ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Городок в табакерке

Ольга Гердт, Газета, 9.01.2002
В Театре под руководством Олега Табакова премьера — пьесу Евгения Гришковца «Город» поставил Александр Назаров. В крохотный зал публика, оставив праздничное застолье, валила не на молодого и уже популярного режиссера и даже не на занятую в спектакле звезду Евдокию Германову. Шли в Табакерку «на Гришковца».

Режиссер, взявшийся за пьесу Евгения Гришковца, естественно, рисковал. Одно дело, когда на сцене сам Гришковец, запинаясь и заикаясь, рассказывает свои «обыкновенные истории». Совсем другое, когда это делают профессиональные актеры, чуть что норовящие вписаться в театральную традицию, которой эмпирик Гришковец не очень-то доверяет.

Пространственный масштаб «Города» — четыре стены городской квартиры, в которой мается интеллигент, переживающий классический кризис среднего возраста, — позволяет вспомнить и Чехова, и Ибсена и Володина. Как и главный герой, одержимый своеобразным возрастным психозом. Сергей Александрович Басин мучительно пытается понять, кто он такой и что делает в этой квартире и в этом городе. И не проходит ли жизнь мимо, пока он тут на постели с любимой женой Таней валяется, с другом Максом чаек попивает и пытается объяснить папе, что он давно уже не ребенок. Главный герой хочет сбежать. Не в Париж, так в Москву. Или просто в другой город.

Режиссер Назаров, к счастью, прекрасно понимает, что сохранить обаяние текста Евгения Гришковца можно при одном условии: не поминать классиков всуе. Разбираться, в чем смысл жизни — и не русского интеллигента, а человека вообще, — надо с нуля, условившись, что опыт Сергея Александровича Басина уникален и неповторим. Как и слова, которые он находит, чтобы объяснить нам свои ощущения. Не прямо, так метафорически. Наивно, искренне, по-детски.

Бумажные декорации с нарисованными обоями, газовой плитой, шкафами — всего лишь легкие ширмы, отделяющие, как в японском домике, кухню от спальни, спальню от прихожей — позволяют передвигаться по внутреннему «городу» главного героя. Раньше в этом пространстве было ему хорошо. Теперь он чувствует себя, как в тюрьме.

Кухонный стол — место встреч. Кафе, кабак, таверна. Сюда приходит друг Макс (Сергей Угрюмов), вроде как чайку попить, — на самом деле занять денег. Денег Басин не даст, но про внутренний мир расскажет. Про свой. Ты, скажет, Макс, счастливчик, делаешь ремонт в квартире и находишь в этом смысл. Макс Басина слушает, но не понимает. Макс взорвется и объяснит, что этот вот снобизм — «как будто ты один такой тонкий и чувствительный» — он с детства терпеть не может.

Супружеская кровать. Здесь Басин встречается с женой Таней и терзает ее всю ночь рассказами о том, что он давно ничего не чувствует, а его давно никто не понимает. Таня тоже злится и плачет. Потому что у нее тоже есть внутренний мир. Но она об этом молчит. 

Вот, наконец, детская песочница во дворе. Место, где взрослые мальчики объясняют пожилым папам, что они уже давно не мальчики и имеют право бросить работу, которая им опостылела. Папа тоже сердится. Потому что и он, папа, оказывается, в таком же возрасте тоже чуть не сбежал от жены, детей и города.

Такой вот быт. Как в шоу «За стеклом», каждый из персонажей имеет право стать главным. В «Городе» в том, что все чувствуют и страдают одинаково, убеждают не слова, а какие-нибудь простые коллективные действия — вроде ловли комара или поиска телефонной книжки. Но выигрывает не тот, кто ловит комара ловчее или делает ремонт быстрее, а тот, кто умеет завлекательнее рассказать, почему все это не имеет смысла. Какой-нибудь красиво рефлексирующий актер и рассказчик. 

В «Городе» Сергей Беляев (Сергей Басин) играет человека, который может рассказать о себе. Остальные играют тех, кого Басин не слышит и не видит. Инопланетян, чужих. Они, как вечно пропадающая ручка или записная книжка, только мучают и раздражают. То лежат не на месте, то требуют к себе внимания. Играть статистов из басинской «объективной реальности» актерам не очень, кажется, интересно. И, как в реальном шоу, они пытаются привлечь к себе внимание. Поэтому экспрессивная Германова очень многозначительно произносит «Да, Сережа. Нет, Сережа», а Валерий Хлевинский (Отец) разборку с сыном превращает в настоящее заседание парткома из какой-то старой советской пьесы.

Спор о реальности, «данной нам в ощущениях», разрешается спокойным, стильным и абсолютно в духе самого Гришковца финалом. После долгих торгов Басин усаживается в машину (на сцене — легкий каркас автомобиля) и сразу отдает водителю деньги. Чтобы возникло ощущение, что ехал (читай, жил) бесплатно. Водитель соглашается, но, высаживая Басина, просит заплатить ему еще пять рублей. И резюмирует: ощущение, что ты ехал дешево, куда приятнее, чем ощущение, что ты ехал бесплатно.

Перед тем как посадить Басина в машину, водила легким прикосновением толкает каркас автомобиля, и оба на время замирают с блаженными физиономиями, покачиваясь вне времени и пространства. Наверное, если бы сам Гришковец ставил эту сцену, он придумал бы именно такой, наивный и чистый ход. Правда, извиняясь, объяснил бы, что эта переправа за пять рублей — метафора последнего путешествия. В поисках «другого» города. Другой жизни.
Пресса
Театральная премия МК, Московский комсомолец, 5.12.2012
В «МК» победила мышца любви, Ян Смирницкий, Московский комсомолец, 5.12.2012
Грузите бочками, Итоги, 17.09.2007
Не возвращайтесь к былым возлюбленным…, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.09.2007
Аксенов ковчег, Ирина Алпатова, Культура, 13.09.2007
Тары-бары в бочкотаре, Глеб Ситковский, Газета, 12.09.2007
Фига без кармана, Марина Давыдова, Известия, 11.09.2007
Подвальная история, веселящая кровь, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 1.03.2007
Защищенность меня пугает, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 31.01.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
«Дифирамб» с Евдокией Германовой, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.07.2006
Евдокия Германова: «Я человек-оркестр», Галина Черняева, ПСИХОЛОГИЯ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ, 29.04.2006
Евдокия Германова: «Я всегда держу дистанцию», Николай Хрусталев, Экран и сцена, 18.02.2006
Золушка, ставшая королевой, Константин Терезин, Madame Figaro, 1.02.2006
Миндаугас Карбаускис и Смерть, Борис Тух, ДЕНЬ за ДНЕМ, 27.01.2006
Гадание о «Маске», Александр Соколянский, Время новостей, 12.04.2005
Современный Декамерон, Артем Солнышкин, Досуг&развлечения, 24.03.2005
Золотая Маска, В.Г., TIME OUT МОСКВА, 21.03.2005
Кровать для десятерых, Александр Смольяков, Культура, 3.03.2005
КОГДА В ПОСТЕЛИ ЧУВСТВАМ ТЕСНО, Леонид Петров, Вечерняя Москва, 18.02.2005
Драма для кукол, Марина Шимадина, Коммерсант, 16.12.2004
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Жизнь из пепла, Дина Радбель, Эгоист generation, 1.11.2004
Театр-студия п/р О. Табакова, Александр Смольяков, ГДЕ, 16.07.2004
Когда я умирала, Елена Ковальская, Афиша, 13.02.2004
Смертный путь из грязи в князи, Елена Дьякова, Новая газета, 12.02.2004
Живые и мертвая, Мария Хализева, Вечерний клуб, 29.01.2004
В добрый последний путь!, Ирина Алпатова, Культура, 29.01.2004
Фокус делать не из чего, Дина Годер, Русский журнал, 27.01.2004
Протестанты в «Табакерке», Алена Карась, Российская газета, 27.01.2004
На кладбище и обратно, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.01.2004
Дорога на кладбище, Александр Соколянский, Время новостей, 27.01.2004
Поджечь родную мать, Ольга Егошина, Новые известия, 26.01.2004
Смерть — понятие растяжимое, Марина Давыдова, Известия, 26.01.2004
Городок в табакерке, Ольга Гердт, Газета, 9.01.2002
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, 5.04.2000
РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, Татьяна Тихоновец, Пермские новости, 3.03.2000
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Психушка в «Табакерке», Вадим Михалев, Век, 2.02.1996
Российский «Псих» потряс даже автора, Наталия Колесова, Вечерний клуб, 28.11.1995
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, 24.04.1995
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, 1995
«? В распрекрасном Билокси на Миссисипи», Ольга Дубинская, Театральная жизнь, 1990
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер