. Это новый персонаж.

     — Ваши впечатления о работе с такими популярными актерами, как, например, Елена Яковлева.

     — Сериалы делаются в достаточно жестком ритме, поэтому сказать о впечатлении от актеров сложно. Когда люди работают вместе дни и ночи, постоянно, образуется коллектив, и тогда можно о чем-то говорить. С Еленой Яковлевой я встречался только в кадре, и все. Поэтому могу сказать только то, что она прекрасная партнерша, проста в общении. Поближе я общался с Сережей Гармашом, замечательный мужик, очень добрый и хороший актер.

     — Во всех сериалах было интересно работать?

     — Во всех.

     — Вы смотрели сериалы со своим участием?

     — Честно сказать, я смотрел то, что было у меня на кассетах. «Гражданин начальник» я посмотрел весь.

     — Зрителю Бероеву нравится актер Бероев?

     — Я не могу оценивать себя как зритель. Я вижу свои недостатки, понимаю, что получилось, а над чем еще стоит работать. Но это относится уже к актерской кухне.

     — В кино часто бывают ситуации, когда приходится работать, мягко говоря, в сложных погодных условиях: зимой снимать лето, летом — зиму. Андрей Миронов когда-то читал со сцены смешной рассказ о том, как в декабре снимали жаркий летний пляж. Вам приходилось участвовать в подобных сценах?

     — Были ситуации, когда весной приходилось снимать зиму, осенью — лето. И в том и другом случае было очень холодно. Съемки фильма «Гражданин начальник» проходили в Туле. Там посреди города есть какой-то грязный пруд. Осень, температура +6°, идет дождь, холодно, жутко. А я в это время, выпив стакан коньяку, чтобы не простыть, голый сижу в пруду.

     — Коньяк помогал согреться?

     — Да, бывало, я выпивал за день бутылку и был при этом абсолютно трезвым. Во втором случае снимали «Игру в модерн». Питерская зима, 20° мороза. Снимаем в поле, на ветру, холодрыга жуткая, а у меня мокрая рубашка и мокрые волосы? Что только ни придумывали гримеры, чтобы создать ощущение мокрых волос (если намочить волосы по-настоящему, можно заморозить голову). И сцену еще играть надо — плакать. Голова начинает болеть так, что жуть.

     — И после этого Вам еще нравится профессия киноактера?

     — Конечно, нравится. Интересная профессия (смеется).

     — Говорят, что во время съемок фильма «Игра в модерн» Вы выполнили трюк, который не получился у каскадера.

     — Я на полном ходу галопом срезал лозу. У меня была настоящая шашка, кажется, 1904 года. В шест был воткнут прут, который нужно срезать на расстоянии 15 см от шеста под углом 45°. Раньше у уланов было такое состязание. Это непросто, потому что при этом необходимо стоять в стременах, управлять лошадью. А шашка — это все-таки оружие? Каскадер шел первым и должен был срезать один прут, я - второй, затем снова он - третий. У каскадера почему-то не получалось, и я срезал все три прута.

     — Почему у Вас это получалось?

     — Может быть, кровь дедовская осетинская помогает? Я с детства езжу на лошади. Не так хорошо, как уланы — этому приходилось учиться: перед съемками я специально занимался конным спортом.

В разных ситуациях приходится бывать во время съемок фильма. И огромный восьмискоростной трейлер, по скользкой дороге водить приходилось, трогаясь с пятой скорости. Во время этой съемки сидящий рядом со мной мой партнер Юра Степанов все время напоминал мне, что у него есть четырехлетний сын.

     — Вы знаете, что недавно еженедельник «Аргументы и факты» назвал Егора Бероева в числе пяти самых перспективных молодых киноактеров? В Вас видят не только талантливого театрального актера, но и восходящую кинозвезду.

     — Приятно. Но сейчас у меня нос упрется в потолок — слишком много похвал. Я еще ничего такого не сделал, чтобы быть и талантливым театральным актером, и кинозвездой?

     — Подающим надежды?

