ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Производственное совещание физиков во МХАТе

Ольга Галахова, Россiя, 4.03.2003
«Копенгаген» — так называется пьеса современного английского драматурга Майкла Фрейна, которая с успехом прошла во многих европейских театрах. Дошла она до и МХАТа им. А. П. Чехова.

Молодой режиссер, ученик Петра Фоменко Миндаугас Карбаускис, уже известный благодаря таким работам, как «Старосветские помещики» (Новая сцена МХАТа) и «Лицедей» (Театр п/р О. Табакова), был приглашен Олегом Табаковым для постановки «Копенгагена» уже на большой сцене.

Казалось бы, все слагаемые премьеры во МХАТе им. А. П. Чехова должны были обеспечить успех: участие в спектакле Олега Табакова (Нильс Бор), Бориса Плотникова (Вернер Гейзенберг), Ольги Барнет (Маргарет Бор); сама пьеса — интеллектуальный детектив, спор двух крупнейших физиков об ответственности перед человечеством за собственные открытия; наконец, подающий надежды режиссер.

Однако загадочным образом все эти обстоятельства никак не помогли спектаклю, который в пути, увы, потерял цель. И главное, чего не случилось, — осознания режиссером задачи: во имя чего сегодня выходят на сцену МХАТа Бор и Гейзенберг? Ведь не только и не столько для того, чтобы поговорить о квантовой механике, волновой теории или устройстве атома. Временами ход дискуссий наводил на вопрос: не стал ли МХАТ филиалом института Курчатова?

Глухота к высоким вопросам, которые, по сути, и есть сюжет этой пьесы Фрейна, превратила спектакль в производственную пьесу. Ни игры со временем, ни попытки средствами театра осмыслить две правды: «принцип дополнительности» датчанина Бора и «принцип неопределенности» немца Гейзенберга. Ведь это не только постулаты физиков, но и два символа веры. За пугающей терминологией и трудновоспроизводимой лексикой стоят убеждения, страсти, судьбы двух выдающихся людей, попавших в водоворот событий военной и послевоенной Европы.

Сам принцип драматического построения — встреча из небытия двух ученых, жажда доспорить в надежде, что они наконец поймут друг друга, самих себя, свое время, — заставляет снова и снова прокручивать одни и те же события. 

Азарт обнаружить потерянную истину управляет ходом этой пьесы, но, увы, не самого спектакля. Рассчитывать только на обаяние Олега Табакова, который обращается к залу со словами «еще раз начнем сначала», чтобы вернуться к уже известным событиям, мягко скажем, недостаточно. Хотя зал и рад как актерскому пассажу своего любимца, так и тому, что о публике вспомнили.

В пьесе каждый возврат к исходной точке — приезд Гейзенберга из фашистской Германии в оккупированную Данию, его визит в дом Бора, их уход «погулять» в саду, а на самом деле повод предметно поговорить — все это характерно трактуется драматургом, а значит, каждый раз требует иного режиссерского решения. Спектакль же застыл в предсказуемой линейной последовательности, в унылом повторении одного и того же. Режиссерское решение оказалось ощутимо проще предлагаемой драматургом игры.

Пожалуй, лишь одна сцена задышала подлинным — финал. Табло с бегущей строкой вдруг взмыли под колосники, освобождая пространство для трех героев драмы, принявших непреложность бренности всего, даже праха, которым станут они сами, праха, в который превратятся их дети и дети их детей. Бор перекинет фразу Гейзенбергу, Гейзенберг — Маргарет Бор, каждый из них оценит другого, соотнесет время длящееся и время ускользающее. Представшие пред нами из небытия, они в финале на наших глазах исчезнут, уйдут в вечность, в глубину памяти. Итог ясен. Однако неясно, как случился такой итог.
Пресса
О любви к метафизике, Алла Шендерова, Экран и сцена, 12.04.2003
Физика без словаря, Александр Смольяков, Где, 8.04.2003
Очная ставка физиков и лириков, Ирина Алпатова, Культура, 6.03.2003
Чистейший Эльсинор, Мария Хализева, Вечерний клуб, 6.03.2003
Ядерная физика в действии, Нина Агишева, Московские Новости, 5.03.2003
У Нильса Бора улыбка Табакова, Любовь Лебедина, Труд, 4.03.2003
Копенгаген, Еженедельный журнал, 4.03.2003
Девять дней одного 1941 года, Елена Дьякова, Новая газета, 3.03.2003
Не Копенгаген, Артур Соломонов, Газета, 28.02.2003
Во МХАТе изучают физику, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.02.2003
Лабораторная работа, Григорий Заславский, Независимая газета, 28.02.2003
Только для умных, Елена Ямпольская, Новые известия, 28.02.2003
Что сказал покойник, Олег Зинцов, Ведомости, 28.02.2003
МХАТ расследует дела физиков Третьего рейха, Александр Соколянский, Время Новостей, 27.02.2003
Элементарные частицы, Роман Должанский, Коммерсантъ, 27.02.2003
Неочевидное вероятное, Марина Давыдова, Известия, 26.02.2003
Скучнее учебника по физике, Полина Игнатова, Газета.Ru, 25.02.2003
Физики — лирики, Павел Руднев, Ваш Досуг, 24.02.2003
Ольга Барнет, барыня-хулиганка: Не хочу кина!, Екатерина Васенина, Новая газета, 13.02.2003