ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Премьеры у Табакова

Роман Должанский, Коммерсант, 28.01.1998
Выпустив за последний месяц три премьеры, московский Театр под руководством Олега Табакова, кажется, побил все рекорды плодовитости. Впрочем, «На всякого мудреца довольно простоты» Островского, «Искусство» француженки Ясмины Реза и экспериментальную постановку Валерия Фокина «Еще Ван Гог…» (о нем Ъ писал в минувшую субботу) не объединяет ничего, кроме одного общего обстоятельства: во всех трех спектаклях играют ученики Табакова. Достаточно посмотреть три эти спектакля, чтобы стало ясно: в подвале «Табакерки» на улице Чаплыгина сложилась едва ли не самая сильная московская труппа молодого и среднего поколения. С ОЛЕГОМ ТАБАКОВЫМ побеседовал корреспондент «Ъ» РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ. 

 — Понятно, что сегодня, чтобы быть «на плаву», нельзя играть так, как играли вчера, не говоря уже о времени расцвета театра «Современник», где вы начинали. Что вы считаете главной чертой современного актера?

 — Для современного актера самой главной характеристикой я считаю степень «энергоемкости». То есть способность его покрывать собой, заполнять своей энергией определенное пространство. Современный живой театр не может быть больше, чем на пятьсот зрителей. В других, больших пространствах работают по другим, не совсем театральным законам.

 — Есть ли у вас идеал театральной труппы?

 — Мне близка ситуация, которая складывалась в Художественном театре перед войной, в конце 30-х годов, когда Станиславского уже не было,- сначала в театре, а потом уже на белом свете. А Немирович-Данченко ставил спектакли, в которых очень хорошо играли актеры. Это было время, когда мхатовская яблоня стала щедро плодоносить. Театр находился в таком состоянии, когда что ни сделаешь — все полноценно, крепко сбито, чувственно, значительно. Не сравниваю себя с Немировичем, но надеюсь, что наш театр вступает в пору зрелости. И впереди, думаю, еще лет пять урожая.

 — Почему именно эта цифра?

 — Это я для себя так определяю, примерно. Ну, не буду же я после семидесяти сидеть в этом кресле. Потом — либо Вовка Машков, либо Сашка Марин. Я честолюбивый человек. Когда я пойму, что больше не могу, я уйду. Мне есть кому передать свое дело. И именно этим я отличаюсь ото всех остальных.
Я начал учить детей в середине семидесятых. Потому что тогдашняя торжествующая режиссура отводила актеру все меньше и меньше жизненного пространства. А в русском театре актер всегда был определяющей фигурой. Он всегда был не очень образован, но всегда ухватист и умел. И этого актера стали низводить до уровня вспомогательного персонала.

 — Можно ли сказать, что вы занялись педагогикой во внутренней полемике с эстетикой Театра на Таганке?

 — Можно. Я вообще думаю, что век торжествующего режиссерского театра заканчивается.

После премьеры «На всякого мудреца довольно простоты» в театральных кулуарах говорили, что поставленному Табаковым спектаклю не хватает сильной режиссуры. Что Табаков слишком потворствует актерам: отдает им чересчур много пространства для штукарства и этюдов, не слишком заботясь об общем замысле. Оформленный Давидом Боровским в миловидных песочно-коричневатых тонах старой фотографии, табаковский «Мудрец» и впрямь не захватывает воображение постановочной дерзостью. Но Табаков театрализует не свои идеи об Островском, а собственно пьесу. Источник игры скрыт для него не в контексте, а в тексте. Поэтому каждая сценическая ситуация вырастает не из сатирического запала, а из того, как автор строит диалог и реплику, как соединяет слова и ситуации. Островский всегда заботился об актерах, и в этом он Табакову близок.

Последний, кажется, хотел бы и сам сыграть любую роль в этой хрестоматийной комедии, а за режиссерским столиком оказался в силу обстоятельств и положения. И еще — в силу желания освежить актерские организмы настоящей драматургией, где на одном только обаянии и напоре не выедешь. То есть хотел преподнести труппе подарок, но попутно учинил ей и строгий экзамен. Мудрое табаковское «коварство» острее других почувствовал, кажется, Сергей Безруков (Глумов), привыкший за последние несколько сезонов к слишком легкому успеху.

