ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Плюшкин с харизмой

Елена Губайдуллина, Планета Красота, 6.2006
К первоисточнику — поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души» постановка относится с беспечностью школьника, бегло листающего обязательную книжку. Торопыга заостряет внимание только на смешном и забавном. Страницы с описаниями природы, философскими размышлениями, страшными пророчествами и лирическими отступлениями переворачивает, не читая. Гладя на сцену, кажется, что и сам Чичиков в гимназические годы был именно таким. 

Сергей Безруков играет Чичикова лукавым пересмешником, воспринимающим жизнь поверхностно и просто. Покупка мертвых душ для него — не более чем игра. Что-то вроде детской забавы, с которой начинается спектакль. Восторженный шалунишка забрасывает за кулисы увесистые кошельки. Дергает за веревочку — кошельки скользят обратно. На них, как плотва на живца, ловится полезный чиновник, сразу же узнающий в проказнике Чичикова. Дальнейшие похождения проходимца так же игривы, задиристы и беззлобны. Карбаускис взялся поставить «Мертвые души» как изящное, развлекательное зрелище. И до малейшей мелочи выполнил все задачи, перед собой поставленные.

Режиссер не дает скучать ни минуту, умело пользуясь многообразными красками и приемами. Спектакль сделан в виде серии картин с похожими сюжетами, но исполненными в разных жанрах и техниках. Пребывание Чичикова в доме четы Маниловых (Алексей Усольцев и Яна Сексте) похоже на сентиментально-пошловатую открыточку. Радушные хозяева то и дело забывают о госте, застывая в долгом поцелуе. А расточающий любезности Павел Иванович — не ловкий делец, а обаятельный херувимчик. 

Раздвигается стена маниловской комнаты, открывая следующую картину (остроумный прием нашел сценограф спектакля Сергей Бархин). Статный и угрюмый Собакевич Бориса Плотникова словно сошел с листов акварелистов-романтиков. Череда сомнений помещика омрачает невесомую легкость чичиковского бытия. Может, поэтому скупщик пустоты вынужден порхать над сценой, как воздушный шарик. 

Сцена с шельмой Ноздревым (Дмитрий Куличков) резка и карикатурна, как быстрый газетный рисунок на злобу дня. Бестолковая Коробочка (Ольга Блок-Миримская), щеголяющая в лоскутных нарядах, явно позирует для яркого лубка (художник по костюмам Светлана Калинина).

Но главное место в этом пестром собрании бесспорно занимает парадный портрет помещика Плюшкина. Не опустившегося старика, а гордого барина. Олег Табаков слегка обозначает черты гоголевского персонажа, намекая на его ворчливость и скупость, мелочность и стариковскую подозрительность. Но характер выписывает совсем другой. Его Плюшкин не страшен, а добродушен, не бесчувственен, но сентиментален. Он трогательно говорит о былом, перебирая портреты друзей и родственников. А решив подарить Чичикову часы, раздумывает не из-за жадности, а из-за какого-то очень дорогого воспоминания. И интриган Чичиков видится рядом с ним мелким карьеристом, ни о чем не имеющим никакого понятия. 

Пролог и эпилог обрамляют спектакль-картину. В начале Чичиков срывает со стены афишу представления о самом себе. В конце погружает всех участников своего похождения в сон. Он мог бы заставить поверить в то, что его не было. Но в спектакле Карбаускиса преобладают светлые тона и радостные эмоции. А видения и фантасмагории страшатся солнечных лучей.
Пресса
Принцесса Турандот перевоплотилась, видеосюжет телеканала НТВ, 13.06.2011
Русские обрывы, Алена Карась, Российская газета, 4.05.2010
Заглянуть на дно обрыва, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.04.2010
Обрыв любовный и социальный, Елена Ямпольская, Известия, 27.04.2010
Питер Пэн, Лиза Биргер, Time Out, 10.05.2007
Театральный фестиваль — дело живое, Элла Аграновская, Молодежь Эстонии, 18.11.2006
Плюшкин с харизмой, Елена Губайдуллина, Планета Красота, 6.2006
Ее звали Робот, Марина Мурзина, «Аргументы и факты», 22.01.2003
На себя непохожий, Григорий Заславский, «Независимая газета», 23.12.2002
Музыка любви, Наталия Балашова, «Московская правда», 21.12.2002
Пьеса для механической женщины, Наталия Каминская, «Культура», 19.12.2002
Банка сметаны, Елена Ямпольская, «Новые известия», 18.12.2002
Хорошая жена — железная жена, Марина Шимадина, «Коммерсант», 18.12.2002