ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Мольеру не хватило места

Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Здесь сами собой зажигаются и тухнут свечи. Сами по себе ходят ходуном клавиши на клавесине. За сценой смеются и аплодируют невидимые зрители, пока публика в зале сидит, задумавшись о своем. Кажется, что кто-то невидимый легонько подтолкнул спектакль в самом начале, и он, словно пустая вагонетка, свободно по инерции катится себе к финалу.

Кто подтолкнул спектакль, можно не гадать. Это последняя воля Олега Ефремова, пожелавшего, чтобы ему в роли Мольера наследовал Олег Табаков. Тринадцать лет назад Ефремов-Мольер со Смоктуновским-Людовиком уже делили здесь одного цыпленка на двоих, а спектакль ставил все тот же Адольф Шапиро. Теперь кажется, что режиссер выдрал из старенького клавесина все струны, заменил их, а новую мелодию играть не научил.

На мхатовской афише спектакль по-булгаковски определен как «пьеса из музыки и света», и точнее про нынешнюю «Кабалу святош» не скажешь. Прозрачно-гулкая музыка Эдуарда Артемьева и невесомые лучи света, аккуратно обернутые сценографом Юрием Хариковым в прозрачно-невесомую ткань, которая складками зависла над сценой подобием облака, прекрасно могут существовать и сами по себе. Люди тут лишние.

Актеров Шапиро собрал превосходных, лучших, но ни для кого из них этот спектакль не станет личной победой. Не то чтобы кто-то играл плохо. Просто все время кажется, что перед тобой чужие люди, чьей-то волей помещенные в чужое пространство и отрешенно глядящие друг сквозь друга.

Все дело, очевидно, в отсутствующем стержне. На сцене нет Мольера. Перед нами толстенький суетливый старичок-бодрячок, более всего оживляющийся в интимных сценах с Армандой Бежар (Дарья Калмыкова), но равнодушный и к судьбе своего театра, и к судьбе своих пьес. Что он «Тартюфу», что ему «Тартюф»?

В предпремьерном интервью Адольф Шапиро признавался, что ему, несмотря на неоднократные уговоры Ефремова, совершенно не хотелось ставить этот спектакль вновь, но отказаться было невозможно. Табаков говорил, что не видел себя в роли Мольера, но если уж Олег этого захотел, то…

Впечатление такое, что рождения этого спектакля не желал никто, и он с самого начала был обречен на участь нелюбимого в семье ребенка. Во время репетиций угодил в больницу исполнитель роли Шаррона Виктор Гвоздицкий, и пришлось срочно вводить Бориса Плотникова из Театра Российской армии. Уже после первого прогона от роли Мадлены отказалась Наталья Гундарева (еще весной, до болезни), и потому позвали Ольгу Яковлеву. Тоже на чужое место. Безмятежный Андрей Ильин в роли Людовика, хотя и старается, но кажется вторым составом по отношению к великому Смоктуновскому. Получается так, что на чужом месте в этой «Кабале святош» оказались почти все актеры, и во время спектакля не раз ловишь себя на мыслях о том, как смотрелись бы эскизы этих цветистых, фантастично-театральных хариковских костюмов, если б из рукавов и штанин не высовывались чьи-то ненужные руки и ноги.

Тонким тюлем трепещут на сцене театральные занавесочки. Хорошие актеры добросовестно доносят до нас текст булгаковской пьесы. К финалу облачко, висящее над сценой, опустится, поглотит бедного комедианта, погибшего из-за немилости короля и черной кабалы, и, снова сомкнувшись, унесется ввысь. Словно и не было никакого господина де Мольера. Только музыка, свет и более ничего.
Пресса
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001