ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Портретное фойе

Затерянные в постмодерне

Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Следуя за автором, постановщик Владимир Петров сочинил завлекательный ход: созданы две версии спектакля, «мужская» и «женская». Версии различаются «закуской» и «десертом» — притчами, обрамляющими основное повествование. Голосованием среди зрителей каждый вечер избирается один из двух вариантов.

Роман-словарь, состоящий, как и положено словарю, из отдельных, не связанных друг с другом справочных статей в алфавитном порядке, принес известному сербскому историку и писателю Милораду Павичу всемирную славу и титул «автора первой книги ХХI века» (роман вышел в 1984 году). Сложно организованное повествование, посвященное хазарам — немногочисленному народу, сгинувшему в веках, и проблемам его религиозного определения, густо замешано на эпических повторах, стилистических изысках, элегантных парадоксах. Две версии «Хазарского словаря», делящиеся по полам — «женская» и «мужская», расходятся всего в одном абзаце (оба — с одинаково туманным смыслом), но издаются строго порознь, под разными обложками. Столь небанальный подход дилетанту (хотя, кто может считаться специалистом в этой области — филолог? литературный критик?) может показаться претенциозной выходкой, бессмысленным набиванием цены, а гурману-знатоку — изысканным и несущим тайное значение. Кому как понравится.

Пьеса «Вечность и один день» слажена из нескольких независимых историй и притч. Сюжеты и герои, хлесткие афоризмы и поэтические образы — все взято из «Хазарского словаря». Этакое безотходное производство, второй урожай с одной плантации. Не обошлось и без замысловатого новаторского приема: пьеса имеет три пролога и три эпилога, из которых театр может выбрать то, что больше по вкусу. Но слава драматурга не далась профессору-историку в руки: пьеса никогда не ставилась. МХАТ исправил несправедливость — режиссер Владимир Петров, недавно перебравшийся в Москву из Омска, воплотил «Вечность и один день» на знаменитых подмостках. Результат сполна продемонстрировал особенности (они же недостатки) драматургического материала.

Восприятие читателя и зрителя сильно разнится: читатель имеет возможность задуматься, помедлить, вернуться на пару страниц назад, читать книгу «как птица трясогузка, которая летает только по четвергам, или же перетасовывать и перекладывать ее страницы бесчисленными способами, как кубик Рубика» (так советует автор). Театральный же зритель воспринимает произведение только линейно: не понял — значит, потерял; шагаем дальше. Блуждая в дебрях постмодернистского текста, читатель наслаждается, но когда они «растут» со сцены, то могут утомлять и раздражать. Именно так получается в спектакле МХАТа. Умозрительный сюжет делает героев бесплотными, а многослойные исторические, религиозные, онтологические подтексты обескровливают представление. 

Основным достоинством главных исполнителей (Дарья Мороз и Егор Бероев) предстает их юность и внешняя привлекательность. В остальном они практически беспомощны — в поэтических и метафорических нагромождениях самодовлеющих словес играть просто нечего.

Виктор Гвоздицкий, всегда выделявшийся резкой гротесковостью и изысканной формальностью игры, неожиданно поражает теплотой и остроумием психологического существования в роли, точнее, в нескольких небольших ролях. Не в последнюю очередь благодаря ему самыми цельными и живыми получились двадцатиминутные сценки-притчи в начале и в конце — те самые «закуска» и «десерт».

В доставшейся мне «женской» версии спектакля любовная история героев заканчивается счастливо (в противоположной, «мужской», оба погибают), а кроме того, длится она на целых пять минут меньше.
Пресса
Пьеро и Арлекин, Вадим Гаевский, Экран и сцена, 13.10.2015
Его жизнь была полна отваги, Лев Додин, Виктор Гвоздицкий, Культура, 4.10.2007
Театр как его двойник, Марина Токарева, Московские новости, 25.05.2007
Последнее слово, Елена Губайдуллина, Независимая газета, 23.05.2007
Памяти Виктора Гвоздицкого, Григорий Заславский, Независимая газета, 23.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Алена Солнцева, Время новостей, 22.05.2007
Артист-парадоксалист, Роман Должанский, Коммерсант, 22.05.2007
Играл как дышал, Ирина Корнеева, Российская газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Марина Райкина, Московский комсомолец, 22.05.2007
Невосполнимый Парадоксалист, Глеб Ситковский, Газета, 22.05.2007
Умер Виктор Гвоздицкий, Вечерняя Москва, 20.05.2007
Нам не страшен мелкий бес?, Ирина Алпатова, Планета Красота, 4.10.2003
Неча на зеркало плевать…, Елена Ямпольская, Русский курьер, 3.06.2003
Неподражаемо противный спектакль, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 22.05.2003
Мелкий бес и его двойник, Елена Дьякова, Новая газета, 19.05.2003
Есть несколько Любшиных, Артур Соломонов, Газета, 7.04.2003
Пощечины достались зрителям, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 5.11.2002
Настоящий Гвоздицкий, Григорий Заславский, Независимая газета, 5.11.2002
Тот и другие, Александр Соколянский, Время Новостей, 5.11.2002
Закрытый актер Виктор Гвоздицкий, Алена Карась, Ваш досуг, 22.10.2002
В театре надо быть смиренным…, Александр Строганов, Век, 18.10.2002
Эпизоды из жизни актера Гвоздицкого, Алла Михалёва, Литературная газета, 9.10.2002
Браво, Гвоздицкий, браво!, Екатерина Васильева, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Вот это я люблю…, Артур Соломонов, Газета, 30.09.2002
Виктор Гвоздицкий: Наша профессия эфемерна, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2002
Артист и его двойник, Ирина Алпатова, Культура, 19.09.2002
Затерянные в постмодерне, Мария Львова, Вечерний клуб, 8.05.2002
Интерактивные песни западных славян, Наталия Каминская, Культура, 25.04.2002
Выбирай или проиграешь, Елена Ямпольская, Новые известия, 23.04.2002
Мальчики направо, девочки налево, Алексей Филиппов, Известия, 23.04.2002
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, 3.10.2001
Не наше все, Алена Карась, Независимая газета, 19.10.1999