ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Во МХАТе изучают физику

Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.02.2003
У Олега Табакова в школе по физике была тройка с минусом, но это ему не помешало в последней мхатовской премьере сыграть великого физика Нильса Бора и объяснить полному залу, как происходит расщепление атома.

Пьеса англичанина Майкла Фрейна с невинным названием «Копенгаген» весьма опасна как для театра, так и для публики. Почти три часа три человека — Нильс Бор, его жена Маргрет (Ольга Барнет) и Вернер Гейзенберг (Борис Плотников) много говорят, и все о непонятном. С одной стороны, физическая наука здесь — как повод поговорить об общечеловеческих проблемах, с другой — как конкретные понятия: квантовая механика, магнитные поля, циклотроны, расщепление атомов, мю-мезоны, пи-мезоны, не говоря о принципе неопределенности, дополнительности и прочих-прочих неведомых простому человеку понятиях.

Только отчаянные люди могут взяться за подобный материал. И тем не менее эта физическая история на мхатовской сцене решена весьма любопытно, и молодой режиссер Мигдаугас Карбаускис вместе с актерским трио выступил на равных с учеными-экспериментаторами. Кстати сказать, ученого народа было на премьере предостаточно: в ложе сидел Сергей Капица, и ему, надо полагать, физические термины с академической сцены согревали душу.

А на сцене в три ряда на металлических тросах висит 15 электронных табло, по которым бегут строки: названия улиц Копенгагена, музеев, храмов (оригинальное решение художника Александра Боровского). Табло то опускаются, то поднимаются на разную высоту, и это единственная динамика пустого пространства. Даже звуковая фонограмма работает только в начале и в финале спектакля. Свист птиц в саду обозначен не иначе как бегущей строкой: «Поют птицы». А что же тут удивляться — разработки физиков-ядерщиков, как показывает история, приводят к мертвым зонам. Впрочем, встретившиеся в Копенгагене Нильс Бор со своим учеником говорят о другом. Интригу их разговорам придает тот факт, что встреча происходит. .. на том свете. В загробном мире Нильс Бор вместе с женой несколько раз повторяют один и тот же вопрос:

 — Так зачем Гейзенберг приезжал в 1941 году в Копенгаген?

Копенгаген был оккупирован немцами, Бор был антифашистом, его ученик работал на гитлеровский режим. Дом Бора стоял на прослушке, а за Гейзенбергом следили. Сама ситуация, как запутанная математическая формула, как принцип неопределенности, и уже этим она необычайно интересна. Как и то, каким образом с ней справляются артисты, непривычные к таким пьесам. Некоторая часть зрителей будет жалеть Табакова с Плотниковым, которым пришлось зубрить столь заумный текст. Напрасный труд: знание артистом текста — такая же норма, как написание рецепта врачом.

Вопрос в другом. Как использована эта физико-математическая головоломка для, во-первых, внесения исторической ясности — чьей вины больше в создании атомного оружия: Гейзенберга, работавшего на фашистский режим, или Бора, сотрудничавшего с союзниками, которые сбросили бомбу на Японию? А во-вторых, что за человек — великий ученый Бор, если он не бросился в море, чтобы спасти своего тонущего сына? Скромная доля личного в тексте пьесы согласно замыслу автора призвана усилить общечеловеческий пафос пьесы. Но уж слишком эта доля скромна, и, возможно, поэтому пафос в финале получается с перебором.

Стиль постановки и актерской игры можно определить как сверхаскетичный, что совершенно неожиданно для такого артиста, как Олег Табаков. Его жесткость оттеняет эмоциональная растерянность Бориса Плотникова и элегантная ироничность Ольги Барнет, роль которой, кстати сказать, по сравнению с ее партнерами наиболее выигрышная.
Пресса
О любви к метафизике, Алла Шендерова, Экран и сцена, 12.04.2003
Физика без словаря, Александр Смольяков, Где, 8.04.2003
Очная ставка физиков и лириков, Ирина Алпатова, Культура, 6.03.2003
Чистейший Эльсинор, Мария Хализева, Вечерний клуб, 6.03.2003
Ядерная физика в действии, Нина Агишева, Московские Новости, 5.03.2003
У Нильса Бора улыбка Табакова, Любовь Лебедина, Труд, 4.03.2003
Копенгаген, Еженедельный журнал, 4.03.2003
Девять дней одного 1941 года, Елена Дьякова, Новая газета, 3.03.2003
Не Копенгаген, Артур Соломонов, Газета, 28.02.2003
Во МХАТе изучают физику, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.02.2003
Лабораторная работа, Григорий Заславский, Независимая газета, 28.02.2003
Только для умных, Елена Ямпольская, Новые известия, 28.02.2003
Что сказал покойник, Олег Зинцов, Ведомости, 28.02.2003
МХАТ расследует дела физиков Третьего рейха, Александр Соколянский, Время Новостей, 27.02.2003
Элементарные частицы, Роман Должанский, Коммерсантъ, 27.02.2003
Неочевидное вероятное, Марина Давыдова, Известия, 26.02.2003
Скучнее учебника по физике, Полина Игнатова, Газета.Ru, 25.02.2003
Физики — лирики, Павел Руднев, Ваш Досуг, 24.02.2003
Ольга Барнет, барыня-хулиганка: Не хочу кина!, Екатерина Васенина, Новая газета, 13.02.2003