ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Очень хороший капиталист

Наталия Каминская, Культура, 25.12.2003
Флор Федулыч Прибытков у Островского — «очень богатый купец». У Олега Табакова, волей режиссера Юрия Еремина, он - очень богатый фабрикант. Несколько раз за спектакль, причем явно сверх написанного в пьесе, он говорит о новом, только что отстроенном фабричном цехе. И своего непутевого племянника Лавра с дочкой Ириной отправляет смотреть не приобретенные недавно художественные полотна, а светлую картину капиталистического строительства. Слуга же его, Василий, рекомендует Юлии Тугиной ознакомиться со свежеизданным трудом по политэкономии. 
Меняют ли эти добавки что-либо в коллизии пьесы? Ничего не меняют. Как был Прибытков «денежным мешком», который обладал своим, притом весьма крепким кодексом чести делового человека, так им и остался. Как была молодая Юлия жертвой бескорыстной любви к проходимцу Дульчину, таковой и пребывает. Да и вообще расклад персонажей по социально-нравственным полочкам здесь в чистом виде «островский». Есть люди дела, к которым впору отнести даже азиата Салая Салтаныча (Игорь Золотовицкий) с его афоризмом: «Сама себя бьет, кто не чисто жнет». А есть мотыльки-прихлебатели вроде Лавра Мироныча с дочкой. Есть и классический Альфонс — Вадим Григорьевич Дульчин. Однако Островский — не Бальзак, и его социальная лестница устлана загадочной материей русской души, где звериная жестокость перемешана с романтикой, а грех идет рука об руку с покаянием. Слов нет, хорош и благороден купец Прибытков. Однако, спасая честь и жизнь Юленьки, он одновременно их и покупает. Гадок Дульчин, живущий на деньги влюбленных дам, а как скажет: «Меня любит редкая женщина, только я ее ценить не умел», так и руками разведешь.
Но вернемся на сцену МХАТа им. А. П. Чехова. А на ней — сплошной модерн. Выгородки с шехтелевскими квадратиками поверху, сочетания холодного серого с теплым терракотом, на стенах — полотна во врубелевском стиле, на столиках — граммофон с телефоном, на дамах — пушистые боа и изломанные драпировки декаданса. И вдобавок — киноэкран, где в мутных очертаниях cinema возникают места действия: то особняк, то фабричные трубы, то крыши замоскворецких доходных домов. Эта деталь долго и настойчиво напоминает прием телевизионной мыльной оперы, где смена места действия обязательно фиксируется панорамой соответствующего фасада. Однако в финале живая пара Прибытков-Тугина удаляется в глубь сцены, а кинематографическая крупным планом движется на зрителя. Обсыпанная пушистым снегом, облаченная в милые фасоны начала XX столетия, эта пара навевает тоску по радостям Серебряного века, окончательно покидает мир Островского и вступает в эпоху Мамонтова и Морозова.
Режиссера так и тянет нащупать новую национальную идею и подкинуть простодушному зрителю положительного героя. Ах, какой чудный капиталист этот Флор Федулыч Олега Табакова! Очень богатый, очень честный и очень продвинутый. Когда говорит о Патти, о Росси, об абонементах в оперу или о мебели в стиле Помпадур, в этом совсем не чувствуется потуг нувориша. Есть даже капля лукавства: вот, мол, хорошая жизнь и ее обязательные атрибуты, а теперь смотрите сами: кто этого достоин, а кто нет. Табаков абсолютно царствует в этом спектакле. На самом деле он играет поверх заявленной темы. Режиссер и художник Валерий Фомин отправляют персонажей в путешествие во времени, примерно на 20 (против Островского) лет вперед, в эпоху оформившегося в России капитализма. Тем самым они наверняка хотят не только избавиться от осточертевших бородищ, поддевок и прочих традиционно театральных замоскворецких радостей. Они, вероятнее всего, пытаются акцентировать некие идеалы новейшего российского времени и сопоставить их с эпохой, оборвавшейся 17-м годом. Но Табаков, идеально выдерживая заявленный стиль, все же играет свое: и позднюю любовь, и твердость убеждений, и некое благородство, и хитрую неразборчивость в средствах, и мужскую надежность сильного мира сего. Самое забавное, что все это, несмотря на прыжок во времени, абсолютно в духе автора пьесы с его ироническим романтизмом и с отсутствием ярлыков «положительный» — «отрицательный». Вместе с Мариной Зудиной, играющей Юлию, они составляют шикарную сценическую пару, где хрупкость находит опору в мягкой, ненавязчивой твердости. Свое играет и Ольга Барнет. Ее Глафира Фирсовна, избавившись от традиционных шалей, юбок и смачных красок театральной свахи, предстает смешной теткой, себе на уме, с легкой заморочкой и звериным инстинктом выживания. Забавна и пара Лавр Мироныч с дочкой, которые, впрочем, полностью упакованы в заявленный стиль. Дарья Юрская играет взнервленную дурочку эпохи декаданса, а Валерий Хлевинский — надутого индюка, чьи эволюции вообще не зависят от времени.
