ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — СЕРГЕЙ ЖЕНОВАЧ
Чайка
МХТ

Художественное руководство и дирекция

Людмила Таширева
Юрий Рожков

Творческая часть

Репертуарная часть

Литературная часть

Музыкальная часть

Лидия Соколова

Издательский отдел

Отдел по связям с общественностью

Мария Федосеева

Служба главного администратора

Николай Булыкин

Организационный отдел

Отдел кадров

Анна Корчагина

Отдел по правовой работе и государственным закупкам

Бухгалтерская служба

Альфия Васенина
Татьяна Медведева

Планово-финансовый отдел

Административно-хозяйственный отдел

Татьяна Елисеева
Ирина Цымбалюк
Лидия Суханова
Людмила Бродская

Здравпункт

Татьяна Филиппова

Черная мистерия

Алена Карась, Российская газета, 16.10.2007
В концертном зале им. Чайковского Теодор Курентзис и Кирилл Серебренников показали «Мистерион» по произведению немецкого композитора Карла Орфа «Мистерия о конце времен».

В этом выборе значимо все: и то, что Карл Орф знаменит прежде всего своей сценической кантатой “Carmina Burana”, написанной в 1937 году и исполненной в фашистской Германии; и то, что никто другой, как Всеволод Мейерхольд, придумал в конце 1930-х пространство нынешнего Концертного зала имени Чайковского; и то, что мистерия, воплощенная в последнем произведении Карла Орфа (1971 год), стала определяющей темой нынешнего фестиваля «Территория», наполненной чувством трагизма современного мира.

Одним словом, нельзя было, кажется, придумать более точного завершения всего фестиваля, который начался спектаклем театра «Общество Рафаэля» и режиссера Ромео Кастеллуччи “Tragedia Endogonidia”, а к финалу показал спектакль-молитву бельгийского хореографа и режиссера Алана Плателя “VSPRS” — сокращенное до скороговорки название духовной оратории Монтеверди «Вечерня Пресвятой Деве», где сжатые в конвульсиях и спазмах одиночества тела молят о сочувствии и отчаянно пытаются обрести надежду.

«Мистерион» только усилил эту главную эмоцию. Художник Николай Симонов обнажил изначальную структуру зала им. Чайковского, ее связь с древнегреческим театром. Огромный оркестр под руководством Теодора Курентзиса (в него вошли хор и оркестр фестиваля «Территория», ансамбль ударных инструментов Марка Пекарского и «Мастера хорового пения» Льва Конторовича и Людмилы Ермаковой) расположился в «орхестре», в круге, отделяющем сцену от амфитеатра. Сама же «сцена», выдвинутая сильно вперед, была образована огромным светящимся супрематическим крестом, вписанным в овал. Когда же на его фоне воротами ада всплыл пылающий красный треугольник, пространство окончательно оформилось как посвящение первому русскому авангарду — Казимиру Малевичу и Всеволоду Мейерхольду. Над орхестрой повис круглый плафон — белый экран для видеоинсталляций Кирилла Преображенского. На нем то и дело плыло око Бога, потому что все действие мистерии — “Dies Irae”, «День гнева», или «Судный день», обрушенный на тела и города («Тело в городе» — так называлась тема нынешнего фестиваля).

На светящемся кресте сцены стонут сивиллы, предрекая всеобщее горе и суд божий (певицы Татьяна Куинджи, Марина Поплавская, Наталья Загоринская, Вероника Джиоева, Медея Ясониди, Юлия Корпачева, Наталья Владимирская, Татьяна Горбунова), уступая место анахоретам и их протагонисту, человеку в изысканном черном френче и тонких круглых очках, этакому Гамлету с книжкой (Евгений Миронов). Он в смятении и каком-то странном восторге проговорит об искушении, которое повсюду, выкрикнет в небо вопрос о смысле и цели существования и услышит бесстрастный ответ: «Знает только Бог».

Полные страшных и мистических смыслов слова «Прорицаний сивилл» и орфических гимнов поются и произносятся в «Мистерионе» по-гречески, а фрагменты из сборника средневековых текстов «Кармина Бурана» — по-немецки и на латыни (в мистерии участвуют и драматические актеры, кроме Евгения Миронова — Елена Морозова, Алла Казакова, Сергей Медведев и Валерий Петров). Весь этот многоязыкий хор, копошащийся на кресте, то и дело накрывают тени видеоинсталляций — ноги марширующих солдат, колючие проволоки лагерей, трубы печей, символы древних мистических культур, обрывки кинохроник ХХ века.

Черные знамена взлетают над крестом, парят в огромном пространстве зала им. Чайковского, вызывая воспоминания о гигантских факельных шествиях Третьего рейха. Предчувствие апокалипсиса, мрачное видение наступающих времен усиливаются, когда по рядам амфитеатра робко текут ручейки людей и маленькие фонарики едва мерцают в черном пространстве зала (сводный хор студентов «Территории»).

Люцифер скидывает свои черные доспехи и оказывается дрожащим существом с длинными рыжими волосами на немыслимо высоких ногах (культовая супермодель ведущих домов моды Данила Поляков). И хотя его заливает поток света, даря надежду на всеобщее возвращение к Отцу, финальные аккорды «Мистериона» выглядят тревожно и мрачно: мальчик с завязанными глазами долго и тяжко движется по тонкой доске, все время рискуя упасть. Звуки истаивают под куполом, замирают в тяжелом и мрачном оцепенении. 

Фестиваль «Территория» окончен, продемонстрировав изумленной публике исключительно продуманную программу.