Кстати, о концепции. Вероятно, это самый молодой Глумов, какого себе можно вообразить. В герое Безрукова больше обаяния, чем хитроумия и юного азарта, чем расчетливости. Но когда его бывшие покровители, изгоняющие Глумова с позором из высшего общества, обещают вернуть его через некоторое время обратно, понимаешь, что у этого Глумова, в отличие от его стареющих предшественников на других сценах, есть реальный шанс вырасти в большого подлеца.

 — В ваших последних постановках играют не только ваши ученики, но и приглашенные актеры. С кем легче работать?

 — Конечно, проще с теми, кого я учил. Потому что я их учил для себя. Когда делаешь что-то для себя, то делаешь всегда лучше. Этот закон в театре тоже действует.

 — Когда вы учите студентов, вы заранее выбираете, кого воспитываете для себя?

 — Да. Где-то к концу второго года обучения. 

 — Они замечают, на кого вы «положили глаз»?

 — Я никогда этого не показываю.

 — Ошибки случались?

 — Ушел из подвала по своей воле один только Сережа Газаров. И то, мне кажется, что он поторопился. Если бы года два-три подождал, обрел бы подлинную свободу, внутреннюю.

 — А ошибки в процессе обучения? Скажем, вы выгнали студента, а он потом стал хорошим артистом?

 — Никто из отчисленных мной людей актером не стал. Все, кому я поставил диагноз «профнепригоден», пребывают в безвестности,- относительно театра. Конечно, это дело жестокое, и надо уметь проявить твердость. Был один раз, когда я выгнал двадцать два из двадцати четырех набранных студентов. Но двое оставшихся стали отличными актерами.

 — А бывало такое, чтобы кто-то из непринятых вами на курс, потом стали бы актерами, но у других педагогов?

 — Да, например Наталья Коляканова, которая в театре у Анатолия Васильева работает. Но я бы ее и сегодня не взял.

 — Чему вообще можно научить будущего актера?

 — Очень мало чему. Разве что дисциплине.

 — А что тогда самое важное для педагога?

 — Правильный отбор на вступительных экзаменах. Распознать, поддержать, развить и выпустить в полет,- вот формула театральной педагогики. Моя заслуга только в том, что я говорю: вот это — хорошо, а вот это — плохо. Если я правильно отличаю хорошее от плохого, то я - хороший педагог.

 — Ваши студенты быстро становятся известными. Но многие педагоги в театральных вузах запрещают своим ученикам сниматься в кино, работать на телевидении. 

 — По-моему, это абсолютное ханжество. Я обычно отпускаю студентов сниматься с третьего курса. Женю Миронова со второго отпустил. Если у них есть, что тратить в кино, тогда я отпускаю. Кроме того, экран не только высасывает соки; кино ведь многому и учит. Со съемочной площадки выносят уверенность в себе, в конечном итоге — внутреннюю свободу. Что такое внутренняя свобода? По-моему, это продукт переработки успеха твоим актерским организмом.

Пьеса Ясмины Реза «Искусство» написана быстрым, остроумным и необычайно изящным пером. Трое старых друзей ссорятся из-за пустяка: один из них заплатил немыслимые деньги за абстрактную живопись. Абсолютно белая картина с тремя тонкими, едва заметными, и тоже белыми, параллельными полосами оказывается поводом для бурного выяснения отношений, для обид, конфликтов и чуть ли не полного разрыва.

Самой разумной идеей режиссера Евгения Каменьковича, поставившего «Искусство», было решение повернуть злополучную картину тылом к зрителям, так и не разворачивая ее лицом до самого конца. Хороша ли картина, стоит ли покупать абстрактную живопись и всерьез ее обсуждать,- ни режиссеров, ни актеров эти проблемы не волнуют. Им интересны три человека, три разных характера, и каждое мелкое проявление этих характеров актеры стремятся сыграть как можно более живо и выпукло.

Наблюдая за Александром Моховым, Михаилом Хомяковым и Сергеем Беляевым, хочется причмокивать от удовольствия, разделяя с ними трапезу хорошей драматургии. Можно констатировать: за спинами Машкова, Миронова да Безрукова накапливались другие актерские силы. Теперь они по праву могут претендовать на первый план.

 — Принято считать, что театральная компания существует до тех пор, пока все равны и нет явных лидеров.

