ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Кама Гинкас о Владимире Кашпуре

Первое давнее впечатление от Кашпура — странное, неожиданное, монголовидное лицо, которое появлялось в каждом втором советском фильме. Обычно он играл разных подозрительных типов, но так же простых солдат, крестьян и комсомольцев в тюбетейках. Чтобы ни играл Кашпур, он всегда запоминался, и ко времени моей постановки «Вагончика» во МХАТе был уже известным киноартистом.

Кроме Кашпура и Кати Васильевой мне — неизвестному провинциальному режиссеру, согласившемуся ставить даже не пьесу, а переделку газетной статьи — дали кучу ненужных, незадействованных в труппе артистов, которые на самом деле оказались гениями. Из 24 занятых в спектакле артистов 20 были гениями. Не общесоюзно признанные, а из тех, что валялись, гнили, плесневели, спивались, сходили с ума в закромах мхатовской труппы, состоявшей тогда из 120 или 130 человек. Кашпур всегда был востребован МХАТом, но он никогда до этого не играл главных ролей. Тут ему представилась возможность. И сделал он это потрясающе.

В «Вагончике» Кашпур играл судью, который на своем маленьком посту в своем провинциальном городишке брался решать общегосударственную проблему. Он играл тот вид русско-советского человека, который привык существовать не сам по себе, но всегда соотнося себя с нуждами государства, привыкшего представлять это государство, какая бы маленькая должность у него не была. По своей совпривычке он все понимал во всемирном масштабе и своими скудными мозгами пытался разобраться со страшным социальным явлением, захватившем мир — беспричинными преступлениями. Бедняга не понимал, что с этими процессами не могут разобраться более мощные умы. Его захолустный советский интеллект давал сбои, идеологические штампы не выдерживали встречи с реальностью, мозги трещали, чувство долга подпирало и сводило с ума. Кашпур играл это очень смешно, трогательно и трагически. Его персонаж был человек советский и отступить он не мог ни на шаг. В результате он вдруг отпускал девочек, виноватых в преступлении. При этом он сопровождал это юридически абсурдной резолюцией: «как будущих советских матерей». На самом-то деле он поступал единственно верно, потому что поступал как человек. Такой трагифарсовый социально узнаваемый финт на сцене мог убедительно делать только гигант. Кашпур это делал.

Следующий спектакль, который я собирался ставить во МХАТе, был «Казнь декабристов», и я хотел, чтобы Кашпур играл там главную роль. Но он пренебрег мной, видимо, потому что были другие, более солидные предложения. Я огорчился, но не обиделся. И когда года два спустя начал ставить «Тамаду», то снова его пригласил. На сей раз он играл отца невесты. Снова Кашпур играл человека, которого распирает глобальная задача: продемонстрировать всему небольшому свадебному коллективу, какой он большой человек и чего достиг в жизни. Свадьба для него была отчетом о достигнутом. Количество морковки в салате было жизненно важно, как и количество прохладительных и алкогольных напитков на столе, как количество бутербродов с колбасой и тарталеток с икрой. Важно было, что за ресторан он снял, будет ли музыка на свадьбе и какого уровня начальник сидит во главе стола. Этого начальника к тому же надо было угостить девочкой. Персонаж Кашпура разрывался на части. Это опять была эксцентрическая, гротесковая, но абсолютно русская, советская судьба. На уровне салата и количества редиски в нем он решал наполеоновские задачи. Кашпур такие вещи делает гигантски, исступленно, убедительно, смешно и очень трагически.

В каком-то смысле тоже самое он делает в «Черном монахе». Здесь у его персонажа идея фикс — сад. Дочь он, конечно, любит, но сад важнее, и короед, который ползет по яблоне — это враг, хуже мирового империализма.

Кашпур из тех артистов, для которых театр — это служба. Он из тех, кто живет в искусстве на «разрыв аорты». Он из тех, кто в театре живет и в театре умирает. Кашпур представляет собой тот почти уже исчезнувший вид, по которому можешь понять, каковы были актеры подлинного МХАТа времен Станиславского и Немировича-Данченко. Это очень особая порода. Это корневые, почвенные человеки и артисты, те, по которым всегда можно понять не только персонажа, не только самого артиста с его внутренними и внешними качествами, но и его социальные корни, которые — в крови и проявляются в повадке и менталитете. По таким артистам (и это самое главное) можно понять генетические истоки нации. За такими артистами стоит не театральная и даже не бытовая правда, а правда генетическая, связанная с корнями нации. Это не привнесешь и не сыграешь. Это — в крови. Кашпур — именно такой актер.
2001
На пиру у старосветских помещиков, Алена Карась, Российская газета, 27.12.2001
Всего понемногу, Алиса Никольская, Ваш досуг, 10.12.2001
Дело было вечером, Культура, 6.12.2001
Выход из провинции, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского, 1.12.2001
Александр Семчев: «Я люблю кормить людей», Алексей Филиппов, Известия, 26.11.2001
Для царей, Лариса Давтян, Новое время, 11.11.2001
Журналистка “МК” стала Лениным, Марина Райкина, Московский комсомолец, 10.11.2001
Егор Бероев: внук майора Вихря, Елена Фомина, ТВ Парк, 8.11.2001
Косметический ремонт, Нина Агишева, Московские новости, 6.11.2001
Титан и воробушек, Ольга Галахова, Ваш досуг, 5.11.2001
Правда и ложь трагедии, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.11.2001
«Чайка» навсегда, Марина Мурзина, АиФ Москва, 31.10.2001
Чучело птицы?, Григорий Заславский, Российская газета, 31.10.2001
«Чайка» двадцать лет спустя, Ирина Корнеева, Время МН, 30.10.2001
Иногда они возвращаются, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 26.10.2001
Чайку бы, Антон Красовский, Независимая газета, 25.10.2001
«Чайка» опять полетела, Роман Должанский, Коммерсант, 25.10.2001
Спектакль по расписанию, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 20.10.2001
Он вошел в смерть, как в роль, Надежда Келлер, Собеседник, 15.10.2001
Глазами клоуна, Ольга Егошина, Вёрсты, 9.10.2001
Приговоренные к жизни, Ирина Алпатова, Культура, 4.10.2001
Погиб поэт, невольник чести, Валентина Львова, Комсомольская правда, 3.10.2001
Оля Мухина и ее «Ю», Марина Мурзина, АиФ Москва, 3.10.2001
Зачем вы, девушки, идете в камикадзе?, Валентина Львова, Комсомольская правда, 2.10.2001
Фивы наших дней, Ирина Корнеева, Время МН, 2.10.2001
Драма идей, Григорий Заславский, Театральное дело Григория Заславского, 2.10.2001
Братская могила, Антон Красовский, Независимая газета, 2.10.2001
Да-да, нет-нет Оли Мухиной, Константин Александров, dell’APT, 1.10.2001
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Москва слезам не верит, Юрий Алесин, www.MoscowOut.ru, 1.10.2001
Когда разгуляется — 2, Известия, 1.10.2001
От эдипова комплекса мы излечились, Елена Дьякова, Газета.Ru, 1.10.2001
Трагическая скука, Марина Давыдова, Время Новостей, 1.10.2001
Год Креона, Алексей Филиппов, Известия, 30.09.2001
Борьба за труп на сцене МХАТ, Марина Райкина, Московский Комсомолец, 29.09.2001
Антигона за железным занавесом, Любовь Лебедина, Труд, 29.09.2001
Темур Чхеидзе: «Одной правды не бывает», Юлия Кантор, Известия, 28.09.2001
«Ю» Ольги Мухиной во МХАТе им. Чехова, Джон Фридман, “Moscow Times”, 27.09.2001
Чай, кофе, потанцуем, Антон Красовский, Независимая газета, 27.09.2001
Улеты во сне и наяву, Ирина Алпатова, Культура, 27.09.2001
Молодая кровь, Григорий Заславский, Русский журнал, 26.09.2001
А у нас в квартире газ, Марина Давыдова, Время Новостей, 25.09.2001
Интер(офф)вью 4: Олег Табаков, Русский Журнал, 25.09.2001
Разбиваются сердца под воздействием винца, Марина Райкина, Московский комсомолец, 25.09.2001
Из жизни шпрот, Алексей Филиппов, Известия, 24.09.2001
Интервью Олега Табакова, Эхо Москвы, 23.09.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Осколки разбитого вдребезги, Елена Дьякова, Газета.Ru, 22.09.2001
Куда летим, командир?, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 21.09.2001
Время Ю, Ирина Корнеева, Время МН, 20.09.2001
Одной звезды я повторяю имя, Юрий Фридштейн, Литературная газета, 19.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Обман зрения на премьере, Даль Орлов, Век, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Я — комедиант. Ничтожная роль?, Наталия Каминская, Культура, 13.09.2001
По третьему кругу, Екатерина Васенина, Независимая газета, 13.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Песнь о вещем Олеге, Екатерина Васенина, Независимая газета, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Кабала рынка, Елена Дьякова, Газета.Ru, 10.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
МХАТ открыл сезон, Юлия Кантор, Известия, 9.09.2001
К нашим зрителям, Олег Табаков, 8.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001
Так победим. Без восклицательного знака, Анатолий Смелянский, Известия, 14.08.2001
Олег Табаков: Я отменил во МХАТе демократию, Андрей Ванденко, Комсомольская правда, 27.07.2001
И мы идем по кругу..., Анатолий Смелянский, Известия, 24.05.2001
Чудеса нумерологии, Елена Ковальская, Ведомости, 19.04.2001
Вечера на хуторе близ Бродвея, Раиса Саенко, Вечерний клуб, 13.04.2001
Чертова дюжина приколов, Ирина Алпатова, Культура, 12.04.2001
Похождения мужского тела, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 11.04.2001
Счастливый номер Владимира Машкова, Алексей Филиппов, Известия, 10.04.2001
Аншлаг, аншлаг…, Елена Ямпольская, Новые известия, 10.04.2001
Номер 13, Елена Ковальская, Афиша, 10.04.2001
Номер удался, Марина Давыдова, Время новостей, 9.04.2001
Комедия в клеточку, Ирина Корнеева, Время МН, 7.04.2001
Александр Семчев: «Пиво пью редко», Виталий Сычевский, Семья, 1.03.2001
Владимир Машков: Я веду себя как законченный эгоист, Алексей Филиппов, Известия, 28.02.2001
Чайка по имени Женя, Нина Алексеева, Россия, 21.02.2001
Зазеркалье. Встреча третья: Олег Табаков, Зоя Богуславская, Ozon.ru, 1.02.2001