ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Гадание о «Маске»

Александр Соколянский, Время новостей, 12.04.2005
Имена лауреатов «Золотой маски» стали известны вчера вечером. Однако сейчас, пока пишется этот текст, бюллетени окончательного голосования собраны и спрятаны счетной комиссией (в отличие от политических выборов, тут люди стараются не жухать и держат рот на замке); ни председателю, ни членам жюри еще неизвестно, что в итоге решил их коллективный разум; я же пытаюсь лишь угадать его решения. Это такое же интересное занятие, как игра на тотализаторе. Даже более интересное: в спорте победитель иногда предсказуем настолько, что букмекерские конторы попросту отказываются принимать ставки на фаворита. У нас нет ни букмекеров, ни полной определенности.

На кино- и театральных фестивалях никто никогда ничего не знает наверняка, и все же лауреаты «Маски» редко оказываются совсем случайными, вызывающими недоуменный ропот фигурами. За десять лет нечто подобное случалось раза два-три, не больше. Если сравнить с деятельностью комитета по Государственным премиям (не говоря уж об «Овации», «Триумфе», «Московской премьере», «Хрустальной Турандот» и пр.), это почти непогрешимость.

Театральные темные лошадки обычно выигрывают, когда в жюри разгорается конфликт интересов, точнее сказать, конфликт амбиций и неприязней. Условно говоря, когда сторонники режиссера Х. понимают, что его шансы на победу очень малы, но уж если не Х. , настаивают они во время обсуждения, то никоим образом и не Z. ! В итоге лауреатом становится неяркий, но и не вызывающий острого раздражения персонаж N. 

Это лишь один из возможных сценариев, самый простенький. Тактика споров и уступок, талант расчетливо смолчать и своевременно повздорить, шансы членов жюри повлиять друг на друга и на итоговое решение — тема важная, увлекательная, но не наша. Мы будем исходить из того, что в искусстве все-таки существуют объективные ценности, а люди, призванные судить об этих ценностях, в большинстве своем вменяемы и не слишком пристрастны.

На мой взгляд, XI «Золотая маска» предоставляет членам жюри не так уж много возможностей свалять дурака. И в театре большой формы, и в театре малой формы, и в театре непонятной формы (премия «Новация») можно выбирать между сильными, первоклассными работами; нужно очень уж изощриться, чтоб отдать свои голоса вещам, заведомо более слабым.

Разумеется, у каждого есть свои театральные пристрастия; у меня они тоже есть, и скрывать их я не собираюсь. Судя по афише фестиваля, театральный сезон 2003/04, в Москве прошедший прилично (замечательным его назвать нельзя, но содержательным — можно), не задался ни в Санкт-Петербурге, ни в главных театральных городах провинции. Было бы, на мой взгляд, приятно и справедливо, если бы премии «Маски» получили те спектакли, которые московская критика на сайте www.smotr.ru назвала лучшими премьерами прошлого сезона: «Скрипка Ротшильда» в МТЮЗе (Большая сцена) и «Когда я умирала» в Театре п/р О. Табакова (Малая сцена). Однако если награды достанутся «Дяде Ване» (принадлежит Театру п/р О. Табакова, играется на Основной сцене МХТ) и, скажем, «Лестничной клетке» (театр «ОКОЛО дома Станиславского»), тоже особо возражать не придется. При всех достоинствах изобретательного питерского спектакля «Pro Турандот» (театр «Приют комедианта») и омской постановки «Король умирает» с Михаилом Окуневым — Беранже Первым (Театр драмы), работа Погребничко и Загорской в недавно сгоревшем театре «ОКОЛО» представляется мне и более цельной, и более нежной, и более важной. Не говоря уж о спектакле Карбаускиса по роману Фолкнера.

Что касается премии за лучшую режиссеру, все будет зависеть от того, насколько всерьез жюри отнеслось к понятию «лучшая режиссура». Если эта премия опять стала утешительным призом, ее могут получить и Александр Морфов («Дон Жуан», Театр им. Комиссаржевской), и Андрей Могучий («Pro Турандот»), и даже Вячеслав Кокорин, по всем правилам умерший в омском актере Окуневе. У Кирилла Серебренникова («Мещане», МХТ) шансов, по-моему, меньше: жюри «Маски» привыкло учитывать географический фактор и вряд ли захочет скапливать все основные награды в Москве. Если же относиться к награде всерьез, ее должен получить постановщик лучшего спектакля. Либо автор фантастически тонкой и сложной режиссерской партитуры, которую загубили исполнители. Таковых на XI фестивале я не заметил. 

Перед началом фестиваля я писал, перечисляя актрис-номинанток, что моя личная память чувств раздирается натрое; теперь пора выразиться определеннее. У московских критиков не принято во время «Золотой маски» ходить на спектакли московских театров. Это правильно (зачем занимать место, которое порадует коллегу, приехавшего издалека), но из-за этого я не знаю, кто лучше сыграл в фестивальных спектаклях: Евдокия Германова в «Когда я умирала», Ирина Пегова в «Дяде Ване» или Алла Покровская в «Мещанах». В прошлом сезоне на них нельзя было наглядеться; любую из них я наградил бы всем, чем угодно. Впрочем, из московских претенденток на премию за лучшую женскую роль (иногородних в этом году не имеется) ни одну нельзя сбрасывать со счетов: и Евгения Добровольская, и Лилия Загорская, и Нелли Уварова — отличные актрисы и достойные соперницы.