 — Неправда. Никакого равенства нет даже в самом начале пути. Когда я работал в «Современнике», в лучшие его годы, я выше себя считал только Евстигнеева и Ефремова, какое-то время — Толмачеву. А других не считал выше.

 — Но как только в труппе появляются звезды, они начинают разносить «звездную болезнь»…

 — Стоп! Есть очень важный способ канализации дерьма, который из себя представляю я сам. При мне заниматься этими глупостями и пошлостями сложнее. Я достаточно управляю процессом.

 — Из названия театра постепенно ушло слово «студия». Не знаю, закреплено ли это уже официально, но из обихода оно — по отношению к вашему театру — исчезло.

 — Да. Думаю, это естественный процесс. Я очень серьезно озабочен тем, чтобы актеры дышали друг другу в затылок.

 — Вы сторонник цивилизованной конкуренции?

 — Всегда брезговал и брезгую собесовскими делами. Я знаю, чего я стою, потому что я сам часто выхожу на сцену. Могу, не хвастаясь, признаться, что я в новых условиях акклиматизировался довольно быстро. Я ведь представитель буржуазного театра…

 — Вы так спокойно в этом признаетесь?

 — Конечно. А что в этом стыдного? Никуда не денешься: театр сегодня должен учитывать соотношение культуры и спроса.
Пресса
Евгений Каменькович: А был ли кролик?!, Алла Шендерова, Ваш досуг, 12.01.2008
Сказка о дружбе, Елена Губайдуллина, Театрал, 1.10.2007
Не возвращайтесь к былым возлюбленным…, Григорий Заславский, Независимая газета, 14.09.2007
Аксенов ковчег, Ирина Алпатова, Культура, 13.09.2007
Бочкотара, куда несешься ты?, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 12.09.2007
Тары-бары в бочкотаре, Глеб Ситковский, Газета, 12.09.2007
Тара для счастья, Ольга Егошина, Новые Известия, 11.09.2007
Фига без кармана, Марина Давыдова, Известия, 11.09.2007
Кантовать и перекантовывать, Алла Шендерова, Коммерсант, 10.09.2007
Тюльку затарь, адъюнкт, Олег Зинцов, Ведомости, 10.09.2007
Не ко времени, Дина Годер, Время новостей, 10.09.2007
Бочкотара навсегда, Степан Поляков, ВАШ ДОСУГ, 21.06.2007
Трепет молодых, Ольга Егошина, Новые известия, 9.04.2007
Трепет молодых, Ольга Егошина, Новые Известия, 9.04.2007
Вожатый, Алла Шендерова, Настроение, 03.2007
Всем поклон, С. Овчинникова, Планета Красота, 01.2007
Самое важное, Елена Ковальская, Афиша, 1.12.2006
Учитель словесности, Сергей Конаев, Ведомости, 1.12.2006
Игра в игру, Елена Губайдуллина, Новые известия — Театрал, 1.12.2006
По волосам не плачут, Марина Гаевская, Культура, 30.11.2006
Певица и толмач, Галина Облезова, Новое время, 26.11.2006
Проза жизни, Алла Шендерова, Ваш досуг, 24.11.2006
«Фоменкам» удалось самое важное, Юлия Черникова, Утро.ру, 23.11.2006
Право на въезд, Итоги, 20.11.2006
Лучшая литература, Маргарита Удовиченко, Финанс № 45 (182), 20.11.2006
Жизненно важное, Алена Данилова, Взгляд, 20.11.2006
На рандеву с вечным, Алексей Мокроусов, Новое время, 19.11.2006
Трудности перевода, Алексей Филиппов, Московские новости, 17.11.2006
Классный час Ксении Кутеповой, Елена Дьякова, Новая газета, 16.11.2006
Ухватиться за Венерин волос, Ольга Галахова, Независимая газета, 16.11.2006
Потерянный рай, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 15.11.2006
Сколько волосу ни виться, Марина Давыдова, Известия, 15.11.2006
Кто знает про самое важное?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 15.11.2006
Проткнули время, Глеб Ситковский, Gzt.ru, 14.11.2006
Любовь в войлочных тапках, Ольга Егошина, Новые известия, 14.11.2006
Аншлаг на «Самом важном», Любовь Лебедина, Труд № 210, 14.11.2006
