ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Художники

Художники по костюмам

Художники по свету

Видео

Война и мир в мастерской

Марина Гаевская, Российские вести, 23.05.2001
«Зачем вы идете но войну?» — спрашивает Пьер Безухов. «Не знаю. Так надо», — отвечает Андрей Болконский. В спектакле «Мастерской П. Фоменко» по роману Л. Толстого «Война и мир» вопрос этот задается неоднократно. Между тем войны как таковой в постановке нет. Крупномасштабные батальные сцены вообще прерогатива других жанров искусства. И уж тем более трудно представить себе нечто подобное в маленьком камерном золе. Авторы сценической композиции (П. Фоменко, Э. Диксон, Г. Покровская, Е. Калинцев) отбирают лишь «мирные» сцены, одновременно конкретизируя объем взятого материала уже в подзаголовке к названию спектакля — «Начало романа». Однако война постоянно присутствует — в разговорах героев, в незавершенных портретах враждующих императоров — Наполеона и Александра, в тревожном звучании музыки. Наконец в повторяющейся незатейливой песенке «Мальбрук в поход собрался», которая становится своего рода трагическим пророчествам, предрекающим гибель не только уезжающего на войну Андрея Болконского, но и многих-многих других. 

«Какая сила движет народами?» — вопрос, поставленный в прологе спектакля, не имеет однозначного ответа. Что заставляет их существовать в состоянии «войны» или «мира» друг с другом не только на поле боя, но и в обычной будничной жизни? Сложные психологические и философские проблемы толстовского романа, перенесенные на сценическую площадку «Мастерской П. Фоменко», порой обретают не только драматическую, но и весьма неожиданную комедийную окраску.
Композиционно постановка делится на три части — в каждой свои ритмы, своя атмосфера, свой стиль жизни героев. Чопорно-прохладный Петербург представлен здесь с немалой долей иронии. Серьезные разговоры о политике кажутся бессмысленно суетными и неуместными. А завсегдатаи салона Аннет Шерер едва ли не борются со сном, слушая некий рассказ «на злобу дня». И тут же по контрасту — сцена разудалого кутежа у Курагиных, частично решенная в жанре пантомимы. В сравнении с первым второе действие более динамично, ярко, эмоционально насыщенно. Безалаберная, сумбурная Москва. Безудержное веселье в гостеприимном доме Ростовых, первые романтические переживания юных барышень и родительские заботы. Душевность и злословие, шутки и сплетни. Умирающий граф Безухов в окружении деловитых докторов и бурные — вплоть до драки — страсти вокруг его наследства. Третья часть спектакля — Лысые горы — суровый, замкнутый мир князя Болконского и княжны Марьи, познающей житейскую суету лишь через письма Жюли Курагиной. Теплое родственное прощание брата и сестры. Отъезд Андрея на войну?
На этом сюжетная линия спектакля обрывается. Но в нем есть еще финальная точка. Горят свечи, и вновь звучит песенка о Мальбруке, завершавшая также первое действие. В пустой раме, где в начале был портрет императора Александра, застывшая фигура Андрея и одновременно песенного персонажа, таки не вернувшегося из похода. А рядом — верный паж и тоскующая жена, закрывшая белое платье невесты черным траурным покрывалом вдовы. Так война вносит последний трагический штрих в мирную жизнь героев спектакля.
Что же до самих героев, то в многофигурной постановке Петра Фоменко почти все актеры играют по нескольку персонажей. Таковы три героини Галины Тюниной: энергичная и стремительная, несмотря на ее подпрыгивающе-прихрамывающую походку, Анна Павловна Шерер; добродушная, «домашняя», говорливая графиня Наталья Ростова; кроткая и покорная, серьезная и поэтичная, печальная и нежная княжна Марья Болконская. В трех лицах появляется и Ксения Кутепова: забавно неловкая, недалекая, но трогательная и милая Лиза Болконская; тревожная и нервозно суетливая Соня; легкая, порхающая, болтушка Жюли Карагина?
