ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

«Лунное чудовище» едет в Москву

Карэн Микаэлян, Новое Время, 12.06.2004
Александр Григорян, художественный руководитель и главный режиссер театра им. К. Станиславского сентябрь-октябрь этого года проведет во МХАТе — будет ставить спектакль «Лунное чудовище» по знаменитой пьесе Ричарда Калиноски.

Режиссеры-армяне, конечно же, работали в Москве. Назовем хотя бы таких классиков сцены, как Вахтангов и Симонов. Но чтобы в едва ли не главный российский театр пригласили поработать режиссера из Еревана, такого еще не было. Разумеется, не за красивые глаза и не ради дружбы народов и культур.

Пригласил Александра Григоряна коллега — худрук МХАТа Олег Табаков и оставил за Григоряном выбор пьесы. После некоторых раздумий было предложено «Лунное чудовище».

Пьеса американца Ричарда Калиноски — психологическая драма, касающаяся взаимоотношений поколения американских армян, «родившихся в тени большой войны» после геноцида. Пьеса триумфально прошла по сценам многих стран, в первую очередь — в США и Франции. Три года назад за нее взялась и тройка армянских театров, всех опередило «Метро», но прошла она как-то не слишком заметно и особого следа в душах зрителей не оставила.

Выбор Григоряна оказался верным, к тому же в Москве «Чудовища» никто и в глаза не видел. Олег Табаков, ознакомившись, назвал ее высоконравственной и мудрой пьесой, совершенно мхатовской. Премьера уже назначена, пройдет она 27 октября.

В апреле театр Станиславского ездил в Санкт-Петербург, где на ежегодном фестивале русских театров стран СНГ и Балтии показал грибоедовское «Горе от ума». Как ни странно, эту великую и всегда актуальную пьесу редко ставят. Григорян взялся за нее несколько лет назад и не прогадал. Спектакль подвергся новой режиссерской коррекции и был более чем успешно представлен в Санкт-Петербурге, где наличествовала сильная конкуренция, в частности со стороны Петера Штайна, насадившего в рижском русском театре «Вишневый сад».

Известные российские театральные критики, критики в целом высоко оценили спектакль. Особенно импонировало новое открытие Грибоедова. Все отметили, что Григоряну удалось впервые, пожалуй, снять с пьесы «налет мертвенности». Преодолеть хрестоматийность было нелегко — груз почти двухсотлетней традиции давил как никогда. В итоге получилась неожиданная для зрителей комедия-фарс, где напрочь и радикально смещены контрапункты. Спектакль от этого выиграл и стал совсем уж злободневным — на то и классика. И Чацкий, как нас всегда убеждали, вовсе не революционер — они-то уж точно всем надоели, — просто ироничный и влюбленный человек, не жилец ни в России, ни на Западе. Неприкаянный. Вообще неизвестно, куда бы он делся, если бы не страсть к неверной Софьюшке. И Фамусов не гроза общества, а абсолютно зависимый от всего человек. В итоге станиславовцы показали не музейный реликт, достаточно сегодня занудный, а динамичный спектакль, бьющий по болевым точкам современного общества, в том числе и армянского. Горюющих от ума и здесь с лихвой.

«Горе от ума» уже позади, «Лунное чудовище» еще впереди, а сегодня театр готовит премьеру, совместный проект, осуществляемый с «Центром человеческого развития» Армена Дарбиняна. Спектакль сделан по сценарию, позже ставшему отличным фильмом «Скованные одной цепью». Пьеса «Разорванная цепь», своеобразный римейк, написана А. Григоряном и М. Мариносяном, только в ту же ситуацию вместо сбежавших из тюрьмы американцев, белого и черного, попадают сибирские узники — армянин и азербайджанец. Непримиримые враги постепенно «перешагивают» через себя и в итоге находят выход из, казалось бы, безнадежной физической и нравственной ситуации. Спектакль о духовной победе — расстаются они если не друзьями, то по крайней мере и не врагами.

Александр Григорян еще в 95-м с подобной идеей обратился к коллеге из бакинского русского театра, предложил совместно сыграть спектакль «Чума на оба ваши дома» с непримиримыми Монтекки и Капулетти. Тот ответил через полгода и был краток: «Это предложение победителя…» Странный, однако, комментарий. Неизвестно, как воспримут такой спектакль соседи, но точно без особого энтузиазма. Впрочем, это их проблема. Такой спектакль мог появиться только в Армении, и не благодаря синдрому победителя, а просто потому, что мы не культивируем в армянском сознании образа соседа-врага.