ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Ностальгия по несбывшемуся

Татьяна Филиппова, Театральная афиша столицы, № 1, 29.01.2019
Человек из рыбы – это пугающий персонаж, приснившийся восьмилетней Одри накануне того дня, когда за ней внезапно приходят представители органов опеки, чтобы увести с собой. Словно Песочный человек Гофмана, он предвещает опасность, но исходящую не из внутреннего мира, как у немецкого романтика, а из внешнего, от которого обитатели квартиры на Караванной пытаются всячески отгородиться.
Человек из рыбы появляется лишь в финале, а сюжет в целом напоминает уже не гофмановские рассказы, а пьесы Чехова, которые режиссер Юрий Бутусов переставил, кажется, все: люди говорят, поют и даже танцуют, в то время как их судьбы рушатся. Француз Бенуа (Андрей Бурковский) поселившийся в питерской коммуналке на время стажировки, здесь в роли Лопахина: «Надо же что-то делать, друзья».
Все герои этой истории – обитатели хипстерской коммуны и филологи, пусть кому-то из них и приходится заниматься не литературой, а продажей квартир, поэтому в диалогах то и дело возникают то Набоков, то Бродский, а то и Шпенглер. Квартира на Караванной – образ из булгаковского «Бега»: о снеге на Караванной, как об утерянном счастье, говорят у Булгакова русские эмигранты. Этот легкий как мечта снег у Бутусова превращается в воду, по которой бредет человек со свечой в руке (хрестоматийная сцена из «Ностальгии» Тарковского становится прологом к спектаклю). Из этой стоячей воды, льющейся, хлещущей и, в конце концов, протухшей и появляется «человек из рыбы», которого девочка Одри, которая все понимает про взрослую жизнь, хотела бы никогда не увидеть.
Спектакль Бутусова – о русской ностальгии, превратившейся в тоску о том, чего уже давно нет. «Наша родина погибла до нашего рождения», — говорит Григорий Дробужинский, один из четырех жителей хипстерской коммуны (Артем Быстров). О том, как жить, если нет и надежды (не случайно Юльку, сбежавшую от любви в Пермь и вернувшуюся на Караванную, у Бутусова играет Елизавета Янковская, прямая родственница человека, которого весь мир запомнил по эпизоду с горящей свечой из «Ностальгии»). И о поколении тридцатилетних, которым досталась жизнь в эпоху репостмодерна, когда любые лозунги, фразы и высказывания превращаются в мыльные пузыри.
2019
Филипп Янковский: «Это не я играю, это мной играет театр», Наталия Соколова, Петербургский театральный журнал, 19.02.2019
Офелия боится воды, Людмила Привизенцева, ЗОНД Новости, 14.02.2019
Средь шумного бала…, Лариса Каневская, Мнение, 2.02.2019
Триумф «Славы», Вячеслав Шадронов, Частный корреспондент, 1.02.2019
Вечер имени Солженицына в МХТ, Людмила Привизенцева, ЗОНД Новости, 29.01.2019
Ностальгия по несбывшемуся, Татьяна Филиппова, Театральная афиша столицы, № 1, 29.01.2019
Спектакль Дмитрия Крымова «Сережа», Эвелина Гурецкая, Кинорепортёр, 21.01.2019
Время здесь правит «Бал»?, Виктория Пешкова, Культура, 17.01.2019
«Бег» после «Бала», Ирина Шведова, Московская правда, 17.01.2019
Ваниль и горечь 20 века. Танцуют все!, Наталья Анисимова, Русский блоггер, 15.01.2019
Приглашение на бал, Ольга Дашковская, Вести образования, 14.01.2019
Это мой город: актриса Роза Хайруллина, Антонина Шевченко, Москвич, 14.01.2019
Век на перроне, Ольга Федянина, Коммерсантъ, 14.01.2019
Фотопроект «Город на память». 422. Тверская улица театральная, Евгений Чесноков, Русский блоггер, 13.01.2019
Ещё раз про нелюбовь, Юлия Замятина, pluggedin.ru, 10.01.2019
Была бы Гертруда, а платье найдется, Ирина Алпатова, Театральная афиша, 10.01.2019
В МХТ станцевали ХХ век, Галина Снопова, Московская правда, 2.01.2019
Паровозом по живому, Анастасия Вильчи, index-art, 1.01.2019