ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Лучше — только любовь

Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Премьерой спектакля «Кабала святош» открылся 104-й сезон во МХАТе им. Чехова. Третья постановка этой пьесы Булгакова во МХАТе войдет в историю театра как одна из самых долгожданных.

Премьера спектакля была объявлена еще в апреле, но фактически состоялась только 9 сентября. Билеты были раскуплены еще по весне. Критики то и дело срывались в фальстарте, но их ставили на место. Олег Табаков еще до выхода спектакля без ложных суеверий заявлял информационному спонсору театра: «Театр потянут четыре паровоза: «Амадей», «№ 13», «Кабала святош» и «Антигона» — четыре спектакля, дающие двенадцать аншлагов в месяц».

Здесь необходимы пояснения: «Амадей» с Олегом Табаковым уже девятнадцатый сезон собирает полный зал, за билетами на спектакль Владимира Машкова «№ 13» — премьеру прошлого сезона — устраивается чуть ли не аукцион перед входом; «Антигона» с Мариной Зудиной и Отаром Мегвинетухуцеси в постановке Темура Чхеидзе выйдет в конце сентября; о «Кабале святош» речь пойдет отдельно.

Пьесу в Художественном театре в первый раз поставили в 1936-м и сыграли всего семь раз — после разгромной статьи в «Правде» спектакль закрыли. В 1988-м в спектакле Адольфа Шапиро Мольера играл Олег Ефремов, Людовика — Иннокентий Смоктуновский, в роли слуги Мольера Бутона выступал Олег Табаков. Двенадцать лет спустя Адольф Шапиро вновь обращается к «Кабале святош» — на сей раз с художником Юрием Хариковым и композитором Эдуардом Артемьевым. Теперь Табаков играет Мольера, а Бутона — Александр Семчев. Личность Мольера в новой постановке тоже переосмыслена. По словам режиссера, тот спектакль (88-го года) был о художнике, уставшем бороться с миром. Этот — «о художнике, борющемся со временем и с жизненной предначертанностью». По моим личным наблюдениям, усталость — понятие очень конкретное и знакомое каждому; борьба со временем — нечто пафосное и символическое, доступное избранным. Сверхзадача оказалась туманна, а присутствие режиссера в спектакле эфемерно, как и провозглашенная им борьба со временем с помощью театра. Потому определять центральную идею новой «Кабалы» — задача бесконечная, как число «пи», и распадающаяся на множество частных отдельных эпизодов, мизансцен, фраз, реплик и даже взглядов.

Выхватывается впечатляющая сцена тайного собрания «Кабалы священного писания»… Лукавинка в глазах Мольера — Олега Табакова — пышущего добротой и благополучием и совершенно преображающегося к тому времени, когда настанет час сказать: «У меня больное сердце, и жена меня бросила». Реальная угроза убийства на этом фоне — мелкая неприятность, незначительный факт биографии…

Королевский колорит Андрея Ильина — Людовика… Бледность Бориса Плотникова — архиепископа… Исповедальность Ольги Яковлевой — Мадлены…

Но чтобы все сложилось в единой целое, приходится подключать воображение: как замечательно, возможно, будет потом, когда все разыграются и освоятся со своими миссиями. Однако на каждой программке ведь не напишешь, что спектакль трудно рождался, что Ольга Яковлева, спасая ситуацию, экстренно ввелась на роль за несколько дней до премьеры, что заболел Виктор Гвоздицкий, отказалась от роли Наталья Гундарева. И что вкупе получилась не трагедия личности космического масштаба — частная история одного очень доброго влюбленного человека, с сильно смещенным акцентом — от темы художник и власть к проблеме личной жизни и частного великодушия, посмотреть которую сегодня не повод для художественного события, а вопрос престижа. По нынешним временам — фактор более существенный для кассовых сборов, чем страсть к эстетическим потрясениям. А их, возможно, предстоит немало — после двадцатого названия в ближайших планах кажется, что они рассчитаны как минимум на десятилетие. Откроется новая сцена на 130 мест, на создание которой ушло 20 привлеченных Табаковым внебюджетных миллионов. «Планов громадье» и размах свершений Олега Табакова впечатляет больше, чем спектакль «Кабала святош» Адольфа Шапиро во МХАТе. Впрочем, как говорил сам Олег Табаков на сборе труппы: «Я тут не для того, чтобы играть. Я здесь, чтобы жизнь завертелась. А репетиции — замечательное занятие. Лучше этого только любовь».
Пресса
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001