ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Музыка

Лидия Соколова
Студия "SounDrama"

Дуэль с «Крейцеровой сонатой»

Марина Давыдова, Известия, 5.07.2010
Одна из лучших чеховских повестей — «Дуэль», выпущенная на Малой сцене МХТ, заставила задуматься, отчего современным театру и кино так редко удается образ «лишнего человека».

В прошлом сезоне Антон Яковлев очень удачно, по мнению критиков, поставил в МХТ «Крейцерову сонату» Толстого. В этом сезоне он выпустил чеховскую «Дуэль». Выбор можно счесть поначалу случайным — Антон Яковлев явно принадлежит к числу добротных традиционалистов, не склонных к радикальным вывертам и глубоко равнодушных к новым веяниям в драматургии. Ожидать от него обращения к новой пьесе братьев Пресняковых или Павла Пряжко явно не приходится. Ясно, что он и впредь в русле старой доброй психологической традиции будет ставить проверенную классику. Почему бы в самом деле не «Дуэль»!

В первом акте его спектакль так и воспринимаешь: перед нами качественный, но дежурный сценический перепев знаменитого текста, не замутненный ни трактовкой, ни актуализацией какой-нибудь нехорошей. По ходу дела отдаешь должное неординарному музыкальному оформлению (Александр Маноцков удачно стилизовал восточные мотивы — действие-то происходит на Кавказе — и сам исполняет свое сочинение на сазе), неплохой сценографии с ее ненавязчивой, но очевидной символикой (причал, галька, свисающие по периферии канаты и лежащая посреди сцены перевернутая вверх дном лодка: видимо, ей и предстоит разбиться о быт) и крепкому актерскому квартету (Анатолий Белый, Евгений Миллер, Дмитрий Назаров, Валерий Трошин), в котором первую скрипку играет поначалу Дмитрий Назаров в роли врача-миляги Самойленко. Несколько портят картину исполнительницы женских ролей, особенно однообразно рыдающая весь спектакль Елена Панова. Но заглушить стройной игры квартета ее плач все же не может.

Однако всякая попытка разгадать, к чему клонит режиссер, поначалу кажется безнадежной. При всей добротности постановки это, признаться, раздражает. «Дуэль», как известно, была прекрасно экранизирована в 1973 году Иосифом Хейфицем. И как бы ни был хорош Назаров, переплюнуть Анатолия Папанова в роли Самойленко практически невозможно. И при всей моей любви к Анатолию Белому Олег Даль в роли страдающего Лаевского, живущего с чужой женой и с каждым днем все более ненавидящего ее, все же выглядит куда убедительнее.

Попутно замечаешь, что Белому в этой роли приходится бороться не только с собственной фактурой интеллектуального плейбоя (в отличие от Даля, для которого роли совестливых грешников стали главной актерской темой, Белый, скорее, создан для роли ироничного жуира Шервинского), но и с самим контекстом роли. Ведь вряд ли случайно многочисленные «лишние люди», так удававшиеся артистам в советские годы (сколько можно вспомнить выдающихся перепевов этой темы — от «В четверг и больше никогда» Анатолия Эфроса до «Полетов во сне и наяву» Романа Балаяна), в нулевые как-то перестали удаваться. Перепевы романтической традиции в наш сугубо прагматический век решительно не ложатся артистам на язык. Как только исполнитель на сцене начинает восклицать: «Пропала жизнь! Надо куда-то уехать, работать, жить по-новому!» — так сразу хочется в ответ воскликнуть сакраментальное: «Не верю!» Так зачем же было городить весь этот сценический огород?

Ответ на этот вопрос содержится во втором акте. Впервые начинаешь догадываться, к чему клонит режиссер, глядя на фон Корена Евгения Миллера. Владимир Высоцкий, игравший эту роль в фильме, невольно наделял своего героя мужской и актерской харизмой, так что страшноватая бескомпромиссность героя, предлагавшего уничтожать моральных разложенцев, словно вредных насекомых, казалось, имела право на существование. Миллер играет своего героя острее и жестче. Он неприятен и необаятелен. Даже антипатичен. Проще говоря, он безжалостно развенчан артистом. Но и Лаевский во втором акте перестает вызывать сострадание. В игре Белого появляются бабские истерические ноты, и, надо сказать, в сценических истериках он оказывается куда убедительнее, чем в монологах о новой жизни. Такое упрощение характеров вроде бы работает против Чехова. Он-то писал о конфликте двух сложных натур, а не о дуэли полуфашиста и неврастеника. Зато во втором акте на первый план неожиданно выдвигается у Яковлева дьякон, превосходно сыгранный Валерием Трошиным. В самой повести этот дьякон — персонаж второго плана. В спектакле вроде бы недалекий герой ближе к концу обретает значительность. Трошин играет его простоватым и в то же время просветленным. И истинная дуэль на сцене МХТ, в конце концов, происходит не между Лаевским и фон Кореном, а между фон Кореном и воплощенной в дьяконе идеей христианского милосердия. И тут пора вновь вернуться к «Крейцеровой сонате».

Эта повесть, запрещенная цензурой, поначалу понравилась Чехову, но потом он явно пересмотрел свое к ней отношение. Мысль о том, что невозможно жизнь уложить в некие постулаты, не важно, кем и как сформулированные, вообще, является главной для этого автора. Но на сей раз в ней еще и явно содержался вызов толстовскому ригоризму. И то, что Яковлев поставил эти два произведения одно за другим, конечно же не случайно. Просто поначалу казалось, что мы смотрим еще один перепев темы «лишнего человека». И вдруг выяснилось, что тема эта и на сцене, и в самой жизни уже «не работает». Она, как и сам тип «лишнего человека», не вписывающегося в социальные устои, осталась в прошлом. А вот заповедь милосердия и любви к ближнему не устаревает. И то, что в спектакле МХТ она прозвучала нефальшиво, можно счесть достаточным основанием к тому, чтобы еще раз потревожить прекрасный чеховский текст.
Пресса
Без вранья, Ольга Булгакова, Театрал, 19.05.2014
Клоунада по Вырыпаеву: «Пьяные» в ЦИМе, Дарья Шамина, Бюро 24/7, 15.05.2014
Мнимые величины, Кристина Матвиенко, Colta.ru, 9.04.2014
Вырыпаевская вакханалия, Александра Солдатова , Новая газета, 9.04.2014
Бог без машины, Елена Ковальская, Colta.ru, 23.01.2013
Свобода по Системе Станиславского, Ксения Ларина, The New Times, 21.01.2013
Краткий курс счастливой жизни, Кристина Матвиенко, Lenta.ru, 21.01.2013
Внесистемный основоположник, Алла Шендерова, Коммерсантъ, 21.01.2013
На сцене МХТ поздравили Станиславского, Алена Карась, Российская газета, 18.01.2013
Кирилл Серебренников и тайная комната, Алла Шендерова, Ваш досуг, 14.01.2013
Александр Маноцков: «Только попса думает о слушателе заранее», Камила Мамадназарбекова, Газета.ру, 1.11.2012
Дуэль с «Крейцеровой сонатой», Марина Давыдова, Известия, 5.07.2010
МХТ собирает зрителей на «Дуэль», видеосюжет телеканала «Культура», 27.04.2010
Трехгрошовая опера" в постановке Кирилла Серебренникова, новостной видеосюжет ВГТРК «Культура», 5.06.2009
СУМЕРКИ, или МЕРЗЛАЯ ЗЕМЛЯ, Наталья Пивоварова, Экран и сцена, 11.2005