Предельно контрастны героини Полины Агуреевой, но если короткий эпизод с Элен Курагиной, важно несущей на голове убор из огромных черных перьев, смотрится скорее как забавный этюд, то лукаво озорная, непосредственная, по-кошачьи органичная Наташа Ростова словно создана для этой актрисы. Персонажи Рустэма Юскаева тоже во многом противоположны: холодный, расчетливый князь Василий Сергеевич Курагин и добродушный мягкий граф Илья Андреевич Ростов. Да и энергичная Анна Михайловна Друбецкая Мадлен Джабраиловой, всеми средствами борющаяся за будущее сына Бориса, ничуть не похожа на сдержанную и молчаливую мадмуазель Бурьен.
Карэн Бадалов играет сразу четыре роли, правда, не все они равнозначны. Персонажи «из иностранных» обозначены пунктирно: важно вальяжный виконт де Мортемар; шумный, азартный Стивенс; скучающий немец-доктор?
Усталый, разочарованный Андрей Болконский — Илья Любимов и философски задумчивый Пьер Безухов — Андрей Казаков рядом с другими колоритными персонажами спектакля кажутся менее яркими и броскими. Однако их диалоги являются своего рода смысловым стержнем постановки.
Как любая инсценировка огромного романа, сценическая версия Петра Фоменко избирательна и субъективна. Режиссер не фиксирует внимание на конкретных приметах ушедшей эпохи. Сценография и костюмы персонажей достаточно аскетичны и условны. Лишь отдельные знаковые детали как бы перебрасывают мостик через время. Золотое шитье пристегнутого к черному свитеру воротничка напоминает о военной форме русской армии, или обращает в прошлое Генеральная карта Европы 1805 года, перенесенная также и на занавес (художник Владимир Максимов). Но ведь мир и сегодня существует на фоне войны. И молодые актеры стремятся воссоздать не столько манеру поведения или образ жизни людей далекой эпохи, сколько их самоощущение в этой пограничной ситуации. Исполнители сохраняют бережное и внимательное отношение к оригиналу. Не случайно в руках актеров часто появляются массивные тома толстовской эпопеи — вчитываясь в знакомые строки, они словно постоянно сверяют свое восприятие с авторским. И чтение продолжается — ведь это только начало романа?
Пресса
Самое важное, Елена Ковальская, Афиша, 1.12.2006
По волосам не плачут, Марина Гаевская, Культура, 30.11.2006
Певица и толмач, Галина Облезова, Новое время, 26.11.2006
Право на въезд, Итоги, 20.11.2006
Жизненно важное, Алена Данилова, Взгляд, 20.11.2006
Потерянный рай, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 15.11.2006
Кто знает про самое важное?, Марина Райкина, Московский комсомолец, 15.11.2006
Любовь в войлочных тапках, Ольга Егошина, Новые известия, 14.11.2006
Воздушный Шоу, Сергей Конаев, Экран и Сцена, 07.2005
Жестокие игры, Итоги, 21.06.2005
Безопасная война полов, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 20.06.2005
Ноющий ковчег, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.06.2005
Сложная конструкция, Григорий Заславский, Независимая газета, 17.06.2005
Двор, где подкашиваются ноги, Роман Должанский, Коммерсантъ, 16.06.2005
Слишком красиво, Александр Соколянский, Время новостей, 15.06.2005
Пробками закидали, Глеб Ситковский, Газета, 15.06.2005
Чаепитие на вулкане, Ольга Егошина, Новые известия, 15.06.2005
Без верхушек, Григорий Заславский, Независимая газета, 20.09.2004
Три сестры и один сумасшедший, Елена Ямпольская, Русский курьер, 17.09.2004
Условие Клеопатры, Елена Левинская, Театр, № 4, 10.2002
Диалектика, Зоя Шульман, Ведомости, 27.06.2002
Сестры по разуму, Наталия Каминская, Культура, 11.04.2002
Война и мир в мастерской, Марина Гаевская, Российские вести, 23.05.2001
Начало романа. Сцены…, Вера Максимова, Век, 16.03.2001
Что такое «Война и мир»?, Елена Губайдуллина, 03.2001
Парадоксы Толстого, Надежда Ефремова, Экран и сцена, № 11 (581), 03.2001
Невыразимая легкость эпопеи, Наталия Каминская, Культура, 22.02.2001
Не до конца, Григорий Заславский, Независимая газета, 21.02.2001
Соткано с любовью, Ирина Корнеева, Время МН, 20.02.2001
Биография камня, реки, человека, Марина Тимашева, Первое сентября, 23.09.2000
Сельская сага Петра Фоменко, Любовь Лебедина, Труд, 13.07.2000
Qui pro quo, Екатерина Васенина, Новая газета, 20.01.2000
Один абсолютно театральный вечер, Алексей Чанцев, Театр, 2000