С актерами-мужчинами для меня все обстоит гораздо проще: Валерий Баринов, артист Малого театра, потрясающе работает в «Скрипке Ротшильда», а Константин Райкин, на премьере лишь прикидывавший, что как играть, замечательно понял и развил свою роль в «Ричарде III». По-моему, они могут состязаться лишь меж собою; если премию получит кто-то третий, я возропщу: неправильно вы там в жюри бутерброды едите.

А ведь очень может статься, что некто «третий» (скажем, петербуржец Александр Баргман, играющий Дон Жуана) ее и получит — хотя бы в силу уже упоминавшегося географического фактора. Точно так же я вовсе не уверен, что премию получит художник Сергей Бархин, хотя его работу в «Скрипке Ротшильда» не стыдно назвать гениальной (лучшей на фестивале — это уж точно).

Подвожу свой личный итог нынешней «Золотой маски»: все фестивальные награды этого фестиваля я, преодолев некоторое чувство неловкости, оставил бы в Москве, не считая приза «Новация». Его я отдал бы Русскому инженерному театру АХЕ (СПб) не только потому, что мне давно нравятся представления Максима Исаева и Павла Семченко, но и потому, что эти представления все отчетливей впускают в себя актерскую работу, становятся сюжетными и т.д. Это уже не игрища умных художников, а театральные спектакли в собственном смысле слова. Год с лишним назад, когда АХЕ привозил в Москву «Мокрую свадьбу», я уверенно писал, что так оно и будет, а критику очень приятно увидеть свое предсказание сбывшимся.
Пресса
Театральная премия МК, Московский комсомолец, 5.12.2012
В «МК» победила мышца любви, Ян Смирницкий, Московский комсомолец, 5.12.2012
Грузите бочками, Итоги, 17.09.2007
Не возвращайтесь к былым возлюбленным…, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.09.2007
Аксенов ковчег, Ирина Алпатова, Культура, 13.09.2007
Тары-бары в бочкотаре, Глеб Ситковский, Газета, 12.09.2007
Фига без кармана, Марина Давыдова, Известия, 11.09.2007
Подвальная история, веселящая кровь, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 1.03.2007
Защищенность меня пугает, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 31.01.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Вдова с вдовою говорит, Мария Хализева, ВАШ ДОСУГ, 21.12.2006
«Дифирамб» с Евдокией Германовой, Ксения Ларина, Эхо Москвы, 8.07.2006
Евдокия Германова: «Я человек-оркестр», Галина Черняева, ПСИХОЛОГИЯ НА КАЖДЫЙ ДЕНЬ, 29.04.2006
Евдокия Германова: «Я всегда держу дистанцию», Николай Хрусталев, Экран и сцена, 18.02.2006
Золушка, ставшая королевой, Константин Терезин, Madame Figaro, 1.02.2006
Миндаугас Карбаускис и Смерть, Борис Тух, ДЕНЬ за ДНЕМ, 27.01.2006
Гадание о «Маске», Александр Соколянский, Время новостей, 12.04.2005
Современный Декамерон, Артем Солнышкин, Досуг&развлечения, 24.03.2005
Золотая Маска, В.Г., TIME OUT МОСКВА, 21.03.2005
Кровать для десятерых, Александр Смольяков, Культура, 3.03.2005
КОГДА В ПОСТЕЛИ ЧУВСТВАМ ТЕСНО, Леонид Петров, Вечерняя Москва, 18.02.2005
Драма для кукол, Марина Шимадина, Коммерсант, 16.12.2004
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Жизнь из пепла, Дина Радбель, Эгоист generation, 1.11.2004
Театр-студия п/р О. Табакова, Александр Смольяков, ГДЕ, 16.07.2004
Когда я умирала, Елена Ковальская, Афиша, 13.02.2004
Смертный путь из грязи в князи, Елена Дьякова, Новая газета, 12.02.2004
Живые и мертвая, Мария Хализева, Вечерний клуб, 29.01.2004
В добрый последний путь!, Ирина Алпатова, Культура, 29.01.2004
Фокус делать не из чего, Дина Годер, Русский журнал, 27.01.2004
Протестанты в «Табакерке», Алена Карась, Российская газета, 27.01.2004
На кладбище и обратно, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 27.01.2004
Дорога на кладбище, Александр Соколянский, Время новостей, 27.01.2004
Поджечь родную мать, Ольга Егошина, Новые известия, 26.01.2004
Смерть — понятие растяжимое, Марина Давыдова, Известия, 26.01.2004
Городок в табакерке, Ольга Гердт, Газета, 9.01.2002
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, 5.04.2000
РУССКИЕ МАЛЬЧИКИ, Татьяна Тихоновец, Пермские новости, 3.03.2000
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Психушка в «Табакерке», Вадим Михалев, Век, 2.02.1996
Российский «Псих» потряс даже автора, Наталия Колесова, Вечерний клуб, 28.11.1995
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, 24.04.1995
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, 1995
«? В распрекрасном Билокси на Миссисипи», Ольга Дубинская, Театральная жизнь, 1990
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева
Смерть в стиле кантри, Елена Ямпольская, Русский курьер