ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Клоны атаковали МХАТ

Роман Должанский, Коммерсант, 4.03.2004
На новой сцене МХАТа имени Чехова вчера состоялась премьера спектакля «Количество» по пьесе современного английского драматурга Кэрин Черчилл. РОМАН ДОЛЖАНСКИЙ считает, что игра Бориса Плотникова может быть учебным пособием для молодых театроведов.

Эффектно предположить, что английская пьеса была принята театром к постановке в качестве подарка будущим рецензентам. Представляете, какой простор для сочинения заголовков — «МХАТ взял'Количеством'», «'Количество' перешло в качество» (или не перешло) и т. д. Вряд ли Олег Табаков так уж заботился о газетчиках, но вообще-то его доброте можно только подивиться. Иной руководитель театра, прочитав пьесу Кэрин Черчилл, вежливо посоветовал бы режиссеру Михаилу Угарову обратиться в Центр драматургии и режиссуры или еще куда-то, где сам бог велел рисковать и осваивать любопытные тексты. Тем более что господин Угаров и не режиссер вовсе, а интересный драматург и подвижник, энтузиаст новой драмы, в последнее время, правда, увлекшийся режиссурой. Говорят, увлекшийся от отчаяния, от желания доказать режиссерам, что они не более чем посредники между пьесой и зрителями.

И то правда: нагородил бы иной постановщик-фантазер в пьесе Кэрин Черчилл черт-те чего, так, что и сюжет понять было бы невозможно. Но дело же не только в этом. А ведь жупел режиссуры для перешедших в наступление драматургов состоит в придумывании сценографических метафор, введении дополнительных действующих лиц, перемонтировке или, боже сохрани, переписывании текста, перенесении действия в другую социальную или историческую среду и т. д. Даже странно, что не понимают оппоненты режиссерского театра простой истины: спектаклю, в котором два актера должны сидеть друг напротив друга на стульях и тихо разговаривать, настоящий режиссер нужен еще больше, чем убойному шоу с дурацкими спецэффектами. Нужен для того, чтобы найти суть действия, вскрыть (или придумать) мотивы героев, наладить связь между актерами — потому что только это и может быть зрителю интересно.

В «Количестве» не только сидят и разговаривают тихо, но актеров всего два. Борис Плотников играет Солтера, пожилого мужчину, который некогда решил клонировать собственного четырехлетнего сына. Но по злому умыслу некого ученого вместо одной «копии» в клинике было сделано два десятка, которые теперь, каждый уже в возрасте 35 лет, разгуливают по свету. Максим Виторган играет в спектакле три роли — первенца-оригинала, любимой отцом копии и одного из сыновей-незнакомцев. История к тому же принимает трагический оборот: первый из них убивает второго, потом кончает с собой, и отцу, таким образом, остается куча взрослых сыновей. Но все они чужие ему люди. 66-летняя Кэрин Черчилл — известный английский драматург. Она сама причастна к созданию правил той драматургии, характерным примером которой является «Количество». Современные люди в таких пьесах попадают в современные же, но какие-то странные истории, в которых сомнению подвергается сама возможность оставаться человеком. Под вопрос ставится самоидентификация индивида не только как социального, но и как биологического существа. У зрителя остается ощущение зыбкости и тревожности сегодняшнего постиндустриального мира, где ни в чем нельзя быть уверенным до конца. При этом у театра открывается возможность быть «актуальным», неназойливо затрагивать те же проблемы, которые обсуждаются в газетах. Так, само слово «клон» в спектакле вроде бы ни разу не звучит, но ясно же, что навеяна пьеса популярной темой клеточной репродукции человека.

В общем, строго спросится с того врача, который без разрешения наплодил сыновей героя. Тема ответственности ученых во МХАТе не так давно уже звучала — в спектакле «Копенгаген» (кстати, тоже по английской пьесе) на большой сцене МХАТа. Но объединять два спектакля в дилогию вряд ли разумно. Если что и роднит обе постановки, то участие в них Бориса Плотникова. На новую сцену Художественного театра сейчас стоит сходить ради этого замечательного актера — хотя и видно, что здесь представлена его, так сказать, самостоятельная работа. Кстати, если бы у меня были студенты-театроведы, я непременно дал бы им задание сходить подряд на «Копенгаген» и «Количество». Чтобы научиться трудному умению — отличать хорошие работы умных, талантливых актеров, сделанные под руководством одаренного режиссера (в «Копенгагене»), от их же хороших работ, сделанных по собственному разумению. Впрочем, это и для простого зрителя может оказаться полезным упражнением.
Пресса
Грядущий клон будет счастливым, Екатерина Сальникова, Ваш досуг, 8.03.2004
Свои люди, сочтемся, Олег Зинцов, Ведомости, 5.03.2004
Клоны атаковали МХАТ, Роман Должанский, Коммерсант, 4.03.2004
Крошка-клон к отцу пришел, Глеб Ситковский, Газета, 4.03.2004
МХАТ атаковали клоны, Артур Соломонов, Известия, 4.03.2004
Новый спектакль МХАТа имени Чехова рассказывает о клонах, Елена Груева, Столичная вечерняя газета, 3.03.2004
Если встретишь сам себя, умрешь, Ольга Рогинская, Русский Журнал, 3.03.2004
Отцы и клоны на сцене МХАТа, Мария Кузьмина, Yтро.ru, 3.03.2004