ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Кабала во МХАТе

Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
?Кабала святош??? пьеса, кровно (и?кроваво) связанная с?жизнью Художественного театра. Про четыре литра выпитой театром у?драматурга крови, сказал Михаил Афанасьевич Станиславскому на?репетиции именно этой пьесы.

Тяжелые роды спектакля, кажется, предопределили ее?сценическую судьбу. Почти не?случается, да?и?не?получается спектаклей, не?перегруженных разного рода усилиями. Нынешняя премьера во?МХАТе им.?А.?П.?Чехова не?исключение в?этом ряду. Известно, а?главное, видно, что труппа работала честно, долго и?кропотливо. В?театре как таковом, с?особой силой измученным в?последние годы новым качеством халтуры, появление такого спектакля во?МХАТе?? скорее знак серьезности намерений, чем имитации дела.

Однако есть дистанция между намерениями и?результатом. Пьеса Булгакова, которая начинается со?сцен театрального закулисья, обнажает тайну театра, разоблачает иллюзию, а?потом и?тайны жизни, политической власти, провоцирует режиссуру на?автобиографические ?подкладки? к?персонажам ?Кабалы святош?. Надо сказать, что и?в?этом театр идет за?Булгаковым, который соотносил себя с?Мольером, Людовика со?Сталиным, а?кабалу?? с?советской партийной инквизицией?и, в?частности, с?идеологической критикой, убивавшей писателя. Вообще, пьесы, написанные значительными драматургами ХХ?века?? пьесы мощного лирического, личного импульса. Чтобы их?ставить успешно, необходимо сообщить этот импульс людям театра. Только ремеслом, только профессией такие пьесы ?не?взять?. Будет ускользать что-то самое главное и?повисать вопрос, а?зачем, собственно, сегодня ставится ?Кабала святош?.

Адольф Шапиро с?этой пьесой второй раз входит в??воды? МХАТа, второй раз ставка делается в?роли Мольера на?актера, который возглавляет МХАТ: тогда Олег Ефремов?? ныне Олег Табаков. И?тому, и?другому не?по?книгам известно, какую цену платит художник за?создание, спасение своего театра. Театральные строители по?духу, по?положению в?сообществе деятелей сцены, они могли?бы написать не?один ?театральный роман?. Олег Николаевич уже не?напишет, но?молва?? вечная спутница театра?? передавала из?уст в?уста рассказы Ефремова о?том, как он?принимал Брежнева, как вызывающе общался с?властями, но?и?умел просить, то?есть был готов к?унижению. За?его спиной?? создание ?Современника?, приход во?МХАТ, переживавший кризис. За?плечами Олега Табакова?? его студия и?приход во?МХАТ после своего учителя, опять?же во?МХАТ неблагополучный.

Тема спасения театра, цены этого спасения игралась Ефремовым в?роли Мольера мощно во?многом из-за пересечения биографии великого французского драматурга и?жизни самого Ефремова. Но?было еще одно решающее обстоятельство, которое, при запрограммированном ныне самим театром сравнении двух больших актеров нашей сцены, решает дело все-таки в?пользу Ефремова-Мольера. Для него кабала являлась не?шуткой, социальный темперамент Ефремова, объем его личности, вера в?гражданственное предназначение театра, быть может, порой, в?ущерб формальным изыскам, превращала кабалу для его Мольера в?зло. Бунтовало ефремовское чувство справедливости.

Его Мольер прекрасно понимал, что ?Тартюф??? это хоть и?веселенькая пьеска, но?опасная. Здесь случалось главное событие, поскольку именно здесь художник выражал свою подлинную свободу и?независимость, мужество и?волю. Унижаясь перед Королем-Солнцем, он?оставался автором ?Тартюфа?.

Олег Табаков в?этой роли?? комедиант, комик, Мольер-любовник, отчасти?? брошенный отец. Его больше беспокоит загадочный уход Арманды, нежели кабала, которая в?спектакле решена наивными приемами, позаимствованными из?телесериалов, что любят показывать ночью. Вообще многовато для мхатовской сцены того, что принято называть китчем. Чего стоит выезд Арманды на?клавесине! Нет, это не?театр Пале-Рояль, не?его кулисы! Это клип кого-то из?нынешних супер? или мега-звезд, но?даже не?Аллы Пугачевой.

Грубость игры, отсутствие нюансов, недостаток того, что называют французской техникой, превращают первый диалог в?пьесе Людовика и?Мольера в?сытную трапезу с?добрым вином (вспоминается спектакль ?Ужин?). Мольер, кажется, забывает, что он?все-таки унижается, ему куда больше нравится быть отмеченным королевской привилегией, нежели обернуть очи внутрь себя и?укрыться за?свое санкционированное (и?не?санкционированное) лицедейство. О??Тартюфе? больше беспокоится Людовик. Мольер?же в?этот момент радуется цыпленку с?барского стола и?восхищается тем, как он?умеет унижаться.

Что играется Табаковым подробно, а?временами даже трепетно, так это почти все сцены с?Армандой. Он?не?столько влюблен, сколь удивлен, изумлен тем, что столь страстно любим. С?Армандой к?нему приходит вторая молодость, полноценная жизнь мужчины. Известие Арманды о?беременности усиливает это чувство. Он, убеленный сединами моложавый пожилой господин, по-детски радуется, любовно и?нежно прикладывает руку к?ее?животу, весело шалит.

Уход от?Мольера Мадлены, которую играет Ольга Яковлева, и?сцена их?объяснения как раз богаты игрой смысловых оттенков, едва заметных нюансов, особенно важных для этого спектакля. Здесь ведут разговор два равных человека, равноправные личности, знающие друг друга до?мелочей?? партнеры по?жизни. В?этой сцене воображение почему-то с?легкостью доигрывает их?актерские судьбы, их?дуэт на?сцене. Скажем, когда Муаррон превозносит актерские качества Арманды, то?с?трудом представляешь легитимность ее?премьерства в?труппе. Мадлена Ольги Яковлевой никогда не?скажет: ?Мольер, ты?велик?. Она не?закатит очи, услышав, что Мольер уходит к?другой. Если?бы не?Арманда, то?она могла?бы и?остаться в?труппе, разведясь с?Мольером, поскольку Мадлена Бежар?? актриса с?призванием. Ее?вполне устроило?бы первое положение в?труппе после развода. Ей?не?требуется покровительство такого рода. Понятно в?этом спектакле, почему именно ее?зовет покинутый Мольер, о?ней он?то?и?дело вспоминает, когда надо посоветоваться, когда тупик. Ольга Яковлева играет эту незаменимость. Олег Табаков в?этой сцене не?боится быть смешным и?сентиментальным одновременно. Кажется, когда его невозмутимо уговаривает Мадлена, он?готов остаться, поскольку понимает, что уходя к?Арманде, он?оживляет вторую молодость, но?и?теряет многое: первую по?праву актрису труппы; сильную, талантливую женщину; жену, понимающую и?умеющую прощать. Она нужна Мольеру, как Жозефина Наполеону, и?все равно таких женщин бросают, с?той лишь разницей, что не?забывают никогда. Кажется, еще одно слово Мадлены, одна ласковая интонация, уговор обезумевшего на?старости лет, и?она сломит Мольера, который, как телок, поплетется домой.

Но узнав об Арманде, о?разводе, решение об?уходе из?театра принимает уже она.

Спектакль в?целом оставляет впечатление разнонаправленных воль, которые не?сошлись в?единой задаче (смотревшие генеральную репетицию, первую и?вторую премьеры отмечают как удачные совершенно разные сцены, хотя в?общей оценке сомнений вроде?бы нет). Сценография Юрия Харикова, кажется, в?большей мере обращена к?теме границы в?театре?? битвы игры и?реальности, их?переплетений, смешений. На?эту мысль наталкивает режиссерское решение, в?котором активно используются разного рода занавесы, то?опущенные, то?приспущенные, то?устремляющиеся вверх; легкие передвижные ширмы. Пьеса Булгакова дает возможность для такого прочтения. Олег Табаков в?роли Мольера, повторимся, не?играет актера, драматурга, а?выстраивает семейную драму. Адольф Шапиро, кажется, отдает предпочтение лишь одному сюжету?? сюжету инцеста.

Нельзя пока говорить и?об?ансамбле. Приглашены известные актеры Андрей Ильин (Людовик), Борис Плотников (Маркиз де?Шаррон, архиепископ), но?поскольку спектакль не?пронизан, даже не?оправдан социально, философски, то?эти роли до?конца не?сложены и?в?результате остановились на?полпути.

А жаль, мог бы получиться спектакль, сыграй в?кабале силу беззакония, существующую в?форме закона, сыграй не?только блеск Короля-Солнца, но?и?его слабость, зависимость абсолютной власти от?посредника?? кабалы.

Жаль, что другие назначения на?роль не?столь безусловны, как того?бы хотелось: регистр Лагранж, Муаррон, игрок маркиз Лессак, бродячий сапожник?? все эти роли актеров, словно из?разных театров и?не?всегда из?хороших. Выделим, пожалуй, только Бутона (Александр Семчев)?? доброго толстяка, умеющего не?только рекламировать пиво, но?и?играть человека театра, смешного, робкого, умного и?сострадающего. Спектакль не?сцементирован жесткостью режиссерской воли. Однако мог?ли Адольф Шапиро проявить свою волю?

