ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Борьба за труп на сцене МХАТ

Марина Райкина, Московский Комсомолец, 29.09.2001
Московские театры могут кусать себе локти: МХАТ им. Чехова за один сентябрь выпустил аж три премьеры. Последняя — «Антигона», которая состоится сегодня, — особенно примечательна. Во-первых, на главную роль в нее приглашен великий артист из Грузии с труднопроизносимой фамилией — Отари Мегвинетухуцеси. Во-вторых, «Антигона» обещает стать событием политическим, поскольку чрезвычайно актуальна.

На самой большой сцене Художественного с трех сторон установлены трибуны веселенького зеленого цвета, и они вместе с черной стеной, похожей на шалаш, сжимают в каре жуткую античную трагедию в версии француза Жана Ануя. На самом деле жуть жуткая: борьба вокруг трупа, который разлагается на солнце и воняет на все Фивы, но который запрещено хоронить в назидание всем бунтовщикам — реальным и потенциальным. Лишь одной Антигоне, дочери царя Эдипа, на этот приказ наплевать.

Для любителей зрелищ в духе Стивена Кинга, которому и не снился ад античных трагедий, сообщаю, что трупа вообще и его фрагментов в частности на сцене не наблюдается, и свекольного сока под видом кровищи здесь не льют. О том, что происходит с трупом, сообщает Хор — артист Евгений Киндинов. На сцене же — сборная из МХАТа, «Табакерки» и Тбилисского театра имени Марджанишвили в лице Мегвинетухуцеси, хорошо известного в России как киногерой Дата Туташхия. Табаков на роль злодея Креона позвал именно его, а не Басилашвили из Питера, который играет эту же роль в одноименном спектакле в БДТ. Что МХАТу обошлось бы и дешевле по транспортным расходам, и не было бы языковых проблем. Ведь Отар впервые играет на русской сцене и на русском языке.

 — Вам мешает мой акцент? — спрашивает он меня после прогона. — Вообще-то у меня было много времени, чтобы выучить текст, но главное — чтобы то, что я чувствую, срослось с русским языком.

Судя по всему, не только срослось, но и склеилось насмерть, потому что его тиран вызывает почему-то симпатию. А благодаря грузинскому акценту даже напоминает, и совсем не отдаленно, товарища Сталина. Впрочем, артист не скрывает, что отталкивался и от этого образа. Хотя поклонником вождя всех времен и народов не является.

Антигону — смуглую и худенькую — играет Марина Зудина, которая появляется в голубых джинсах и мешковатом свитере горчичного цвета. Ее споры и диалоги с Креоном в свете последних событий читаются как бесперспективное противостояние христианского и исламского миров, который себя еще покажет. Хотя, как известно, Антигона ислам не исповедовала, но также умопомрачительно фанатична. Печальный ритм, заданный режиссером Чхеидзе, оставляет публику в замешательстве: что же лучше — мудрый тиран в окружении трупов или достойный фанатизм, приводящий к тому же?
Пресса
Для царей, Лариса Давтян, Новое время, 11.11.2001
Титан и воробушек, Ольга Галахова, Ваш досуг, 5.11.2001
Правда и ложь трагедии, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.11.2001
Спектакль по расписанию, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 20.10.2001
Приговоренные к жизни, Ирина Алпатова, Культура, 4.10.2001
Зачем вы, девушки, идете в камикадзе?, Валентина Львова, Комсомольская правда, 2.10.2001
Фивы наших дней, Ирина Корнеева, Время МН, 2.10.2001
Драма идей, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского, 2.10.2001
Братская могила, Антон Красовский, Независимая газета, 2.10.2001
От эдипова комплекса мы излечились, Елена Дьякова, Газета.Ru, 1.10.2001
Трагическая скука, Марина Давыдова, Время Новостей, 1.10.2001
Год Креона, Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2001
Борьба за труп на сцене МХАТ, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 29.09.2001
Антигона за железным занавесом, Любовь Лебедина, Труд, 29.09.2001
Темур Чхеидзе: «Одной правды не бывает», Юлия Кантор, Известия, 28.09.2001