ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Артисты труппы

Стажёрская группа

Артисты, занятые в спектаклях МХТ

Театр для одного актера

Роман Должанский, Коммерсант, 17.10.2005
В Московском художественном театре прошел праздничный вечер, посвященный 70-летию Олега Табакова. Два месяца разных праздничных мероприятий, происходивших со дня 70-летия (17 августа) до этого юбилейного вечера, позволили РОМАНУ Ъ-ДОЛЖАНСКОМУ понять главное про виновника торжеств.

С одной стороны, в зале Художественного театра была «вся Москва». С другой стороны — многих не хватало. Но так и было задумано: чтобы пришли вроде как самые-самые, но только те, от кого юбиляру будет приятно получить поздравления (и кто не будет занят другими делами). Среди таковых оказались, помимо родных и близких Олега Павловича, помимо актеров обоих театров, которыми руководит господин Табаков, большой делегации театра «Современник», где он когда-то работал, и меньших делегаций из московских театров, которыми он не руководит и в которых не работал, но которые чтит, помимо режиссеров, драматургов и критиков, которые Табакову хотя бы не противны, помимо гостей из родного Саратова и коллег из Петербурга, помимо неопознаваемых, но очень важных людей в дорогих костюмах, которые в театр то ли ходят, то ли не ходят, но, будем надеяться, театру помогают, — так вот, помимо них в МХТ в этот вечер были Людмила Путина (мужа ее тоже звали, но сказался занятым), Юрий Лужков, Александр Жуков, Герман Греф, Сергей Степашин и другие мелкие политические деятели эпохи Олега Табакова.

Вернее — эпох Олега Табакова. На это намекала первая часть вечера, сделанная в духе, с одной стороны, советского праздничного концерта, с другой — спектакля Кирилла Серебренникова «Лес». Последнее неудивительно, поскольку именно господин Серебренников режиссировал мероприятие. Под парадным портретом Табакова (так он выглядел в роли главы государства в фильме «Внучка президента») на сцене появились детский хор, военный оркестр и нарядная дама, которую стали узнавать только тогда, когда она заговорила — «Моргунова, что ли?» Это была Светлана Моргунова, которая перечислила все регалии юбиляра и предоставила слово всего двум чиновникам — Михаилу Швыдкому и Юрию Лужкову. Пародия на советскую приветственную речь господину Швыдкому удалась лучше, господину Лужкову — хуже: у мэра речь про партию и культуру вышла слишком уж органичной.

Потом все мигом изменилось: кончились речи, портрет сделал кувырок, и вместо официального профессора Табакова над сценой появился хитро подмигивающий лицедей Табаков. Самого юбиляра от пребывания на сцене избавили. Его усадили глубоко в боковой ложе, так, чтобы зал его не видел, а сценарий неторжественной части вечера, которую вели актеры МХТ Дмитрий Назаров и Игорь Золотовицкий, построили на том, что никакого актера Табакова в театре нет, и кто он такой, на самом деле неизвестно, но вот теперь как раз и есть время выяснить.

Он настоящий мужчина? Да, и это доказывает Людмила Гурченко, поющая на фоне кадров из фильмов, где Табаков играет любовников. Женщина? Опять же - да. Константин Хабенский и Михаил Пореченков исполняют очень смешной номер, переодевшись в двух самых знаменитых женщин, сыгранных Табаковым — буфетчицу из спектакля «Всегда в продаже» и мисс Эндрю из телефильма «Мэри Поппинс, до свиданья!». Животное? И вот уже очень дальние родственники хозяйственного котяры-фермера Матроскина, гламурные кошки из одноименного мюзикла, танцуют вместе с поющей Лолитой Милявской.

Он больше педагог или ученик? Студенты школы-студии МХТ танцуют рэп, два самых знаменитых табаковских ученика, Владимир Машков и Евгений Миронов исполняют блестящий, какой-то по-бродвейски упругий и победоносный клоунский номер с битьем бутылок о голову и раздеванием до трусов, а ректор кузницы актерских кадров Анатолий Смелянский кратко и объемно рассказывает о табаковских учителях. Он ревнитель классики или современности? На сцене спорят Владимир Спиваков со своими «Виртуозами» и Андрей Макаревич, исполняющий целую балладу — «как инь без янь, как церковь без креста и как Путин без Суркова, была бы жизнь бессмысленна, печальна и пуста без Олега Табакова».

В конце вечера сцену заполняет сегодняшняя труппа Художественного театра, юбиляр в костюме и розовой рубашке усмиряет восторженную стоячую овацию и читает пушкинское «Из Пиндемонти» — «не дорого ценю я громкие права…» Потом банкет, продолжение поздравлений, уже не на сцене, а в фойе. Два месяца поздравлений закончены — прием у президента, череда славословий и букетов, телепередачи и интервью про то, как ест и пьет, как любит и как руководит, что читает и когда спит, поездка со спектаклями на малую родину в Саратов, фестиваль сегодняшних ролей на сцене МХТ, издание книги. Кстати, со сценарием вечера попали в точку: конечно, он и мужчина, и женщина, и ребенок, и классик, и современник, и животное, а если потребует роль — станет растением или даже духом святым. На то и великий актер, протей, чтобы стать сразу всем и оставаться непонятно чем, быть ускользающим и вездесущим. 

Но я еще вот о чем думаю — ведь Табаков едва ли не единственный в стране, кто, если что, в смысле — если уж совсем все как-то не так, может ведь и к народу выйти. Другие, которым по должности положено, тоже могут попробовать, но без гарантии, с опаской. И потом — нет сейчас такого, которого можно было бы сразу ко всем выпустить, чтобы поверили.

А Табаков — может сам и ко всем, если захочет. И к женщинам, и к мужчинам, и к детям, и к москвичам, и до самых до окраин, и к рыболовам, и к спортсменам, и к олигархам, и к рублевским женам и к пенсионерам, и к музыкантам, и к браткам, и к растениям, кстати, тоже. Его не сдержать и не спротивовесить, не равноудалить и не равноприблизить. И над рейтингами его трястить не надо, они у него не меняются. Потому что фамилия его и есть высшая пожизненная должность, занимаемая на общественных началах.