ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Российский «Псих» потряс даже автора

Наталия Колесова, Вечерний клуб, 28.11.1995
Премьера в Театре под руководством Олега Табакова выпущена режиссером Андреем Житинкиным, известным своим неординарным прочтением запретных или хотя бы скандальных тем. Самый шокирующий его спектакль — «Игра в жмурики» М. Волохова, самый неожиданный — «Мой бедный Марат» А. Арбузова. На этот раз выбор режиссера пал на роман Александра Минчина «Псих».

Нетрудно догадаться, что речь в одноименном спектакле идет об обитателях сумасшедшего дома. «Псих» — это русский вариант «Полета над гнездом кукушки» эпохи застоя, младший сын «Палаты № 6» и брат «Вальпургиевой ночи» Венедикта Ерофеева. Жизнь изгоев, тайных революционеров и ниспровергателей, интеллектуальных маргиналов и одиночек, обреченных и балансирующих «бездны мрачной на краю» с беззаботной улыбкой смертников, — это совершенно особая, цельная и независимая тема отечественного театра. Сказать в ней свое свежее слово — задача не из легких, учитывая бесспорные достижения недавнего прошлого — «Палату № 6» Юрия Еремина в ЦАТСА, «Вальпургиеву ночь» Валерия Беляковича в Театре на Юго-Западе, великолепный фильм с Джеком Николсоном.

Спектакль Андрея Житинкина, выдержанный в жестком энергетическом ритме сменяющих друг друга эпизодов, привлекает ярко выраженным игровым началом и неизменным ощущением затягивающего ужаса, происходящего на фоне веселого безумия психиатрической лечебницы. Тонкое ощущение соразмерности актерской свободы и материализованного кошмара в огромной степени зависит от чутья и вкуса исполнителей. В этом у режиссера подобралась отличная команда: Саша, главный герой «Психа», в исполнении Сергея Безрукова (лауреата премии «Московский дебют»); элегантная врач-убийца, с присущим ей гротеском сыгранная Евдокией Германовой; друг и коллега по лечебнице, виртуоз джаза в больничных условиях, талантливо воплощенный приглашенным из «Ленкома» Сергеем Чонишвили.

Среди актеров спектакля «Псих», рассказывающего о студенте, легкомысленно переступившем порог психушки, чтобы получить «академку» и заняться на досуге литературным творчеством, по праву лидирует Сергей Безруков. Актер, дебютировавший в «Последних» (постановка А. Шапиро в Театре Табакова) и сыгравший теперь роль Есенина в спектакле Театра Ермоловой «Жизнь моя, иль ты приснилась мне» (в полном и абсолютном отрыве от литературного монтажа постановки), может стать одним из лидеров молодого театрального поколения. Излучаемые им свет и безграничное обаяние, удивительным образом передающиеся от актера персонажу, становятся точнейшими и ярчайшими характеристиками героя. Саша, неуклонно погружающийся в бездну быта психушки, шаг за шагом теряющий уверенность в обретении свободы, внимающий историям обитателей лечебницы, физически меняется на глазах. Из светлого, остроумного мальчика, дважды «из любопытства» вскрывшего себе вены, герой превращается в загнанного беглеца — заикающегося, бессонного, держащегося лишь из гордости и остатков самоуважения. 

В мире лечебницы, выстроенном в геометрической чистоте художником Андреем Шаровым, происходят события комические и ужасные: своеобразные дискотеки, джем-сейшены, обходы, лечение электрошоком, самоубийства, насилия, совращения, романы. Справедливости ради стоит сказать, что по глубине, многоплановости, захватывающему дух веселому трагизму «Псих» уступает «Вальпургиевой ночи». Разница, правда, в том, что герой Венедикта Ерофеева — бунтарь и ниспровергатель, альте-эго поколения диссидентов, а герой Александра Минчина — наивный и бескомпромиссный юноша, противостоящий обстоятельствам.