     — Подающим надежды, может быть, да. Знаете, часто спрашивают, что для вас важнее — кино или театр. Мне кажется, что кино вторично по отношению к театру. Мы приходим в кино (я про себя сейчас говорю) с тем багажом, который успели накопить в театре. Кино — это более точная профессия. Там нужно в кадре мгновенно собраться и выдать то, что требуется. Кино — профессия ожидательная. А в театре больше понимаешь себя, когда ты проживаешь весь спектакль, на тебя смотрит зритель, в зале почти 1000 мест… Это те вершины, которые нужно брать. Сложно. Очень сложно.

     — Вы говорите о том, что дает театральная школа актеру кино. А кино, в свою очередь, что-нибудь дает актеру театра?

     — Популярность. Если бы не сериалы, Вы бы не пришли ко мне брать интервью.

     — Теперь вопрос «свежий и оригинальный»: о какой роли мечтаете?

     — О характерной. Хочется сыграть какие-то сломы в человеческой судьбе. Хочу играть хорошую драматургию. Например, Островского. Какую-нибудь не первоплановую роль, но характерную. Может быть, эпизоды. Но вот именно не голубого героя.

     — Но Ваша внешность именно к таким ролям и располагает?

     — (Иронично). Моя внешность всегда тянет на то, чтобы был мальчик, который любит девочку, и девочка, которая любит мальчика, и всякие препятствия, которые им мешают. Мне же хочется сыграть что-то нестандартное, неожиданное, где есть искорка, где можно придумать что-нибудь. Это больше мое. Я в этом нахожу большую свободу. Хотя понимаю, что мне придется играть именно такие роли — «примерные». Сейчас Владимир Петров ставит Павича «Вечность и еще один день» на большой сцене МХАТа. Павич сам приезжал сюда, обещал быть на премьере. Очень дорогостоящая постановка. Работа сложная, но, как всегда, все зависит от режиссера, и с каждой репетицией я все более влюбляюсь в пьесу.

     — Кого Вы играете?

     — Петкутина. Это молодой человек, юноша, который сделан из глины. Сложная история, даже не знаю, как рассказать. Там интересная придумка. Зрители будут иметь право выбрать мужской или женский вариант пьесы. Сама история остается одной и той же. А вот «закуски» к этому, начало и финал, — разные. Зрители станут голосовать каким-то образом (класть жетоны в какие-то чаши, например), и актеры до последнего момента не будут знать, какой вариант они играют. Премьера спектакля состоится в апреле.

     — А в целом к Павичу как относитесь?

     — Сложно. Это не мой автор. Я люблю попроще, когда нет надуманности, нарочитости, вот как у Ричарда Баха. У него как-то все прозрачно. Есть отношения людей. Его символизм ощутим. Но это дело вкуса. Я вообще люблю попроще все: по отношениям, по форме. Я не традиционен, но какая-то чистота должна быть в авторском понимании любви, дружбы. Современная тенденция все искажать мне не нравится. Сейчас все происходит не по-людски. Какие-то больные люди становятся героями. Эти попытки найти что-то новое: если Чехова ставят, то обязательно нужно надеть какие-то каски военные, взять автоматы и отправить героев на войну или в кожаные трусы актеров вырядить. Я видел в последнее время несколько таких постановок. Все это выглядит жалко.

     — А что Вам нравится в театре? Вы вообще в другие театры ходите?

     — Очень редко. Я боюсь разочарований. Хожу на фестивальные спектакли. Из последних потрясений — «Макбет» Эймунтаса Някрошюса и «Зимняя сказка» Деклана Доннеллана, показанные на фестивале «Золотая Маска» в разные годы. Все, что видел недавно, не буду говорить, что, — скучно. Я люблю Третьяковскую галерею. Когда есть время, хожу туда.

     — А в Музей имени Пушкина, на выставку Моне?

     — Туда невозможно было попасть. Огромные очереди, стоять мне было некогда. Я бы, конечно, пошел на Моне, поскольку импрессионисты для меня — одно из любимых направлений не только в искусстве, но и в образе жизни. Это пример несогласия с устоями, протест против стандартов. Идти против — это символ художника вообще.

     — В кино Вы не ходите?

     — Хожу, чтобы отдохнуть. Смотрю западные фильмы. Сейчас хочу посмотреть «Сказ про Федота-стрельца» Сергея Овчарова. На «Властелина колец» пойду. Такого размаха фильм — это интересно. 270 миллионов долларов — колоссальные деньги. Хотя подобные фильмы привлекают только как зрелище. Внутренне это не задевает. Мне нравятся фильмы, над которыми можно подумать. Антониони, Бергмана очень люблю. Висконти. Некоторые фильмы Куросавы нравятся. Недавно я посмотрел замечательный фильм «Любовное настроение». «Пианистка» — интересный фильм. Правда, первые мысли: «Героиня — больная женщина. Зачем это снимать и тем более показывать?». Но проходит два-три дня, и понимаешь, что вспоминаешь о фильме, он заинтересовывает и заставляет думать. А один из моих любимых фильмов, коли мы уже заговорили о больном, — «Полет над гнездом кукушки». Этот фильм я с детства люблю. Мне он кажется очень светлым.

     — Знаю, что Вы предпочитаете активные виды отдыха. Например, езду на мотоцикле.

     — Раньше ездил, мотался по Москве на спортивном мотоцикле, на машине с огромной скоростью. И от ментов уматывал. Сейчас уже это позади. Я женился. И теперь немного по-другому осознаю ценность жизни. Понимаю, что больше не надо испытывать судьбу.

     — Как замечательно, однако, влияет на человека женитьба.

     — Если это осознанный шаг, то да.

     — Увлечение конным спортом тоже отошло на второй план?

     — У меня есть свой конь в деревне. Индус простой породы, но он - самый лучший в мире конь. На нем я езжу. Профессионально конным спортом я так занимался в конном полку милиции, когда готовился к съемкам фильма. Умею держать пятку, носок, спину, управлять лошадью, прыгать через препятствия. Лошадей люблю очень. Во мне есть какая-то дурацкая сентиментальность. Я люблю русскую природу, люблю идти по полю вдвоем с конем. Как у Николая Расторгуева в песне: «Мы пойдем с конем по полю вдвоем?». Этого певца я тоже очень люблю, он настоящий. У нас сходное отношение к России, природе, русским людям. Исконная русская порядочность, неповторимая интеллигентность жива именно в деревне. Я знаю это, потому что все детство провел с деревенскими ребятами. Почему-то все думают, что я такой примерный мальчик из хорошей семьи.

     — А разве не так?

     — У меня было шесть приводов в милицию! По разным причинам: и драки были, и все, что угодно. Мое детство прошло на Арбате, всякие ситуации бывали.

     — Вы принимали участие в драках двор на двор?

     — Конечно, а как же! Но я про деревню хочу сказать. В детстве я лето проводил в деревне Щелыково Костромской области, рядом с усадьбой Александра Островского. Там когда-то купили дом мои дедушка с бабушкой, а теперь у меня там свой дом в другой деревне. Абсолютная глушь, туда можно проехать только на серьезной технике. Там живет мой близкий друг художник Сашка Кораблев, теперь мы дружим уже семьями. Именно в деревне для меня есть пример порядочности, честности, уважения. 

     — Наверное, в деревне есть река. На рыбалку ходите?

     — Есть и река, и озеро. Там много рыбы. Но я рыбачу только из спортивного интереса, для кошки.

     — В прошлом году перед свадьбой Вы крестились. Это просто дань обычаю, ритуал, позволяющий затем венчаться в церкви?

     — Ни в коем случае. Я никогда бы не стал креститься в дань обычаю, «из моды», как это делали в начале перестройки. У меня было сложное отношение к церкви, так меня воспитывали. Слишком много негативного мы знаем о нашей церкви. И сейчас есть разные священники. Но всегда хочется найти что-то настоящее. И это находишь в вере и ее проводниках. Самому бывает трудно что-то понять. Нужен человек, который тебе это объяснит. 

     — У Вас появился такой человек?

     — Да. Подвигла меня на этот путь Лена Цыплакова, а потом я нашел своего батюшку, отца Алексея, с которым мы очень хорошо понимаем друг друга. Он сам, кстати, крестился в 30 лет. Был научным работником и пришел к вере осознанно. Отец Алексей очень живой в общении человек. Очень многое может объяснить и рассказать, это важно. И важно прийти к вере осознанно. Это не сразу происходит. 

     — Жена разделяет Ваши религиозные убеждения?

     — Да, абсолютно.

     — И у вас с Ксенией один батюшка, к которому вы приходите за советом?

     — Да. Но для этого еще есть и крестная мать, которая тоже может многое объяснить.

     — Ваша крестная мать — Елена Цыплакова?

     — Да. Она сейчас объясняет моему брату, чего он еще не понимает.

     — А посты соблюдаете?

     — Нет. Я вообще такой человек, у которого почти всегда пост. Я и сейчас сижу на строгой диете. Занимаюсь в спортзале, а там нужна серьезная диета.

     — Когда диета заканчивается, чем любите полакомиться?

     — Люблю креветки, авокадо. Вообще я гурман. Но и соленый огурчик с картошечкой, с селедочкой тоже хорошо. И чтобы хлеб был черный, бородинский, лучок, полежавший в масле из-под селедки. Курицу люблю, корочку от свинины. Вообще я поесть люблю и могу перечислять очень долго. Помидоры люблю.

     — Готовите сами?

     — Да. 

     — Есть коронное блюдо?

     — Яичница. Я готовлю ее каждый раз по-разному. Получается очень вкусно.

     — Какому стилю одежды отдаете предпочтение?

     — Hugo Boss. Это единственная фирма, которая шьет на мой размер. От Hugo Boss мне подходит длина рукавов, потому что у меня длинные руки, и длина брюк. Поэтому у меня много вещей этой марки.

     — Вредных привычек нет: не курите, не пьете?

     — С удовольствием выпью с друзьями водки. Но так как-то получается, что я давно не пил, и ничего такого в ближайшее время не предвидится. Потому что серьезные нагрузки и нельзя. Не курю. И считаю, что это антипрофессионализм — курить. Сейчас уже не тот мир, не то состояние общества, чтобы курить. Если, конечно, планируешь что-то сделать в жизни.

     — Вы - за здоровый образ жизни. И за закон о запрете курения в общественных местах голосуете обеими руками?

     — Хороший закон. Я за здоровый и более всего за спортивный образ жизни, к чему в нашей стране идти еще долго.

     — Чего-нибудь боитесь?

     — Сложный вопрос (задумался). Нет, ничего не боюсь.

     — Свою личную жизнь Вы храните в тайне. Почему?

     — Для меня семья прежде всего — моя крепость. Я так воспитан. Считаю, что семья не может быть предметом какой-то профессиональной раскрутки. Это неприкосновенное. Я не хочу рассказывать всей стране о том, где и как я познакомился со своей женой, устраивать из личной жизни какую-то «Большую стирку». Для меня вообще странен вопрос о личной жизни и непонятна позиция тех актеров, которые рассказывают об этом. У меня не вызывают уважения люди, говорящие о своих отношениях с женщинами или мужчинами. Мне это просто непонятно. Моя личная жизнь — это моя личная жизнь.
2002
Ты с этим шел ко мне и мог остановиться у сортира?, Наталия Каминская, Культура, 26.12.2002
Суета вокруг сортира, Алексей Филиппов, Известия, 25.12.2002
Кабачок «13 писсуаров», Елена Ямпольская, Новые известия, 25.12.2002
Без палочек, Марина Давыдова, Время Новостей, 24.12.2002
Краткий отчет, Ольга Фукс, Ваш досуг, 24.12.2002
Дело было в туалете, Артур Соломонов, Газета, 23.12.2002
МХАТ нашел отхожее место, Роман Должанский, Коммерсантъ, 23.12.2002
Оптимист с коммунистическим прошлым, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.12.2002
МХАТ промахнулся и попал в коммунистов, Евгения Поливанова, Газета.Ru, 20.12.2002
Друг мой, Толька!.. (Анатолию Смелянскому — 60), Михаил Швыдкой, Московские Новости, 19.12.2002
Есть и такая профессия, Алексей Александров, Известия, 10.12.2002
Между работой и волком, Екатерина Васенина, Новая газета, 2.12.2002
Искусство и дотации, Олег Табаков, Смысл, 2.12.2002
Ангелина Степанова. Большая роль., Виталий Вульф, “L'Officiel”. Русское издание. № 43, 12.2002
Хайль Акбар!, Елена Кутловская, Метро, 26.11.2002
Терроризм, Елена Ковальская, Афиша, 25.11.2002
Олег Табаков: У меня роман со зрителем, Юлия Кантор, Известия, 20.11.2002
Нулевая заповедь, Елена Ямпольская, Новые известия, 16.11.2002
Братья-разбойники, Григорий Заславский, Независимая газета, 15.11.2002
Пронзенные полумесяцем, Павел Руднев, Ваш досуг, 12.11.2002
Терроризм, к счастью, ненастоящий, Нина Агишева, Московские Новости, 12.11.2002
Терроризм пришел во МХАТ, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 12.11.2002
Все это уже взорвалось. Внутри, Елена Дьякова, Новая газета, 11.11.2002
Стильное зло, Алена Карась, Российская газета, 11.11.2002
Во МХАТе поиграли в террористов, Артур Соломонов, Газета, 11.11.2002
Терроризм бытовой, обыкновенный, Алена Солнцева, Время Новостей, 11.11.2002
«Терроризму» — NET, Олег Зинцов, Ведомости, 11.11.2002
Проверено. Мины есть, Марина Давыдова, Известия, 10.11.2002
Бомба во МХАТе, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.11.2002
Клоуны тоже плачут, Ольга Смирнова, Культура, 6.11.2002
Нас многие считают фриками, Роман Должанский, Коммерсантъ, 6.11.2002
Неприятности в цирке, Мария Львова, Вечерний клуб, 5.11.2002
Пощечины достались зрителям, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 5.11.2002
Настоящий Гвоздицкий, Григорий Заславский, Независимая газета, 5.11.2002
Художественный театр ставит «боевые» пьесы, Наталия Бойко, Известия, 5.11.2002
Тот и другие, Александр Соколянский, Время Новостей, 5.11.2002
Восьмая жизнь Немировича-Данченко, Лидия Соколова, Музыкальная жизнь, 1.11.2002
Террор на сцене, Павел Руднев, Независимая газета, 1.11.2002
Литературная идиллия, Ольга Фукс, Ваш досуг, 29.10.2002
Правильная формула красива, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 28.10.2002
Ярче всего бог рисует белым, Елена Дьякова, Новая газета, 24.10.2002
Два — Невинный — Два, Алиса Никольская, Культура, 24.10.2002
Русско-финские страсти, Ольга Фукс, Ваш досуг, 22.10.2002
Закрытый актер Виктор Гвоздицкий, Алена Карась, Ваш досуг, 22.10.2002
В театре надо быть смиренным…, Александр Строганов, Век, 18.10.2002
