ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Могу лететь? - Лети!

Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
История никогда не идет по прямой и только вверх. Путешествуя по ее дорогам, то спускаешься в глубины, то поднимаешься, двигаешься по спиралям, дороги то пересекаются, то расходятся, люди могут потеряться на них или навсегда остаться здесь. Вы спросите, к чему такое лирико-философское вступление? К истории, произошедшей много веков назад, повторившейся в начале 20 века на страницах книги, сыгранной в тридцатых годах на сцене, исчезнувшей там, казалось навсегда, и вновь возрожденной ныне. Имя этой истории — «Кабала святош», а главного героя этой истории зовут Жан-Батист-Поклен де Мольер.

История постановки «Кабалы» во МХАТе давно вошла в учебники по истории театра, а нынешнему спектаклю еще только предстоит пробивать себе дорогу в историю.

В подзаголовке программки стоит «Пьеса из музыки и света». Так пишут обычно «комедия» или «трагедия». В спектакле и впрямь много музыки и света: по сцене передвигаются тонкие лучи, образуя то решетку, то дорожку, то причудливое переплетение цветов, похожее на таинственный цветок. Музыка композитора Эдуарда Артемьева, кажется, тоже полна светом, она гармонично переплетается с лучами прожекторов, с пастельными тонами декораций, подчас кажется, что декорации на сцене движутся силой этой музыки.

Что ж, ведь и указывали, что это пьеса из музыки и света, только вот где актеры, можете спросить Вы? Подчас задаешься этим вопросом. Как задаешься вопросом: а что же именно такое играют эти актеры? О чем, собственно говоря, спектакль?

В главной роли основателя театра, великого драматурга, режиссера и актера Мольера — не менее знаменитый основатель, актер и режиссер Олег Табаков, народный артист СССР. И тут возникает первый (и не последний) парадокс спектакля: до самого конца, до последнего финального блестящего монолога Табаков почти не играет. Да-да. Он просто ходит по сцене, произносит слова, но нет в этих словах и движениях какой-то искры, которая позволила бы сидящим в зале проникнуться к этому человеку, понять его, приблизиться к нему. Олег Табаков играет подчас не живого человека, а портрет в рамочке. Ни разговор с Мадленой, ни уход, а после возвращение Муаррона, ни любовные сцены с Армандой не затрагивают его так, как разговоры с королем. Может быть, в этом и есть идея? В родстве между королем и актером? И разрыв с королем становится убийственным для Мольера–Табакова, а все прочее так, мишура, не стоящая переживаний.

Впрочем, переживаниями в спектакле почти никто и не занят. Мадлена в исполнении Ольги Яковлевой отстранена, почти равнодушна. Арманда (Дарья Калмыкова) не проявляет никаких эмоций, вообще поведение Арманды в спектакле несколько странно, но это уже вопросы к режиссеру. Почему Арманда, уличенная в измене, виновная перед Мольером, выставляет его виноватым, заставляет его умолять ее остаться? Может Адольф Шапиро ответит на этот казус?

Вообще актеры как-то не особо стараются быть естественными на сцене. Особенно это касается исполнителей ролей Арманды и Муаррона — Дарьи Калмыковой и Никиты Зверева. Их слова, пластика кажутся наигранными, подчас это просто набор заученных движений, как заводные куклы. И как ни грустно, но и признанные «звезды» то ли ленятся играть, то ли так уже привыкли к своим маскам, что естественность забыта. Вопли и всхлипы Ольги Яковлевой — Мадлены отнюдь не заставляют зрителя поверить ей, посочувствовать. Скорее это смотрится как очередной спектакль в спектакле.

Но, что мы все о грустном, да о грустном. Ведь есть в этом спектакле и явные актерские удачи. Нельзя не отметить прекрасное исполнение роли Лагранжа Сергеем Колесниковым. Игра актера мастерски отточена, каждая реплика попадает в десятку, каждый жест выражает чувства. Подчас кажется, что выражение его лица видно даже на самой далекой галерке без бинокля. На протяжении всего спектакля не возникает и тени сомнения, что перед нами тот самый рыцарь Шарль Варле де Лагранж, которого так любовно описал Булгаков. Лагранж — рыцарь и историк, и Колесников прекрасно играет такое сочетание человека отстраненного, пытающегося быть объективным и человека, стремящегося защитить, оградить любимых им людей.

Неожиданным предстал в спектакле король Людовик в исполнении Андрея Ильина, только недавно покинувшего театр Моссовета и избравшего своим домом МХАТ им. Чехова. Король Ильина обладает хорошим чувством юмора, он прекрасный психолог, понимает мысли своих приближенных как свои. И еще одно: он очень привязан к Мольеру, ценит его, верит в него. Поэтому для Людовика-Ильина становится самым страшным то, что Мольера уличают в преступлении, причем в таком преступлении, которого ни понять, ни простить нельзя. И король опускается на стул, прячет лицо, почти плачет от горя: его опять предали, и этот Мольер тоже. Но все еще он надеется, что это ложь, что сейчас Мольер придет и опровергнет все наветы. Последний разговор Мольера с королем — одна из сильнейших сцен спектакля. Здесь разбиваются все иллюзии, все надежды, как короля, так и Мольера. И в этой сцене и Табаков и Ильин — прекрасны.

