ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Рисковал, но выиграл

Алексей Филиппов, Московские новости, 20.01.2006
Спектакль будет идти на малой сцене, поставил его известный провинциальный режиссер Владимир Петров. Своим появлением в афише МХТ имени Чехова повесть обязана тому, что Олег Табаков нежно любит прозу Распутина. Удивительно то, что этот — вполне альтруистический — выбор может оказаться и коммерчески успешным.

Владимир Петров режиссер очень достойный. Обстоятельный, вдумчивый, интеллигентный. Любящий глобальные проблемы и серьезный театр, умеющий дать красивую картинку (кроме него это в Москве не делает, пожалуй, никто). Но у него есть немаловажный недостаток: он бывает скучен. Благими намерениями мостят известно куда ведущие дороги: доверив Петрову трагический, плохо ложащийся на язык сцены текст, театр рисковал.

Жанр спектакля режиссер определил как «театральная повесть». Значит, во главу угла будет поставлена не интерпретация, не приращение смысла, а сам текст: театр попытается услышать автора. Содержание большой, без малого двухсотстраничной книги уложилось в два часа сценического времени, и спектакль неспешно плывет к финалу: темная сцена, помост, возвышающийся посреди него прозрачный куб, четыре актера. В советские времена историю дезертира Андрея, в конце 1944 года скрывающегося возле родной сибирской деревни, и его жены Настены, прятавшей мужа, забеременевшей от него и принявшей мученическую смерть, знали все интеллигентные люди, а новому, двадцати — тридцатилетнему зрителю она едва ли известна. Но Владимир Петров строит спектакль, не расшифровывая свои метафоры, — вот Настена протягивает по краю помоста длинное полотенце с золотистым караваем, приманивая затаившегося неподалеку, опознанного шестым чувством мужа. Смысл сцены понятен тому, кто помнит текст, непосвященному она напоминает магическое камлание: трепетное отношение к книге порой играет с режиссером злую шутку.

Распутинский текст образен, поэтичен, упруг. То, что в повести произносит автор, режиссер передал героям — и текст поплыл, стал казаться многословным. Иногда спектакль кажется затянутым, порой — скучноватым. И все же его появление сильно украсит нынешний московский сезон. Лично я стосковался по такому театру: неспешному, подчеркнуто не развлекающему, ведущему речь о том, что важно. А важны в спектакле, читающем распутинский текст в 2оо6 году, когда Отечественная война с ее проблематикой становится далеким от нас мифом, отношения Андрея и Настены, мужчины и женщины, верной жены, становящейся для загнанного мужа всем на свете.

И не беда, что спектакль пропускает многие распутинские мотивы: Андрей, понемногу расчеловечиваясь, не становится подобным волку; не ясно, что его ждет судьба проклятого вечного странника. Постановка Владимира Петрова никоим образом не равна книге — но и неудачей ее назвать нельзя. Очень хороши актеры: неловкая, немного нелепая, некрасивая Настена Дарьи Мороз, Андрей Дмитрия Куличкова — хищное лицо, повадки загнанного зверя, Сергей Сосновский, играющий здесь четыре роли сразу, по-распутински, по-народному достоверны. В актерских типажах живет эпоха: это лица с фотографий сороковых годов, из военной хроники. А играют здесь обстоятельно, подробно, точно, в добротной реалистической манере — исполнительских открытий вроде бы и нет, но ансамбль хорош и ровен.

В спектакле есть замечательные моменты: те, кто его видел, надолго запомнят зимовье Андрея: трансформирующийся, затянутый морозными узорами стеклянный куб, и прячущий от людей, и разъединяющий жену и мужа. Удались и последние сцены, когда деревянный помост поднимается, словно река в половодье, а тонущую Настену захлестывает черное сукно задника. «Живи и помни» будут смотреть: публику перекормили коммерческим театром, она стосковалась по серьезным и в то же время понятным ей театральным работам. Таким, как эта негромкая и очень достойная постановка.
Пресса
Папино наследство, Виктор Борзенко, Новые известия, 27.01.2011
«Моя дорогая Матильда» на сцене МХТ имени Чехова, видеосюжет телеканала «Культура», 19.11.2010
Попытка автопортрета, Марина Гаевская, Культура, 22.03.2007
Жили и помнили: советская проза на сцене МХТ, Павел Руднев, Деловая газета «Взгляд», 8.03.2006
Русь уходящая, Григорий Заславский, Независимая газета, 24.01.2006
Ледяной дом, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 21.01.2006
Рисковал, но выиграл, Алексей Филиппов, Московские новости, 20.01.2006
Любовь в кубе, Глеб Ситковский, Газета, 19.01.2006
Современный Декамерон, Артем Солнышкин, Досуг&развлечения, 24.03.2005
Колесованные любовью, Алиса Никольская, Театральная касса, 18.03.2005
Кровать для десятерых, Александр Смольяков, Культура, 3.03.2005
КОГДА В ПОСТЕЛИ ЧУВСТВАМ ТЕСНО, Леонид Петров, Вечерняя Москва, 18.02.2005
Три вопроса Владимиру Петрову, Артем Солнышкин, Досуг&развлечения, 27.01.2005