ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Человек и дело

Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
О современном рабочем классе говорит этот вдохновенный спектакль, заставляющий вспомнить о работах Н. Погодина, о лучших спектаклях советского театра, посвященных подвигу нашего народа. Речь идет о постановке «Сталеваров» Г. Бокарева режиссером О. Ефремовым (художник И. Сумбаташвили) на сцене МХАТа имени М. Горького.
Человек и труд, личность и общество, идеал и повседневность — таковы те вопросы, которые ставятся в этой крупной работе прославленного коллектива. В момент настоятельной потребности нашего общества в анализе явлений, отражающих его рост, когда на первый план выступают проблемы формирования новой, коммунистической морали, основанной на сознательности и чувстве долга. О. Ефремов сумел не только разглядеть в произведении свердловского писателя Г. Бокарева важные общественные процессы наших дней, но и подвергнуть их серьезному художественному исследованию на сцене. «Сталевары», несмотря на некоторое несовершенство пьесы, стали крупным явлением нашего искусства, ибо конфликт, возникший в мартеновском цехе, перерос в большую нравственную проблему времени.
Главное для театра — это бригада, сообщество людей — сталевары. Рабочая среда здесь не фон, а подлинный герой спектакля. Вокруг Виктора Лагутина в исполнении В. Расцветаева живет многоликая, человечески разнообразная среда, в которой каждый персонаж — интересный характер со своей биографией, со своей судьбой, с отработанной у мартеновских пеней этикой взаимоотношений. 
Петр Хромов — как играет его Е. Евстигнеев — проясняет своим поведением многие из этих рожденных в коллективном труде нравственных норм. Но не он один. Это и Варламов в исполнении Ю. Леонидова, и крановщица Люба (Л. Стриженова и С. Болдырева), и Зоя Самохина (Н. Гуляева), и, наконец, собственно бригада. Но в том-то и художественное открытие спектакля «Сталевары», что каждый из членов бригады — индивидуальность, личность.
В шестидесятых годах многие театры страны обратились к пьесе «Иркутская история» А. Арбузова. Хор в ней был главным действующим лицом. Вместе со зрительным залом следил он за ходом событий. Хор был многолик, но у него была словно бы одна душа, и герои доверительно сообщали ему свои думы. На наших глазах открывался интимный мир человека, который знал, что его поймут, что в нем заинтересованы окружающие. Так выявлял театр созидательную природу нового общества, где каждый человек — творец.
«Сталевары» на сцене МХАТа выявляют эту природу созидания в прямой связи с делом. Оттого так откровенно и демонстративно его начало: симфония клокочущего в печах металла, языки пламени, рвущиеся наружу, заводское многоголосие, подчеркнутое музыкой (композитор Э. Колмановский).
«Дело не только в удивительном правдоподобии этой сцены, — говорит генеральный директор Ленинградского станкостроительного объединения Г. Кулагин, — не в том, что дым и сера плывут по сцене, важно то, что уловлен самый дух производства — сразу, с ходу, крупным планом. Блестяще вылеплены (именно вылеплены) фигуры сталеваров, причем запечатлены они в процессе работы. И опять-таки дело не в том, что пламя в мартене „правильно“ горит, но в трудовом поведении этих людей.
Все это сделано, во-первых, очень точно, во-вторых, с большой любовью, в-третьих, я бы сказал, даже с некоторым вызовом…
…Ароматы вишневого дерева, что распространялись по залу в былые времена, сменились… другими запахами, но школа театральная, замечательная школа та же…»
«Сталевары» действительно явились важной вехой в жизни Художественного театра. Стоит вспомнить, как задолго до Октябрьской революции впервые с его сцены из уст Сатина — К. Станиславского прозвучали слова Горького о человеке и о труде, достойном радости. Украшать жизнь человека трудом мечтал барон Тузенбах — В. Качалов, тосковали по осмысленной, созидательной жизни сестры Прозоровы. Стоит вспомнить, как к десятилетию Великого Октября с невиданной до той поры эпичностью была показана на этой сцене в спектакле «Бронепоезд 14-69» созидательная мощь Революции. Как появился впервые на советской сцене большевик-подпольщик Пеклеванов с обликом «чеховского интеллигента» — таким его играл Н. Хмелев. К. Станиславский и И. Судаков лепили спектакль крупно, сделав его кульминацией знаменитую народную сцену «на колокольне».
«…В „Бронепоезде“, — читаем мы в „Истории советского драматического искусства“, — не только возникла новая для искусства Художественного театра тема, в нем появились новые для этого театра краски, появились чуждые ему прежде патетика и тенденциозность, которая претворилась в „собственную идею“ и сделала этот спектакль одним из образцов нового метода советского театра — метода социалистического реализма».
Во время научно-технической революции, происходящей сегодня в нашей стране, в эпоху развитого социализма «Сталевары» МХАТа оказались также на передовой линии искусства. Решить технические проблемы внутри производства могут лишь люди с высоким гражданским чувством.
Сложность взаимоотношений Виктора Лагутина и бригады мартеновского цеха переходит в конфликт действенный и глубоко реальный. Лагутин четко видит цель и хорошо знает пороки, мешающие ее приближению: расхлябанность и пьянство, безответственность и потребительство. Потому незамедлительно и рьяно вступает он с ними в бой. Но при всей своей правоте оказывается неправым: дело заслонило от него человека, ради которого дело это существует. Вне человеческой чуткости, вне самой обычной душевной деликатности нравственный максимализм оборачивается жестокостью. Финальная сцена спектакля — момент его наивысшего эмоционального взрыва — урок высокой человеческой щедрости и товарищеской солидарности, который преподал Лагутину рабочий коллектив. 