Страстное желание вырваться за пределы тюрьмы, на которую он обрек себя сам, и способность сохранить чистоту сердца позволили герою Сергея Безрукова продержаться «до освобождения». Но стремление к свободе — сквозь борьбу, отчаяние, любовь и бесконечную стойкость — оказалось единственным порывом, на который хватило сил его измученной душе. Ожидание свободы в рискованном балансировании на грани разума и безумия вылилось в полное опустошение. Естественным и потрясающим финалом спектакля, его последней мизансценой стал тогда опрокинувшийся стул, выбитый из-под ног повесившегося.

Сам автор романа, прибывший на премьеру, был взволнован до сердечной боли, помешавшей ему сказать хоть что-то актерам, в чью плоть и кровь вошел его роман.
Пресса
Театральная премия МК, Московский комсомолец, 5.12.2012
В «МК» победила мышца любви, Ян Смирницкий, Московский комсомолец, 5.12.2012
Грузите бочками, Итоги, 17.09.2007
Не возвращайтесь к былым возлюбленным…, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.09.2007
Аксенов ковчег, Ирина Алпатова, Культура, 13.09.2007
Тары-бары в бочкотаре, Глеб Ситковский, Газета, 12.09.2007
Фига без кармана, Марина Давыдова, Известия, 11.09.2007
Подвальная история, веселящая кровь, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 1.03.2007
Защищенность меня пугает, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 31.01.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
«Дифирамб» с Евдокией Германовой, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.07.2006
Евдокия Германова: «Я человек-оркестр», Галина Черняева, ПСИХОЛОГИЯ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ, 29.04.2006
Евдокия Германова: «Я всегда держу дистанцию», Николай Хрусталев, Экран и сцена, 18.02.2006
Золушка, ставшая королевой, Константин Терезин, Madame Figaro, 1.02.2006
Миндаугас Карбаускис и Смерть, Борис Тух, ДЕНЬ за ДНЕМ, 27.01.2006
Гадание о «Маске», Александр Соколянский, Время новостей, 12.04.2005
Современный Декамерон, Артем Солнышкин, Досуг&развлечения, 24.03.2005
Золотая Маска, В.Г., TIME OUT МОСКВА, 21.03.2005
Кровать для десятерых, Александр Смольяков, Культура, 3.03.2005
КОГДА В ПОСТЕЛИ ЧУВСТВАМ ТЕСНО, Леонид Петров, Вечерняя Москва, 18.02.2005
Драма для кукол, Марина Шимадина, Коммерсант, 16.12.2004
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Жизнь из пепла, Дина Радбель, Эгоист generation, 1.11.2004
Театр-студия п/р О. Табакова, Александр Смольяков, ГДЕ, 16.07.2004
Когда я умирала, Елена Ковальская, Афиша, 13.02.2004
Смертный путь из грязи в князи, Елена Дьякова, Новая газета, 12.02.2004
Живые и мертвая, Мария Хализева, Вечерний клуб, 29.01.2004
В добрый последний путь!, Ирина Алпатова, Культура, 29.01.2004
Фокус делать не из чего, Дина Годер, Русский журнал, 27.01.2004
Протестанты в «Табакерке», Алена Карась, Российская газета, 27.01.2004
На кладбище и обратно, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.01.2004
Дорога на кладбище, Александр Соколянский, Время новостей, 27.01.2004
Поджечь родную мать, Ольга Егошина, Новые известия, 26.01.2004
Смерть — понятие растяжимое, Марина Давыдова, Известия, 26.01.2004
Городок в табакерке, Ольга Гердт, Газета, 9.01.2002
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, 5.04.2000
РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, Татьяна Тихоновец, Пермские новости, 3.03.2000
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Психушка в «Табакерке», Вадим Михалев, Век, 2.02.1996
Российский «Псих» потряс даже автора, Наталия Колесова, Вечерний клуб, 28.11.1995
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, 24.04.1995
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, 1995
«? В распрекрасном Билокси на Миссисипи», Ольга Дубинская, Театральная жизнь, 1990
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер