ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Русско-финские страсти

Ольга Фукс, Ваш досуг, 22.10.2002
Цирковое закулисье. Здесь перемешались все сословия, запах опилок и конского пота, накладные носы и живые слезы. Главный герой отказывается от прежней жизни и своей фамилии ради клоунской маски, «собачьего» имени Тот (с христианским намеком — «Тот, кто получает пощечины») и новой свободы, которая однажды приведет его к убийству. Это сюжет пьесы Леонида Андреева, которую сейчас ставят во МХАТ им. А. П. Чехова.

Режиссер спектакля «Тот, кто получает пощечины» — финка Райя-Синикка Рантала. В ее работу Олег Табаков влюблен уже много лет — с тех пор, как начал работать в Финляндии. Рантала уже поставила в «Табакерке» «Опасные связи» и злободневную пьесу о СПИДе «А в Конго есть тигры?» Сейчас в чеховском МХАТе она работает с Виктором Гвоздицким, Станиславом Любшиным, Владимиром Кашпуром и Валерием Хлевинским. 

- Госпожа Рантала, какое впечатление производят на вас спектакли МХАТа?

 — Я назову то, что мне понравилось. «Антигона», там лучший Креонт, которого я видела в своей жизни — Отар Мегвинетухуцеси. Мне нравятся ефремовские «Три сестры», если закрыть глаза на то, что все актеры старше своих персонажей на 20 лет. С большим удовольствием посмотрела «Преступление и наказание» и «Утиную охоту».

- Как сегодня финны относятся к русской театральной культуре?

 — Когда мы были одним государством, русский театр сильно влиял на финский. Станиславский был «прадедом» и нашего театра, и наши чеховские постановки были признаны в мире одними из лучших. Потом у нас часто шла современная драма из России — Вампилов, Гельман. В 90-е годы мы так изменились, что русская драматургия перестала проникать на финскую сцену. Сейчас, мне кажется, эта пауза подходит к концу.

- Леонид Андреев умер в 1919 году на своей финской даче. Его творчество было сильно связано со скандинавским модерном. Вы ощущаете к Андрееву «родственные» чувства?

 — Он был замечательным фотографом и чуть ли не лучше всех, на мой взгляд, запечатлел финскую природу. В Финляндии даже издали книгу с этими фотографиями. Андреев много общался с финскими актерами. Вообще точек соприкосновения можно найти немало. По разносторонности своих интересов он был человеком Возрождения. Кроме пьесы «Тот, кто получает пощечины» мне нравится его проза. Остальные его драмы, на мой взгляд, несколько устарели, хотя, может быть, пройдет время, и они снова зазвучат.

- Почему именно эта пьеса самая современная?

 — Потому что действие помещено в среду цирка — микрокосм, в котором отражается весь мир. Там существуют люди, полные противоречий. У них нет готовых ответов. Свою мораль они выстраивают во взаимодействии с другими людьми. Но в цирке смех настоящий и риск настоящий, поэтому создается удивительное напряжение. И диапазон чувств самый широкий — от ненависти до любви и страсти. Андреев постепенно подводит нас к самому важному: есть ли такие причины, из-за которых один человек может лишить жизни другого? Можно ли оправдать убийство? Дозволено ли человеку решать, лучше он или хуже другого? Эти вопросы постоянно присутствуют в сегодняшней политике. А Андреев ставит их очень дерзко. Недаром же он много писал о русских террористах.
Пресса
Клоуны тоже плачут, Ольга Смирнова, Культура, 6.11.2002
Неприятности в цирке, Мария Львова, Вечерний клуб, 5.11.2002
Лучше закрыть театр…, Виктория Никифорова, Ведомости, 5.11.2002
Пощечины достались зрителям, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 5.11.2002
Настоящий Гвоздицкий, Григорий Заславский, Независимая газета, 5.11.2002
Тот и другие, Александр Соколянский, Время Новостей, 5.11.2002
Пляска смерти, Ирина Корнеева, Время МН, 29.10.2002
Русско-финские страсти, Ольга Фукс, Ваш досуг, 22.10.2002