ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Осеннее обострение

Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Про что
У Виктора Зилова есть все, что нужно для счастья: надежная скучная работа, друзья, жена-красавица и отдельная квартира. Женщины любят его без памяти. Но ему неймется. Напьется в дым и правду всем начнет в глаза говорить. И все на утиную охоту рвется. В финале пытается застрелиться.

Мнение
Главная приманка на «Утиной охоте» — питерский актер Константин Хабенский. Другого современного актера в этой роли представить невозможно. Хабенский — Зилов по фактуре и темпераменту. Поэтому приглашение актера во МХАТ и переезд его в Москву — не хитрый пиаровский ход. В выигрыше оказываются все: Хабенский, получивший уже классическую роль, театр, пополнивший коллекцию талантливых актеров, и зритель. Московские театралы, не видевшие Хабенского в театре, смогли убедиться, что актер способен играть не только Плахова.

Режиссер удержался от соблазна осовременить классическую пьесу и усадить ее героев за компьютеры. На сцене кружатся, как на карусели, то советская контора с пухлыми папками, доской почета и пыльными связками томов классиков марксизма-ленинизма, то затрапезная забегаловка с псевдоромантическим названием — кафе «Незабудка», то новая, еще без мебели, квартира в спальном районе, то автомобиль начальника — «Запорожец». Атмосфера застойных 70‑х, умело переданная через обилие бытовых деталей, скучна и уныла.

Кто бы ни играл Зилова, играет в той или иной степени самого себя. Хабенский — не исключение. Он играет циника с ранимой душой. В цинизме Хабенский, пожалуй, чуть переигрывает: местами его герой противен до омерзения. Антипод нервного эксцентричного Зилова — невозмутимый официант Дима (яркий московский дебют еще одного питерского актера — Михаила Пореченкова). Белоснежная салфетка, перекинутая через эротично обнаженную по локоть волосатую руку официанта, — знак принадлежности к избранным мира сего. Такой не станет мучиться от несовершенства мира и не промахнется на утиной охоте.

Финал недвусмысленно дает понять, что безумие Зилова вызвано осенним обострением. Так бывает с ним, пожалуй, каждый год, ближе к сентябрю, когда впереди отпуск и райское наслаждение со стреляными утками. Несколько дней он будет близок к суициду и ссоре со всем миром. Утром боль пройдет, и Зилову простят его легкое помешательство. Вот современное ироническое толкование, наверное, слишком саркастическое, чтобы стать общепринятым.

У этого спектакля, пожалуй, есть только два недостатка. Первый — он идет на Малой сцене. Второй логически вытекает из первого: билетов в кассе на сентябрь уже нет.
Пресса
Осеннее обострение, Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Во МХАТе подавили убойную силу, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
Трагический балаган, Марина Мурзина, АиФ Москва, 23.05.2002
Утиные истории, Ирина Алпатова, Культура, 23.05.2002
Вампиловский сезон, Екатерина Васенина, ПОЛИТ. РУ, 23.05.2002
Осенний марафон, Елена Ямпольская, Новые известия, 22.05.2002
Все враздробь, Дина Годер, Еженедельный журнал, 21.05.2002
Провинциальный анекдот, Нина Агишева, Московские новости, 21.05.2002
Коллекция Табакова, Мария Львова, Вечерний клуб, 16.05.2002
Альбом семейных фотографий, Елена Губайдуллина, Известия, 14.05.2002
Утка и свисток, Марина Давыдова, Время новостей, 14.05.2002
«Менты» вышли на «Утиную охоту», Марина Шимадина, Коммерсантъ, 13.05.2002