ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Немного нежности для Александра Волошина

Григорий Заславский, Независимая газета, 12.03.2003
Некоторые не слишком увлеченные слушатели Большого зала консерватории, когда музыка их не увлекает, не поднимает и не уносит на своих крыльях, принимаются считать органные трубы. В театре, теряя интерес к происходящему на сцене, всегда можно увлечь себя разглядыванием публики и наблюдением за ее реакцией. Это тем более интересно, когда среди публики попадается какая-то знаменитость. На премьеру итальянской комедии «Немного нежности» во МХАТ имени Чехова пришел руководитель президентской администрации Александр Волошин. В нулевом ряду он сидел вместе с главой Пенсионного фонда г-ном Зурабовым.

За три часа, что шла невеселая комедия, аплодировали дважды — в первый раз, когда Владимир Краснов, который играл пожилого артиста, сначала исполнил на заказ чечетку, а потом прошелся по сцене колесом, во второй — когда после антракта Волошин вернулся в зал. Выход Волошина на сцену (чтобы пройти в свой нулевой ряд, надо было пройти по самому ее краю) публика оценила выше, чем даже первое появление Ольги Яковлевой или Станислава Любшина.

Удалось узнать, что Александр Стальевич, которому принято приписывать всяческие демонические черты, пришел во МХАТ как простой зритель — по билетам.

Причем заказаны они были на другое имя, так что долгое время в театре не знали, кто именно появится в зале. И даже когда пришла пора «расчищать» въезд и выезд на автостоянку, решили, что Волошин собрался посмотреть на Вертинскую в «Имаго», которая в тот же вечер играла на большой сцене.

Со стороны показалось, что итальянская комедия о том, какими молодыми бывают старики и какими сволочами — их юные дети и внуки, не слишком увлекла г-на Волошина. На протяжении почти всего второго акта он смотрел на сцену исподлобья и, кажется, машинально, жевал жевательную резинку, никак не реагируя на происходящее в двух шагах от него. В этой незаинтересованности он был не одинок: комедия — по жанровому определению — должна вызывать смех или хотя бы улыбку, комедия о любви двух пожилых людей, к тому же оказавшихся обитателями дома для престарелых, просто обязана выжать зрительские слезы.

За все время спектакля плакать не захотелось ни разу, да и с весельем тоже случались длительные перебои: Ирина Мирошниченко в роли Пьеры буквально вытягивала из зала каждую улыбку, но в конце концов эта ее настойчивость и шумная «итальянская» экспрессия начинали утомлять.

В отличие от «Гамлета в остром соусе» здесь Альдо Николаи присутствует в «чистом виде», сам по себе, то есть в буквальном переводе с итальянского Тамары Скуй, без чьей-либо дополнительной и активной посреднической работы (в «Гамлете?» драматурга адаптировала к «потребностям» русской публики Наталья Демчик). Так что появилась возможность кое-что понять и сказать о самом Николаи.

Плодовитый комедиограф, он скорее всего принадлежит к числу графоманов, у которых каждое лыко в строку, которые нежно и бережно относятся ко всякой своей мысли. Нет нужды отсекать лишнее (по знаменитой формуле, приписываемой то одному, то другому великому скульптору): все идет в дело. Не надо думать, так или иначе двигаться дальше сюжету: и так, и иначе, просто вместо одной получается сразу две пьесы. Трагическая версия сюжета о стариках у Николаи описана в «Железном классе», комическая — в только что вышедшей премьере «Немного нежности».

Конечно, подобный метод имеет и недостатки. «Железный класс» — хорошо сделанная пьеса, «Немного нежности», если судить по вышедшей премьере, больше походит на груду сваленных в беспорядке слов, края сюжетной арматуры торчат отовсюду, свои и чужие в одной неразобранной куче.

Не слишком любя многократно растиражированные (в том числе и многократно разыгранные самой актрисой) шутки Фаины Георгиевны Раневской, тут я не раз вспомнил ее знаменитую репризу. «Играть такие роли, — жаловалась она на свой репертуар, — все равно что плавать баттерфляем в унитазе».

Сегодня редко случается возможность увидеть актеров ранга Яковлевой и Любшина. Не их время — нет режиссуры, немного достойных партнеров. Когда же они наконец получают новую роль, почти ничего, кроме вышеуказанного баттерфляя, и нет. Негде развернуться, их умения почти не нужны — ни пьесе, которая избыточно многословна (там, где достаточно двух или трех, пишется сцена минут на пять или десять), ни режиссеру, который толком даже не развел актеров, ни публике, которая давно уже требует от актеров простых и понятных умений и реагировала на самые грубые и простые режиссерские и актерские решения. 

Любимцы публики, среди которых — великие, выдающиеся и замечательные, играют каждый «в свою дуду». Любшин — отдельно, Ольга Яковлева — отдельно, Владимир Краснов, Наталья Кочетова, Евгения Добровольская — каждый сам по себе, хороший «в своем роде». Внешние проявления чувств — не для Яковлевой, она — умелица скрывать свои чувства, выражать их одними глазами — вниз, в сторону; языком, медленно облизывающим верхнюю губу; растянутой в слове гласной. За неимением предмета временами она просто прячется за всеми этими техническими ухищрениями, потому что играть ей особенно нечего, а неособенно она не умеет?

Очередная (четвертая? пятая в этом сезоне?) премьера, на мой взгляд, продолжает традицию, начатую пьесой «Тот, кто получает пощечины». Это — традиция «одноразовых» бенефисов, которые задумываются и заявляются как полноценный спектакль, но снимаются вскоре после юбилея бенефицианта.

Поданные «с уважением», то есть в блеске юбилейных речей и в дорогих декорациях, спектакли-бенефисы одноразового использования, как пластиковая посуда. Вроде бы и обижаться не на что, поскольку театр только что продемонстрировал, что ради юбиляра готов терпеть любые убытки, и радоваться нет причин: юбилей проходит, и остается актер у «разбитого корыта», с «медяками» старых своих ролей, из репертуара трех-пятилетней давности.
Пресса
Побег из «Знаков зодиака», Мария Хализева, Вечерний клуб, 13.03.2003
Немного нежности для Александра Волошина, Григорий Заславский, Независимая газета, 12.03.2003
Немного мифа, Алексей Филиппов, Известия, 11.03.2003
Ромео и Джульетта из дома престарелых, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 7.03.2003
Танцы минус, танцы плюс, Ирина Корнеева, Время МН, 7.03.2003
Сотворить легенду, Александр Смольяков, ГДЕ, 3.03.2003