ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Леонид Эрман
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Олег Табаков выдвигает свои условия

Григорий Заславский, радиокомпания «Маяк», 14.04.2005
Сегодня в Агентстве по культуре и кинематографии отчитывался о проделанной работе за прошедшие 4,5 года МХТ имени Чехова. Дело в том, что в мае нынешнего года исполнится пять лет, как нет Олега Ефремова, и 4,5 года, как Художественным театром руководит Олег Табаков. Сегодня собрались, чтобы подвести итоги пятилетнего контракта Табакова и понять, с кем же, собственно, заключать контракт на следующий пятилетний срок.

Разумеется, первым с докладом выступал Олег Павлович и начал он очень жестко: «Если сочтете мою работу хорошей, выдвину некоторые условия, без которых невозможно работать. 4,5 года назад я был такой возможности лишен». Свое выступление он назвал «апрелевскими тезисами» и заметил, что только при выполнении этих условий Федеральным агентством по культуре и Правительством Москвы имеет смысл продолжать эту работу. «За кресло свое не держусь. Моя основная профессия — актер, удовлетворить свое тщеславие я всегда смогу». «Олег Павлович, — взмолился Михаил Швыдкой, — с угроз не надо начинать».

«Чтобы было видно, слышно, ясно и чтобы дух захватывало», — так определил Табаков закон театра вообще и МХТ имени Чехова под своим руководством в частности. Свое понимание театрального дела он описал таким образом: «В успешном театре надо бы возродить полноценную мощную труппу, то есть позвать в театр талантливых режиссеров разных поколений». Олег Павлович сказал о том, что видит свою работу в движении к новому образу Художественного театра не отсечением инакомыслящих, но коллекцией разных художественных индивидуальностей. «Со времени „Современника“, — заметил Табаков, — я сильно не любил концепций и сильно не любил гражданственности. Линия отсечения одна — востребованность или невостребованость».

«Были ошибки, — сказал Табаков, — и я своими руками вынужден был закрывать спектакли, если считал, что ими можно отбить у зрителя желание снова прийти в Художественный театр». Затем он назвал тех режиссеров, которые, на его взгляд, прошли селекцию. Это Юрий Бутусов, Марина Брусникина, Петер Штайн, и это первый случай, когда Табаков подтвердил, что выдающийся европейский режиссер все-таки будет работать в Художественном театре, Сергей Женовач, Миндаугас Карбаускис, Дмитрий Черняков и Кирилл Серебрянников.

Также Олег Павлович сказал о том, какие спектакли сейчас репетируются в театре. Это «Господа Головлевы» Кирилла Серебрянникова с Евгением Мироновым в одной из заглавных ролей, «Свадьба Кречинского» режиссера Сергея Афанасьева из Новосибирска, Петер Штайн, вероятно, все-таки приступит к работе над «Ричардом II» Шекспира, и Юрий Бутусов уже начал работать над «Гамлетом».

После этих слов Табакова начались прения сторон. Первой вышла Инна Соловьева, доктор искусствоведения и сотрудница научного сектора Художественного театра. Потом выступал заместитель художественного руководителя МХТ имени Чехова Анатолий Смелянский. В роли независимого эксперта — Алексей Барташевич. Но все-таки для такого «независимого расследования» необязательно было обеспечивать его выступлениями двух подчиненных, которые, конечно же, в один голос говорили, как замечательна была работа Табакова на посту худрука, тем более что никаких видимых альтернатив Табакову сейчас нет, и вопрос о перезаключении с ним контракта это, в общем-то, вопрос скорее служебный, даже несмотря на то, что какие-то условия Табаков наверняка выдвинет, и условия эти будут серьезные.

Инна Соловьева очень остроумно и эффектно метафорически рассказывала о том, что путь табаковского Художественного театра — это путь ориентирования, ошибок и проб, разведки, ориентирования на местности и это верный путь. Если что она и ставила во главу угла, так это большую и сложную жизнь Художественного театра, а также сказала, что в национальном театре, по ее мнению, вообще не может быть программы и никаких особых концепций. Сама она довольно точно охарактеризовала свое выступление как «игры театроведения». Может быть, конечно, мне изменил слух, но за 35 минут ее выступления ни разу не прозвучало имени не только Олега Ефремова, предыдущего руководителя тогда еще МХАТа имени Чехова, но, кажется, ни разу не были упомянуты имена Станиславского и Немировича-Данченко.

Выступавший следом Алексей Барташевич, также уважаемый театровед и доктор искусствоведения, нашел в работе табаковского руководства лишь два недостатка. Во-первых, это то, что в театр не пускают бесплатно студентов театральных вузов, и, во-вторых, что ставится слишком мало современной западной драматургии. Затем он сказал, что есть у него еще одно предложение, которое он еще ни с кем не обсуждал, и состоит оно в том, чтобы отказаться от имени Чехова в названии театра, тем более что на вопрос, что же такое чеховское начало или чеховское продолжение в жизни театра, ответить очень сложно.

И вот здесь позволю себе не согласиться. Совершенно ясно, чего можно добиться исключением имени Чехова из названия МХТ и что задумывали, когда отказывались от буквы «А». Получается, что у нас будет Художественный театр и непонятно какой МХАТ имени Горького.