ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Стулом по России

Алена Карась, Российская газета, 7.04.2004
Россия как стул. Хоть так поставь, хоть эдак, она останется Россией при любой власти.

Такова мысль, высказанная господином Мышлаевским, новоявленным большевиком, в компании его друзей-белогвардейцев в канун прихода Красной Армии в Киев. Она почти венчает четырехчасовой спектакль Сергея Женовача во МХАТе имени Чехова. И кажется, что именно в ней заключен основной идеологический пафос спектакля.

Первое, что бросается в глаза при первых тактах спектакля, — отсутствие всего того, что составляло миф «Дней Турбиных». Пьеса, ставшая легендой советского МХАТа, благодаря которой в 1926 году в театр вошло его знаменитое второе поколение, еще дважды осуществлялась на его подмостках. Последний раз в 1982 году вместе со студентами Школы-студии МХАТ ее поставил Николай Скорик. Это была легенда уже моего поколения. Теплый, камерный, исполненный нежных, благородных, каких-то совсем несоветских отношений он был исполнен скрытого фрондерства. Одни из лучших своих ролей сыграли в нем Александр Феклистов, Роман Козак, Дмитрий Брусникин, Елена Майорова, Полина Медведева.

В этих мхатовских спектаклях, да и в чудесном телефильме Басова «Дни Турбиных», сам дух Белой гвардии, благородных, трепетных отношений людей, которых не существует больше, становился важнее, чем попытка встроиться в новый режим. Дух Дома с его кремовыми шторами, навсегда утраченный бедными жителями советских коммуналок, дарил ту радость тайного протеста, которая проходит через всю сталинско-брежневскую эпоху. На пьесу «Дни Турбиных» ходили и роман «Белая гвардия» читали, точно причащаясь старому, досоветскому миру.

В пространстве нынешней «Белой гвардии», созданном Александром Боровским с потрясающей эффектностью, вместо дома с кремовыми шторами царствует железный мост с фонарями, опасно накренившийся к левой кулисе. Съехавший, сдвинутый и чудом задержавшийся на самом краю пятачок турбинского дома — маленькая, жалкая часть покачнувшегося мира: никакого порядка и гармонии, никакой печки с изразцами и шуточными посланиями. Женовач, включивший в текст пьесы некоторые сцены из романа, кардинально и вызывающе убрал из нее шутки, розыгрыши и послания углем на изразцовой печи: «Мама, Белая королева, где же ты?», многократное шутливое пение «Демона» и весь тот нежный и радостный дух Дома, который доминировал в атмосфере булгаковской пьесы.

Буржуйка, стулья и стол, кровать, фортепиано — все теснится так, точно турбинский дом уплотнен и превращен в коммуналку, разрушен давно идущей гражданской войной. Собственно, сколько идет война, да и какая это война, по спектаклю Сергея Женовача сказать трудно. Звезды ментовских сериалов Константин Хабенский (Алексей Турбин) и Михаил Пореченков (Мышлаевский), как и все остальные актеры играют каждый по-своему хорошо. Только совсем не тех офицеров Белой гвардии, о которых писал Булгаков. Они кто угодно — парни из ближайшего дома, простые, хорошие, трогательные и нелепые. Только не офицеры царской армии. 

В программке к спектаклю приводится подробная хронология смены власти в Киеве с 1917 по 1920 год, а сразу за ней идет цитата из романа «Белая гвардия»: «Все пройдет. Страдания, муки, кровь, голод и мор. Меч исчезнет, а вот звезды останутся… Так почему же мы не хотим обратить свой взгляд на них? Почему?» В этом двойном вопрошании — весь смысл спектакля Женовача.

Cоздателям этого спектакля вовсе не хочется навешивать на себя чужие мифы. Они понимают пьесу, как могут. И разыгрывают ее как простые современные ребята — без натуги, но и без большого вдохновения. Подумаешь, «Турбины» — не больше и не меньше любой хорошей пьесы.

Каждому времени, очевидно, — своя мера правды. Женовачу такой меры хватило ровно на то, чтобы создать приличный ансамбль и рассказать насквозь фальшивую, хоть и печальную историю про то, что стул всегда стул, а Россия при любом режиме — всегда Россия. Чтобы эту фальшь как-то исторически обосновать, он призвал личный состав батальона Почетного караула военной комендатуры г. Москвы. Вместе с петлюровцами и гетманом Украины (Валерием Хлевинским) эти «юнкера» создают широкую, но невнятную историческую панораму, которая венчается размышлениями Мышлаевского о неизменной природе стула.
Пресса
«Чайка» № 13. Хлебная. В клеточку, Наталия Каминская, Петербургский театральный журнал, 25.01.2014
Палата общин № 13, Елена Дьякова, Новая газета, 25.01.2014
Машков снова поставил «№ 13», видеосюжет телеканала «Россия 24» («Вести»), 21.01.2014
Спектакль «N 13» сыграют по-новому, Ирина Корнеева, Российская газета, 17.01.2014
Союз нерушимый, Александр Боровский, Итоги, 3.09.2012
Открыто «пространство» Давида Боровского, Музей имени А. А. Бахрушина, 4.07.2012
Юрий Бутусов поставил «Иванова» в МХТ, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 19.01.2010
Чехов в роли Беккета, Елена Дьякова, Новая газета, 18.12.2009
Пиф-паф, Итоги, № 51, 14.12.2009
МХТ на руинах «Иванова», Алла Шендерова, Infox.ru, 8.12.2009
Премьера «Иванова» в МХТ, Анна Нечаева, Радио «Культура», 14.11.2009
МХТ вновь ставит чеховского «Иванова», видеосюжет программы «Вести», 13.11.2009
Счастливый номер, Елена Ямпольская, Известия, 28.04.2006
Стулом по России, Алена Карась, Российская газета, 7.04.2004
Кому пролог, а кому и эпилог, Григорий Заславский, Независимая Газета, 6.04.2004
Белая и пушистая гвардия, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 1.04.2004
Жизни грянули «Ура!», Марина Давыдова, Известия, 31.03.2004
Равнение на середину, Олег Зинцов, Ведомости, 16.09.2003
Элементарные частицы, Роман Должанский, Коммерсантъ, 27.02.2003
Старик и горе, Ирина Алпатова, Культура, 7.02.2002
Улеты во сне и наяву, Ирина Алпатова, Культура, 27.09.2001
А у нас в квартире газ, Марина Давыдова, Время Новостей, 25.09.2001
Осколки разбитого вдребезги, Елена Дьякова, Газета.Ru, 22.09.2001
Куда летим, командир?, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 21.09.2001