ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Драматурги

Виктор Астафьев
Ричард Калиноски
Кен Людвиг
Михаил Салтыков-Щедрин

Переводчики

Михаил Мишин
Тамара Скуй

Непоследняя жертва

Роман Должанский, Коммерсант, 11.12.2003

Представление об Островском как о скучном бытописателе Замоскворечья, у которого в пьесах сплошь пузатые купцы, кружева да нравоучения, давно устарели. Нет сегодня драматурга более актуального, чем Островский: он описал родную страну в эпоху активизации капитализма, в эпоху появления богатых людей и последовавшей за этим ломки устоявшихся представлений о жизни. Конфликт чувств и денег на русской почве описан им в разных пьесах с таким знанием русских реалий и человеческой натуры как таковой, что лучшего материала театру искать не надо. Прибавьте сюда еще сочный, настоящий русский язык, и все удивления относительно востребованности «скучного классика» растают сами собой.
Взять хотя бы «Последнюю жертву», которую сейчас репетируют в столице сразу три театра. Молодая вдова Юлия Тугина влюблена в красавца Вадима Дульчина, вертопраха, прожигателя жизни и тусовщика. Он в долгах как в шелках, у одной денег просит, в другой, якобы богатой, сватается. Но в красавицу Юлию, оплачивающую все счета своего беспутного любовника, безответно влюблен богач Флор Федулыч. Ему-то она в конце концов и достается в жены, а мот Дульчин подыскивает себе в невесты очередную вдову, чтобы не попасть в долговую яму. Деньги вчистую одерживают верх над любовью.
Ясно, что осовременивать ничего не недо. Но режиссер Юрий Еремин, ставящий «Последнюю жертву» в Художественном театре, все-таки решил перенести действие из 1870-годов в начало ХХ века. То есть во времена, когда капитализм особенно бурно развивался. Все купцы Островского на сцене МХАТа превратились в деятельных промышленников, и действие пьесы разыгрывается чуть ли ни прямо на фабрике. Еще режиссер поменял сезон действия пьесы с лета на зиму. Так что мхатовскую сцену должен завалить бутафорский снег. Что ж, фабрика, русский мороз, любовь, деньги — довольно занимательный коктейль предлагаемых обстоятельств для театра психологического реализма. Разбираться с непреодолимым конфликтом материального и возвышенного брошены лучшие актерские силы во главе с Олегом Табаковым, который играет, разумеется, победителя Флора Федулыча Прибыткова. Доставшуюся ему в результате интриг красавицу сыграет супруга Табакова Марина Зудина, разорившегося ее любовника — Сергей Колесников, заняты также народные артисты Валерий Хлевинский и Ольга Барнет.
А еще начало прошлого века — время увлечения немым кинематографом, в котором тоже правили бал страсти и деньги. Юрий Еремин очень рассчитывает на то, что стилистика первых киносеансов отраженным светом падет на сюжет Островского. Впрочем, не только отраженным, но и прямым: в антракте «Последней жертвы» мхатовский зал превратится в зал электротеатра и на экране будут показывать кино. Так что зрителям придется выбирать между киносеансом и прогулками по фойе.
Пресса
Такое знакомое, забытое нами счастье, Татьяна Семашко, Парламентская газета, 22.11.2006
Назад, назад! К Островскому!, Александр Вислов, Литературная газета, 20.09.2006
Зачем так много думать, Александр Соколянский, Время новостей, 17.11.2004
Марк Захаров пошел ва-банк, Артур Соломонов, Известия, 13.11.2004
Ва-банк последней жертвы, Нина Агишева, Московские новости, 12.11.2004
Урок дочкам, Григорий Заславский, Независимая газета, 11.11.2004
Русь застряла в пробке, Глеб Ситковский, Газета, 11.11.2004
«Ленком» крутанул колесо, Роман Должанский, Коммерсант, 11.11.2004
Непоследняя жертва, Роман Должанский, Коммерсант, 11.12.2003