ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Обломова сгубила добродетель

Глеб Ситковский, Столичная вечерняя газета, 10.04.2003
Если утверждение, что книги имеют свою судьбу, считать верным, то пьеса Михаила Угарова «Смерть Ильи Ильича», премьера которой случилась вчера на Новой сцене МХАТа им. Чехова, судьбой своей напоминает ветреную, хотя и симпатичную девицу.

Два года назад, еще когда был жив Олег Ефремов, угаровскую инсценировку романа Гончарова «Обломов» сосватали в Художественный театр. Но после смерти Олега Николаевича чопорный МХАТ, сославшись на слишком вольное обращение с классическим наследием, расторг помолвку. Едва ли не решающую роль в этом целомудренном отказе сыграло, говорят, русское слово из трех букв, вложенное драматургом в уста обломовского Захара.

Про дальнейшую судьбу пьесы, блестяще поставленную самим Угаровым под именем «Облом off», многие знают: признание критики, всяческие премии и, наконец, участие в соревновании за «Золотую маску». МХАТ, ясное дело, закусал локти. «Сватовство майора» повторилось, и за постановку взялся режиссер Александр Галибин. 

Первое впечатление от спектакля: пьеса зажила регулярной супружеской жизнью. Блеск и бравада, сделавшие успех угаровского спектакля «Облом off», из «Смерти Ильи Ильича» волшебным образом испарились.

Спектакль плотно напичкан народными повизгиваниями крепостных девок, доносящимися, по всей видимости, из имения Ильи Ильича. «Все пташки громко пели», — выводят они вместе с Ольгой Ильинской (Дарья Калмыкова). У Гончарова, равно как и у инсценировщика, Обломов был ошарашен неземным голосом Ильинской, исполнившей знаменитую Casta diva, но в галибинском спектакле Ольга явно предпочитает народные распевы.

Чтобы сделать героев еще более близкими к аудитории, Галибин заставил их вступить в донельзя близкие отношения с публикой. Актеры за ручку здороваются со случайно выбранными зрителями и заставляют их хором, как на елочном представлении, выкликать имя Обломова (на роль Ильи Ильича был приглашен добродушный простак из театра-студии «Человек» Алексей Агапов, нисколечко не похожий на Деда Мороза). Режиссер оплетает его, а заодно и весь зал, вязальными нитками и глушит монологи героя повизгивающим «баю-бай» крепостных девок. В общем, делает все, чтобы как можно более верным способом погубить Обломова. Илью Ильича, между прочим, по-прежнему жалко.
Пресса
Театр — on и жизнь — off, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.06.2003
Господа снимают сапоги сами, Нина Агишева, Московские новости, 27.05.2003
Берегите отпрысков, Мария Львова, Вечерний клуб, 24.04.2003
Смерть Диван Диваныча, Олег Зинцов, Ведомости, 22.04.2003
Чужаки на поминках, Александр Соколянский, Время новостей, 15.04.2003
Бесшумный «Обломов», Марина Давыдова, Известия, 14.04.2003
Обломов опять умер, Марина Шимадина, Коммерсантъ, 11.04.2003
Обломова сгубила добродетель, Глеб Ситковский, Столичная вечерняя газета, 10.04.2003
Суета вокруг дивана, Наталия Каминская, Культура, 17.03.2003