Думаю, нет. Судя по ?Кабале святош?, режиссура во?МХАТе сегодня в?неволе. Режиссер должен обслуживать актерские интересы, а?не?служить делу театра. Как известно, в?неволе трудно. Хотя Мольеру с?Булгаковым было труднее, а?у?них получалось.
2001
На пиру у старосветских помещиков, Алена Карась, Российская газета, 27.12.2001
Всего понемногу, Алиса Никольская, Ваш досуг, 10.12.2001
Дело было вечером, Культура, 6.12.2001
Выход из провинции, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского, 1.12.2001
Александр Семчев: «Я люблю кормить людей», Алексей Филиппов, Известия, 26.11.2001
Для царей, Лариса Давтян, Новое время, 11.11.2001
Журналистка “МК” стала Лениным, Марина Райкина, Московский комсомолец, 10.11.2001
Егор Бероев: внук майора Вихря, Елена Фомина, ТВ Парк, 8.11.2001
Косметический ремонт, Нина Агишева, Московские новости, 6.11.2001
Титан и воробушек, Ольга Галахова, Ваш досуг, 5.11.2001
Правда и ложь трагедии, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.11.2001
«Чайка» навсегда, Марина Мурзина, АиФ Москва, 31.10.2001
Чучело птицы?, Григорий Заславский, Российская газета, 31.10.2001
«Чайка» двадцать лет спустя, Ирина Корнеева, Время МН, 30.10.2001
Иногда они возвращаются, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 26.10.2001
Чайку бы, Антон Красовский, Независимая газета, 25.10.2001
«Чайка» опять полетела, Роман Должанский, Коммерсант, 25.10.2001
Спектакль по расписанию, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 20.10.2001
Он вошел в смерть, как в роль, Надежда Келлер, Собеседник, 15.10.2001
Глазами клоуна, Ольга Егошина, Вёрсты, 9.10.2001
Приговоренные к жизни, Ирина Алпатова, Культура, 4.10.2001
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, 3.10.2001
Оля Мухина и ее «Ю», Марина Мурзина, АиФ Москва, 3.10.2001
Зачем вы, девушки, идете в камикадзе?, Валентина Львова, Комсомольская правда, 2.10.2001
Фивы наших дней, Ирина Корнеева, Время МН, 2.10.2001
Драма идей, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского, 2.10.2001
Братская могила, Антон Красовский, Независимая газета, 2.10.2001
Да-да, нет-нет Оли Мухиной, Константин Александров, dell’APT, 1.10.2001
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Москва слезам не верит, Юрий Алесин, www.MoscowOut.ru, 1.10.2001
Когда разгуляется — 2, Известия, 1.10.2001
От эдипова комплекса мы излечились, Елена Дьякова, Газета.Ru, 1.10.2001
Трагическая скука, Марина Давыдова, Время Новостей, 1.10.2001
Год Креона, Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2001
Борьба за труп на сцене МХАТ, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 29.09.2001
Антигона за железным занавесом, Любовь Лебедина, Труд, 29.09.2001
Темур Чхеидзе: «Одной правды не бывает», Юлия Кантор, Известия, 28.09.2001
«Ю» Ольги Мухиной во МХАТе им. Чехова, Джон Фридман, “Moscow Times”, 27.09.2001
Чай, кофе, потанцуем, Антон Красовский, Независимая газета, 27.09.2001
Улеты во сне и наяву, Ирина Алпатова, Культура, 27.09.2001
Молодая кровь, Григорий Заславский, Русский журнал, 26.09.2001
А у нас в квартире газ, Марина Давыдова, Время Новостей, 25.09.2001
Интер(офф)вью 4: Олег Табаков, Русский Журнал, 25.09.2001
Разбиваются сердца под воздействием винца, Марина Райкина, Московский комсомолец, 25.09.2001
Из жизни шпрот, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2001
Интервью Олега Табакова, Эхо Москвы, 23.09.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Осколки разбитого вдребезги, Елена Дьякова, Газета.Ru, 22.09.2001
Куда летим, командир?, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 21.09.2001
Время Ю, Ирина Корнеева, Время МН, 20.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Песнь о вещем Олеге, Екатерина Васенина, Независимая газета, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
МХАТ открыл сезон, Юлия Кантор, Известия, 9.09.2001
К нашим зрителям, Олег Табаков, 8.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001
Так победим. Без восклицательного знака, Анатолий Смелянский, Известия, 14.08.2001
Олег Табаков: Я отменил во МХАТе демократию, Андрей Ванденко, Комсомольская правда, 27.07.2001
И мы идем по кругу..., Анатолий Смелянский, Известия, 24.05.2001
Чудеса нумерологии, Елена Ковальская, Ведомости, 19.04.2001
Вечера на хуторе близ Бродвея, Раиса Саенко, Вечерний клуб, 13.04.2001
Чертова дюжина приколов, Ирина Алпатова, Культура, 12.04.2001
Похождения мужского тела, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 11.04.2001
Счастливый номер Владимира Машкова, Алексей Филиппов, Известия, 10.04.2001
Аншлаг, аншлаг…, Елена Ямпольская, Новые известия, 10.04.2001
Номер 13, Елена Ковальская, Афиша, 10.04.2001
Номер удался, Марина Давыдова, Время новостей, 9.04.2001
Комедия в клеточку, Ирина Корнеева, Время МН, 7.04.2001
Александр Семчев: «Пиво пью редко», Виталий Сычевский, Семья, 1.03.2001
Владимир Машков: Я веду себя как законченный эгоист, Алексей Филиппов, Известия, 28.02.2001
Чайка по имени Женя, Нина Алексеева, Россия, 21.02.2001
Зазеркалье. Встреча третья: Олег Табаков, Зоя Богуславская, Ozon.ru, 1.02.2001