Сонечку нельзя смотреть, Елена Ковальская, Афиша, 11.10.2002
Эпизоды из жизни актера Гвоздицкого, Алла Михалёва, Литературная газета, 9.10.2002
Сонечкина хрестоматия, Павел Руднев, Независимая газета, 8.10.2002
Пальцем ноги?, Лев Аннинский, Версты, 8.10.2002
Тихоня-Сонечка, Евгения Поливанова, Газета.Ru, 7.10.2002
Уроки чтения, Роман Должанский, Коммерсантъ, 4.10.2002
МХАТ прочитал Улицкую, Светлана Свининникова, Ежедневные новости. Подмосковье, 3.10.2002
Сонечки да танечки, Ирина Корнеева, Время МН, 2.10.2002
Не наш современник, Марина Давыдова, Время Новостей, 1.10.2002
Освоение кумира, Роман Должанский, Коммерсантъ, 1.10.2002
Театральная проза, Алексей Филиппов, Известия, 1.10.2002
Под знаком Весов, Анатолий Смелянский, Московские Новости, 1.10.2002
Браво, Гвоздицкий, браво!, Екатерина Васильева, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Вот это я люблю…, Артур Соломонов, Газета, 30.09.2002
Отчего стрелялся президент?, Ирина Алпатова, Культура, 26.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Наша профессия эфемерна, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2002
Осеннее обострение, Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Артист и его двойник, Ирина Алпатова, Культура, 19.09.2002
После преступления, Ольга Галахова, Литературная газета, 11.09.2002
Новый старый стиль, Григорий Заславский, Независимая газета, 10.09.2002
Опасные связи Табакова, Марина Райкина, Московский комсомолец, 7.09.2002
Актеры не должны простаивать, Алексей Филиппов, Известия, 5.09.2002
Бронтозавр, олигарх, театральный тяжеловес, Григорий Заславский, Независимая газета, 22.08.2002
Ирину Мирошниченко одарили бриллиантами, Ольга Сапрыкина, Комсомольская правда, 27.07.2002
Ирина Мирошниченко: Во МХАТе меня просили снять брюки, Ярослав Щедров, Комсомольская правда, 24.07.2002
Олег Табаков: мы сработали за шестерых, Роман Должанский, Коммерсантъ, 12.07.2002
Убийства не было…, Николай Александров, Газета, 1.07.2002
Наказание без преступления, Ирина Корнеева, Время МН, 27.06.2002
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, 27.06.2002
Образ Раскольникова, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
О наказании, Григорий Заславский, Независимая газета, 27.06.2002
Скромное обаяние Достоевского, Мария Львова, Вечерний клуб, 27.06.2002
Из «Преступления и наказания» извлекли урок, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.06.2002
…И нет старушки, Алексей Филиппов, Известия, 26.06.2002
Холодный ум и негорячее сердце, Марина Давыдова, Время новостей, 26.06.2002
Гений вещественности, Михаил Левитин, Общая газета, 30.05.2002
Во МХАТе подавили убойную силу, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
Альтернатива вечности, Александр Смольяков, Век, 24.05.2002
Трагический балаган, Марина Мурзина, АиФ Москва, 23.05.2002
Утиные истории, Ирина Алпатова, Культура, 23.05.2002
Вампиловский сезон, Екатерина Васенина, ПОЛИТ. РУ, 23.05.2002
Осенний марафон, Елена Ямпольская, Новые известия, 22.05.2002
Все враздробь, Дина Годер, Еженедельный журнал, 21.05.2002
Провинциальный анекдот, Нина Агишева, Московские новости, 21.05.2002
Философия пофигизма, Ирина Алпатова, Культура, 16.05.2002
Коллекция Табакова, Мария Львова, Вечерний клуб, 16.05.2002
В Москву, в Москву!, Юлия Кантор, Известия, 15.05.2002
Альбом семейных фотографий, Елена Губайдуллина, Известия, 14.05.2002
Утка и свисток, Марина Давыдова, Время новостей, 14.05.2002
Балканский синдром, Павел Руднев, Ваш досуг, 13.05.2002
«Менты» вышли на «Утиную охоту», Марина Шимадина, Коммерсантъ, 13.05.2002
Боязнь пространства, Виктория Никифорова, «Ведомости», 13.05.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Вечность и еще один день, Майа Одина, Афиша, 4.05.2002
Интерактивный комплексный обед, Александр Соколянский, Ведомости, 27.04.2002
Мхатовская каракатица, Артур Соломонов, Газета, 26.04.2002
Право выбора, Григорий Заславский, Русский Журнал, 25.04.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Вечность мужская и женская, Ирина Корнеева, Время МН, 24.04.2002
Милорад Павич: Во время бомбежек НАТО я чистил яблоки, Зинаида Лобанова, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Во МХАТе зрители голосуют за «розовый» или «голубой» спектакль, Ярослав Щедров, Комсомольская Правда, 24.04.2002
Вечность: между мужским и женским концом, Марина Райкина, Московский комсомолец, 23.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мой первый Павич, Дарья Коробова, Независимая газета, 23.04.2002
Миссия невыполнима, Марина Давыдова, Время новостей, 23.04.2002
«Вечность» слегка затянулась, Роман Должанский, Коммерсантъ, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Привидения в Камергерском переулке, Дина Абрамова, Вечерняя Москва, 14.04.2002
Кабала спроса, Жанна Васильева, Итоги, 9.04.2002
Меню для театрального ужина, Александра Лаврова, Ваш досуг, 1.04.2002
Гусь печальный, Роман Должанский, Коммерсантъ, 6.03.2002
Развязавшие язык, Елена Ямпольская, Новые известия, 28.02.2002
Молодежный «Гусь», Алексей Филиппов, Известия, 27.02.2002
Удачливая Даша, Глеб Ситковский, Алфавит, 21.02.2002
Как важно быть серьезным, Нина Суслович, Литературная газета, 20.02.2002
Тендер для одинокого старика, Ольга Лаврова, Ваш досуг, 11.02.2002
Женить бы, Олег Зинцов, Ведомости, 8.02.2002
Победа антиквариата, Мария Львова, Вечерний клуб, 7.02.2002
Врачующая рука убийцы, Мария Львова, Вечерний клуб, 7.02.2002
Старик и горе, Ирина Алпатова, Культура, 7.02.2002
Старосветская печаль, Нина Агишева, Московские новости, 5.02.2002
Патовая ситуация, Ольга Фукс, Ваш досуг, 4.02.2002
Модерн в Камергерском, Елена Ковальская, Ведомости, 4.02.2002
Ангел, падший на сцену, Алексей Филиппов, Известия, 4.02.2002
Старосветские помещики, Елена Ковальская, Афиша, 1.02.2002
Ретро в квадрате, Ирина Корнеева, Время МН, 1.02.2002
Сердечная недостаточность, Ирина Алпатова, Культура, 31.01.2002
Свобода не гарантирует успеха, Сергей Шаповал, Независимая газета, 31.01.2002
И смех и слезы, Марина Давыдова, Время Новостей, 31.01.2002
«Ретро» оказалось глубоким, Роман Должанский, Коммерсантъ, 31.01.2002
Не чисто английское убийство, Станислав Рассадин, Версты, 26.01.2002
Повесть о настоящем человеке, Алексей Филиппов, Известия, 23.01.2002
Кто убил несчастного инвалида?, Артур Соломонов, Газета, 21.01.2002
На радость всем буржуям, Марина Давыдова, Время Новостей, 21.01.2002
Одна абсолютно счастливая семья, Глеб Ситковский, 19.01.2002
Во МХАТе зажгли, Роман Должанский, Коммерсантъ, 19.01.2002
Детектив в стиле «модерн», Ольга Романцова, Время МН, 19.01.2002
Умирающий лебедь, Антон Красовский, Независимая газета, 19.01.2002
Тихие смертельные этюды, Роман Должанский, Коммерсантъ, 16.01.2002
Осколки разбитого вдребезги, Екатерина Васенина, 9.01.2002
Гоголь в гостях у Уайлдера, Марина Давыдова, Время Новостей, 9.01.2002
Карбаускис во МХАТе, Григорий Заславский, Русский журнал, 8.01.2002
Сочинение о двух влюбленных, Алексей Филиппов, Известия, 8.01.2002
Андрей Ильин: У нас очень спортивная профессия, Римма Авшалумова, Ваш досуг, 7.01.2002
Сомерсет Моэм: театр и жизнь, Виталий Вульф, 5.01.2002
Старосветская челядь, Мария Хализева, Вечерний клуб, 01.2002
Александр Калягин — о Давиде Смелянском, Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», 2002
Александр Калягин о спектакле «Старый новый год», Александр Калягин, Из книги «Александр Калягин», 2002