Давайте я вас запишу, Олег Зинцов, Ведомости № 214 (1741), 14.11.2006
В одно касание, Дина Годер, Время новостей, 13.11.2006
В «Мастерской П. Фоменко» поставили «Самое важное», Григорий Заславский, Радио «Маяк», 13.11.2006
Самое важное, Кристина Матвиенко, Time Out Москва, 8.11.2006
Взрослые игры, Татьяна Сошникова, Профиль N44 (505), 11.2006
Воздушный Шоу, Сергей Конаев, Экран и Сцена, 07.2005
Шоу сирен, Дина Годер, Газета.Ru, 25.06.2005
Я от Бернарда ушел…, Елена Груева, 24.06.2005
Жестокие игры, Итоги, 21.06.2005
Безопасная война полов, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 20.06.2005
Ноющий ковчег, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.06.2005
Сложная конструкция, Григорий Заславский, Независимая газета, 17.06.2005
Двор, где подкашиваются ноги, Роман Должанский, Коммерсантъ, 16.06.2005
Пока все дома, Олег Зинцов, Ведомости, 16.06.2005
Нам ли их осуждать, Марина Давыдова, Известия, 15.06.2005
Слишком красиво, Александр Соколянский, Время новостей, 15.06.2005
Пробками закидали, Глеб Ситковский, Газета, 15.06.2005
Чаепитие на вулкане, Ольга Егошина, Новые известия, 15.06.2005
Да-да, нет-нет Оли Мухиной, Константин Александров, dell’APT, 1.10.2001
Москва слезам не верит, Юрий Алесин, www.MoscowOut.ru, 1.10.2001
Чай, кофе, потанцуем, Антон Красовский, Независимая газета, 27.09.2001
Молодая кровь, Григорий Заславский, Русский журнал, 26.09.2001
А у нас в квартире газ, Марина Давыдова, Время Новостей, 25.09.2001
Разбиваются сердца под воздействием винца, Марина Райкина, Московский комсомолец, 25.09.2001
Из жизни шпрот, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2001
Куда летим, командир?, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 21.09.2001
Время Ю, Ирина Корнеева, Время МН, 20.09.2001
Львы зимой, Наталия Каминская, Культура, 21.09.2000
Не теряя осанки, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 15.09.2000
Один день из жизни «Табакерки», Елена Ямпольская, Новые Известия, 14.09.2000
Мелисса и Эндрю, Алексей Филиппов, Известия, 14.09.2000
Игра в театр, Алена Злобина, Эксперт, 21.02.2000
Тот самый чай, Ольга Егошина, Литературная газета, 16.02.2000
Женщины на грани красного цвета, Светлана Хохрякова, Культура, 3.02.2000
Российская риторика, Марина Гаевская, Современная драматургия, № 2, 02.2000
Чужие, Елена Губайдуллина, Театральный курьер, 02.2000
Горький в цветах, Ирина Глущенко, Независимая газета, 27.01.2000
Qui pro quo, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.01.2000
Не будьте как дети, Марина Давыдова, Время новостей, 18.01.2000
Немного Горького в любовной мелодраме, Нина Агишева, Московские новости, 18.01.2000
Зачем Париж, если рядом нет Мужчины?, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 18.01.2000
Красавицы и чудовища, Елена Ковальская, Афиша, 17.01.2000
Эти разные, разные «Варвары», Екатерина Сухотина, Народная газета, 14.01.2000
Варвары и варварши, Мария Седых, Общая газета, 13.01.2000
Горький в стиле Чехова, Майа Одина, Сегодня, 11.01.2000
«Варвары» в бывшем кинотеатре «Киев», Олег Зинцов, Ведомости, 10.01.2000
В тюрьме и без героя, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 6.01.2000
Падение авиаторов, Павел Руднев, 01.2000
Пять пудов любви, Марина Мурзина, Аргументы и факты, № 1-2, 01.2000
Старые «Варвары» и новое варварство, Алексей Филиппов, Известия, 29.12.1999
Премьеры у Табакова, Роман Должанский, Коммерсант, 28.01.1998
Отрицательные эмоции должны иметь свой выход, Петр Фоменко, Театральная жизнь, № 2, 02.1994
Добрые игры в недобром мире, Наталья Крымова, 05.1993