ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Утиные истории

Ирина Алпатова, Культура, 23.05.2002
«Утиная охота» Александра Вампилова всегда была для МХАТа пьесой желанной. И камнем преткновения. Театралы и театроведы со стажем помнят, как в конце 70-х бился над ней Олег Ефремов. Поставил, сам сыграл Зилова. Спектакль не признали очевидной удачей. А главный упрек критики заключался в возрастном несоответствии актера и персонажа, что отчасти трансформировало вампиловские проблемы. Но для Ефремова и впрямь текст и психологические перипетии пьесы служили лишь трамплином для собственных исповеднических нот. Как и для Олега Даля, гениально сыгравшего ту же роль в фильме «Отпуск в сентябре». Иначе играть эту пьесу нельзя — не разбиваясь в кровь об острые углы психологических коллизий, не хватаясь за ствол ружья собственными руками. Эта самая чеховская пьеса Вампилова с ее невозможной тоской по охоте-«Москве» просто теряет смысл, если не звучит «от первого лица».

В нынешнем МХАТе имени Чехова на «Утиную охоту» делали серьезную ставку: не просто очередной премьерный спектакль (которые сыплются там как из рога изобилия), но некая веха. Ведь всем известно особое пристрастие руководителя театра Олега Табакова к творчеству Вампилова, его горячее желание вернуть на сцены вверенных ему театров все его пьесы. В Табакерке только что отыграли «Провинциальные анекдоты» в постановке Александра Марина. Сегодня тот же Марин, теперь уже на мхатовской сцене, явил публике свою версию «Утиной охоты». Актеры и персонажи — ровесники. Поколение 30-летних, которое, как принято считать, подвержено «кризису среднего возраста».

С легкой руки создателей одноименного фильма этот кризис стал актуальным и был немедленно растиражирован. Фильм, не ставший шедевром, подкупил, однако, сиюминутными непричесанными откровениями героев улицы и их самостоятельным изобретением колеса, не подкрепленным хрестоматийными примерами и текстами. После этого говорить о том же «по тексту» стало труднее. Тем более почти классическому, ведь пьесы Вампилова уверенно движутся в этом направлении. 

Александр Марин параллельно работает в Табакерке и чеховском МХАТе. И вот ведь какой парадокс. В первом коллективе его постановки крепки, профессиональны, живы и нескучны. Быть может потому, что не грешат излишним апломбом. Но как только режиссер вступает на мхатовские подмостки, его словно подменяют. Попытка показать все свои умения сразу, не наметить, но разжевать опять-таки все проблемы подряд, пренебрежение к точному отбору стилистических приемов и красок приводит к скучному морализаторству, какой-то высокопарности, нудноватой растянутости и в результате к всеобщему хаосу. Так случилось с «Девушками битлов». «Утиная охота», конечно, на три порядка выше. И все же…

А какой замечательный сценографический ход был придуман режиссером и художницей Валентиной Комоловой. Светящиеся окна панельной многоэтажки закольцевали старенький двор-колодец. А там крутится, поскрипывая, ветхая, полусломанная детская карусель: проплывают остовы безногой лошади, допотопного «Запорожца», разбитой лодки, связки старых книг и газет, узлы и чемоданы. Именно там, на этом монотонно вращающемся «символе», и обитают наши герои. И даже не слишком хотят облагородить, обжить этот неуют: разве что повесят новенькую тюлевую занавеску или накроют крохотный столик. Сидеть же будут на чемоданах. Мораль ясна, как рассвет на вожделенной сентябрьской охоте: это — не жизнь, а суета. Из нее надо вырваться, сбежать, спрыгнуть с ветхой постройки, пусть даже переломав при этом руки и ноги.

Мораль, впрочем, ясна автору и отчасти режиссеру. Но вот в чем очередной парадокс: вампиловские персонажи чувствуют себя здесь достаточно комфортно. Желая расставить жирные точки над i, Марин резко и визуально гротесково противопоставляет страдальцу Зилову его окружение. Последнее — настоящий паноптикум кукольно-злобных или недотепистых людишек, размалеванных одной-двумя красочками. Любовница Зилова Вера (Екатерина Семенова) старательно отыгрывает «древнейшую профессию», не прочь даже изобразить этюд с шестом. Забитый толстяк Саяпин (Александр Семчев) скрупулезно, по-мхатовски, но совершенно не в стиле этой постановки выписывает своего неудачника. Его громогласная супруга Лера (Александра Скачкова) демонстрирует принадлежность к совковой «сфере обслуживания». Кузаков (Валерий Трошин) и официант Дима (Михаил Пореченков) разве что «хлопочут лицами». Последний, впрочем, как-то безучастно. Новая возлюбленная Зилова Ирина (Ольга Красько) — такая сладенькая, такая наивная провинциалочка, что хочется «запить» ее чистой водичкой. Да и для Марины Зудиной традиционный и блеклый образ нелюбимой жены Галины вряд ли стал откровением. Все они поют, пляшут, водят хороводы, кривляются, зловещим шепотом готовят Зилову всяческие каверзы. На фоне бесконечного кружения, мельтешения и смены картинок глаз устает очень быстро. В том числе и от актерской монотонности.

На роль Зилова из Петербурга выписали Константина Хабенского, хорошего артиста, а главное, узнаваемого после сериальной карьеры. На это тоже делалась ставка, в том числе и кассовая (добавьте сюда и «агента» Пореченкова). Все понятно — МХАТу нужны молодые актеры, желательно популярные. Неизвестно, близок ли внешне удачливому Хабенскому пресловутый кризис, но в данном спектакле весьма весомо звучат слова Галины — Зудиной: «Ни одному твоему слову я не верю». Быть может потому, что внутренние личные метания Зилова были подменены Мариным расхожим конфликтом «герой и толпа». Но и этого конфликта в спектакле не случилось. Зилов — Хабенский мало того, что не герой (это, впрочем, по-вампиловски), но свой человек в этом паноптикуме. Капризный, взбалмошный, так и не повзрослевший ребенок. Не столько переживает, сколько лицедействует. Весьма заразительно. Он хамит, ерничает, унижает и унижается, кажется, лишь потому, что таково режиссерское задание. А желание сбежать — всего лишь детская попытка увильнуть от наказания. Поэтому и финальная сцена, когда «монстры» гонят бедного Зилова по карусели, словно утку на охоте, выглядит достаточно высокопарно и абсолютно неоправданно. А последний выстрел хоть и прозвучал все-таки, но вряд ли способен нанести ощутимый вред здоровью. Ружье-то скорее всего игрушечное.
Пресса
Осеннее обострение, Татьяна Демидова, Ваш досуг, 20.09.2002
Во МХАТе подавили убойную силу, Марина Райкина, Московский комсомолец, 28.05.2002
Трагический балаган, Марина Мурзина, АиФ Москва, 23.05.2002
Утиные истории, Ирина Алпатова, Культура, 23.05.2002
Вампиловский сезон, Екатерина Васенина, ПОЛИТ. РУ, 23.05.2002
Осенний марафон, Елена Ямпольская, Новые известия, 22.05.2002
Все враздробь, Дина Годер, Еженедельный журнал, 21.05.2002
Провинциальный анекдот, Нина Агишева, Московские новости, 21.05.2002
Коллекция Табакова, Мария Львова, Вечерний клуб, 16.05.2002
Альбом семейных фотографий, Елена Губайдуллина, Известия, 14.05.2002
Утка и свисток, Марина Давыдова, Время новостей, 14.05.2002
«Менты» вышли на «Утиную охоту», Марина Шимадина, Коммерсантъ, 13.05.2002