Беда, однако, с Дульчиным (Сергей Колесников). Его прямолинейная «подлость», необаятельные гитарные пассажи и неизящные подходы к дамам оставляют вопросы не то что к Тугиной, а даже к взбалмошной Ирине: и что тут, право, можно полюбить, чем плениться?
Под самый занавес сезона МХАТ им. А. П. Чехова выпустил наконец спектакль, за который не стыдно. Он по-своему стилен, умен и, безусловно, будет иметь зрительский успех. Режиссер Юрий Еремин после двух бледных московских премьер вновь, кажется, обрел ровное дыхание. Но главная прелесть этой «жертвы» — художественный руководитель МХАТа, который, к счастью, остается блестящим театральным артистом.
Пресса
Юкио Мисима и антреприза, Катерина Антонова, Новые известия — Театрал, 30.03.2007
Ветряные мельницы, Анна Коваева, Независимая газета, 6.02.2007
Реабилитация Сальери, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 23.01.2007
Моцарта сгубили бабы?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 20.01.2007
Вольфганг для двоих, Роман Должанский, Коммесант, 20.01.2007
Без вина виноватые, Ирина Алпатова, Культура, 18.01.2007
Всем на каток, Елена Губайдуллина, Театрал, 16.01.2007
Моцарт примерит юбку, Вера Копылова, Московский Комсомолец, 9.01.2007
Кавалеры, Алиса Никольская, TimeOut Москва, 11.12.2006
Недоношенная вдова, Роман Должанский, Коммерсант, 8.12.2006
Ну что, женихи, поехали?, Любовь Лебедина, Труд, 6.12.2006
Шоу на колесах, Итоги, 4.12.2006
Звезды на роликах, Евгения Шмелева, Новые известия, 4.12.2006
Ерёмин представляет «Кавалеров», Радио «Культура», 30.11.2006
Возвращаться домой не нужно, Артур Соломонов, Известия, 27.05.2005
Честные намерения, Мария Никольская, Россiя, 4.03.2004
Последняя любовь делового господина, Полина Богданова, Театральные Новые известия, 17.01.2004
Чудесные новые старые русские, Александр Соколянский, Время новостей, 26.12.2003
Очень хороший капиталист, Наталия Каминская, Культура, 25.12.2003
Марина Зудина: «Своих героинь не порицаю», Екатерина Васенина, exclusiveИЗВЕСТИЯ, 24.12.2003
Из жизни новых старых русских, Любовь Лебедина, Труд, 23.12.2003
Давнопрошедшее настоящее время, Александр Соколянский, Время новостей, 19.12.2003
У женщины деньги завсегда отберут, Мария Хализева, Вечерний клуб, 19.12.2003
Семейный бенефис, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 19.12.2003
Торгующие во МХАТе, Роман Должанский, Коммерсант, 18.12.2003
Миллионщик, Олег Зинцов, Ведомости, 17.12.2003
Табаков и Зудина принесли последнюю жертву, Артур Соломонов, Газета, 17.12.2003
Снежное шоу, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.12.2003
Непоследняя жертва, Роман Должанский, Коммерсант, 11.12.2003
Жертвоприношение во МХАТе, Марина Райкина, Московский комсомолец, 27.11.2003
Торгующие во МХАТе, Роман Должанский, Коммерсант, 18.11.2003
Дед погибает, а бабе смех, Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2003
Гафту Достоевский по размеру, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 25.11.2002
Школа мужей, Ирина Алпатова, Культура, 21.11.2002
Валентин Гафт оказался плохим мужем, Марина Шимадина, Коммерсант, 21.11.2002
Петербургское привидение, Елена Губайдуллина, Известия, 11.11.2002