Итак, спор в «Сталеварах» идет накаленный, но это спор в среде единомышленников, людей, понимающих и любящих свое дело. И в результате этой острой схватки рождается проблема. Проблема нравственных норм нашей жизни, где «труд органически и неизбежно вошел во внутренний мир личности, стал одним из основных критериев человеческой нравственности».
Очевидно, поэтому наряду с советской так заинтересованно осветила «Сталеваров» во МХАТе пресса многих социалистических стран.
Идейно — художественная значимость «Сталеваров» состоит в том, что здесь по-новому, по-своему театр решает проблему морального климата в коллективе и выносит это решение на суд зрителя, помогая утверждению в жизни норм подлинно коммунистической нравственности. Спектакль показал воочию могучую силу реалистического искусства МХАТа, прокладывающего сегодня, как и прежде, пути развития советской театральной культуры.
1999
Юность — это возмездие, Нина Агишева, Московские новости, 30.11.1999
Ангелина Степанова — это уже история, Виталий Вульф, Независимая газета, 24.11.1999
Музейный Ибсен, Павел Руднев, Независимая газета, 24.11.1999
Наедине с большой сценой, Нина Агишева, Московские новости, 16.11.1999
Не наше все, Алена Карась, Независимая газета, 19.10.1999
Театр не для нас, Марина Давыдова, Время MN, 18.10.1999
Евреинов прощен, Роман Должанский, Коммерсант, 15.10.1999
Романс о влюбленном, Елена Светлова, Совершенно секретно, 1.04.1999
1998
Не стало Сергея Шкаликова, Григорий Заславский, 9.12.1998
С. Т. Морозов и постройка театра, Московская перспектива, 27.10.1998
Судьба Татьяны Лавровой, Наталья Васина, Аргументы и факты, 1.02.1998
1997
1996
1995
Интервью Ангелины Степановой о Константине Станиславском, видеосюжет телеканала «ТВ-Центр», 11.06.1995
1993
1990
1988
1987
Не хлебом единым, Нина Агишева, Правда, 22.02.1987
Колоратурный контрабас, Мария Седых, Литературная газета, 28.01.1987
1986
«Горько!», Юлий Смелков, Московский Комсомолец, 28.12.1986
1983
Верить и побеждать, Нинель Исмаилова, Известия, 16.11.1983
Покоряющий образ вождя, Г. Терехова, Советская культура, 6.11.1983
1982
Искусство постижения красоты, В. Бернадский, Вечерняя Алма-Ата, 22.09.1982
Завещаю векам, Александр Колесников, Комсомолец Кубани (Краснодар), 22.04.1982
Встречаясь взглядом с Лениным, Георгий Капралов, Литературная Россия, 12.02.1982
Перед бессмертием, М. Строева, 20.01.1982
Великая наука побеждать, Н. Потапов, Правда, 12.01.1982
Так победим!, Инна Вишневская, Вечерняя Москва, 5.01.1982
1981
Завещаю грядущему, Андрей Караулов, Советская Россия, 31.12.1981
Вечера с Мольером, Б. Галанов, Литературная газета, 16.12.1981
Смех и слезы Мольера, Николай Путинцев, Московская правда, 13.12.1981
Тартюф, Оргон и другие, Н. Шехтер, Комсомольская правда, 20.11.1981
Тартюф сбрасывает маску, В. Широкий, Советская культура, 13.11.1981
«Мышеловка» для Тартюфа, В. Фролов, Вечерняя Москва, 27.10.1981
Сражение в доме Оргона, Н. Лейкин, Литературная Россия, 23.10.1981
1977
Правда бывает только одна, Андрей Караулов, Строительная газета, 16.12.1977
Вина и беда Игната Нуркова, Александр Свободин, Литературная газета, 30.11.1977
Заседание парткома продолжается?, Григорий Цитриняк, Литературная газета, 5.10.1977
Познай самого себя, Н. Толченова, Литературная Россия, 11.02.1977
1976
1975
Протокол откровения, В. Харитонов, Известия, 24.10.1975
«Заседание парткома», Т. Владимирова, Вечерняя Москва, 14.10.1975
1974
Человек и дело, Лариса Солнцева, Советская культура, 29.03.1974
1973
Театральный разъезд, Виктор Комиссаржевский, Известия, 29.06.1973
«Старый новый год», М. Строева, Вечерняя Москва, 28.06.1973
Найди силу в себе, А. Бочаров, Комсомольская правда, 15.06.1973
Увеличивающее стекло?, Ольга Кучкина, Московский Комсомолец, 9.06.1973
Многоуважаемый зеркальный шкаф?, Галина Кожухова, Правда, 25.05.1973
Олег Ефремов: «Люблю рабочую среду», А. Галин, Социалистическая индустрия, 1.03.1973
Хроника жизни одного цеха, Александр Свободин, Комсомольская правда, 27.01.1973
Очистительная сила огня, Н. Лейкин, Литературная Россия, 12.01.1973
Помни о человеке, М. Строева, Вечерняя Москва, 5.01.1973
1966
1958
1956
1952
1948
Как я стал актёром. Вспоминает М. М. Тарханов, Театрология (Старое радио), 08.1948
1946
Михаил Тарханов читает «В людях» М. Горького, Театрология (Старое радио), 30.05.1946
1929
Демиурги подмостков, Меценат и Мир