В спектакле три действия, антракты обрамляют сцену заседания Кабалы. Похоже, сделано это специально, чтобы подчеркнуть для публики, что сцена — ключевая. Здесь есть все атрибуты, необходимые для создания гнетущей атмосферы: и приглушенный свет, и темные одежды «братьев», и надвигающиеся на героев (и на зал) черные сооружения, напоминающие исповедальни. Не хватает самой малости — людей. Ключевая, поворотная сцена спектакля, с таким искусство выделенная режиссером, теряет половину своей важности из-за неловкости актеров. Хорошо «братьям», они сидят в своих креслах неподвижно и только говорят реплики, а вот Муаррону (Никита Зверев) приходится двигаться, что не всегда ему удается делать естественно. Впрочем, возможно, актер хотел подчеркнуть неуверенность своего героя, но делает это несколько неумело.

Хочется также отметить игру Андрея Смолякова, сыгравшего маркиза д’Орсиьни, подчас совершенно неожиданного, нового, Владимира Кашпура, отменно исполнившего роль Справедливого Сапожника.

В целом можно сказать, что спектакль удался, все заданные условия были соблюдены, пьеса из музыки и света засияла и заиграла на сцене. С каждым новым спектаклем будут возникать все новые краски, новые жесты, новые мысли. И «Кабала святош» нового МХАТа им. А. П. Чехова шагнет по дорогам театральной истории.
Пресса
Падший Мефистофель – «Мефисто» – МХТ им. А. П. Чехова, Ольга Григорьева, Театральный буфет, 6.06.2016
Хамелеон?, Анастасия Вильчи, ИА Index-art, 27.09.2015
«Заткнись, актёр!». По роману К. Манна «Мефисто», Ирина Алпатова, Театральная афиша, 9.08.2015
Мефисто-Царевич, Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 24.06.2015
Предчувствие Геббельса, Марина Токарева, Новая газета, 13.06.2015
Мефисто Шапиро, Нелли Закирова, noteru.com, 8.06.2015
Сказ про то, как один актер пошел служить режиму и что из этого вышло, Алена Солнцева, Петербургский театральный журнал, 1.06.2015
Театр одного актёра, Елизавета Авдошина, Театрон, 28.05.2015
«Мефисто» породнился с дьяволом, Любовь Лебедина, Трибуна, 25.05.2015
Блеск и нищета лицедея, Ольга Егошина, Новые известия, 25.05.2015
Обольщенный и отброшенный, Мария Хализева, Экран и сцена, 22.05.2015
«Мефисто», Анна Балуева, Комсомольская правда, 21.05.2015
Карьера одной истории, Ирина Алпатова, Театр, 14.05.2015
Ничто соглашательское не чуждо, Роман Должанский, Коммерсантъ, 14.05.2015
Интервью на фоне спектакля «Мефисто», телеканал «Театр», 10.05.2015
Мефисто в России больше чем Мефисто, Марина Райкина, Московский комсомолец, 5.05.2015
Алексей Кравченко в программе «Дифирамб», Ксения Ларина, радио «Эхо Москвы», 3.05.2015
Зорче взглянуть на другую эпоху, чтобы узнать себя, Владимир Колязин, Независимая газета, 23.04.2015
«Мефисто» с нами, Ирина Корнеева, Российская газета, 22.04.2015
Адольф Шапиро в программе «Главная роль», Юлиан Макаров, телеканал «Культура», 20.04.2015
История одной карьеры, которая учит делать выбор, Анжелика Заозерская, Вечерняя Москва, 20.04.2015
В аду пусто, все демоны здесь, Столичный информационный портал, 17.04.2015
«Мефисто» — новая постановка Адольфа Шапиро, видеосюжет телеканала «Культура», 17.04.2015
МХТ поставил запрещенный роман Клауса Манна, Ирина Корнеева, Российская газета, 17.04.2015
На краю «Обрыва», Ольга Егошина, Новые известия, 11.05.2010
«Обрыв» стал связью, Алла Шендерова, Коммерсантъ, 5.05.2010
Русские обрывы, Алена Карась, Российская газета, 4.05.2010
Обрыв со ступеньками, Ольга Фукс, Ведомости, 4.05.2010
Заглянуть на дно обрыва, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.04.2010
Обрыв любовный и социальный, Елена Ямпольская, Известия, 27.04.2010
В МХТ поставили «Обрыв», видеосюжет программы «Вести», 13.04.2010
Премьера «Обрыва» в МХТ состоится в мае, видеосюжет телеканала «Культура», 12.04.2010
«Обрыв» современности Адольфа Шапиро, Артём Варгафтик, радио «Голос России», 15.03.2010
РУКОПИСИ ГОРЯТ, Ольга Галахова, Станиславский, 1.10.2007
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Чехов. Девушка. Анекдот, Елена Ямпольская, Русский курьер, 7.06.2004
Тени забытых предков, Алена Карась, Российская газета, 7.06.2004
Пробегающая красота, Лариса Юсипова, Ведомости, 4.06.2004
К лесу — садом, Марина Давыдова, Известия, 4.06.2004
Интенсивная терапия. Продолжение, Елена Ковальская, Афиша-Воздух, 10.05.2004
Скольжение, Ольга Нетупская, Страстной бульвар, 10, 1.05.2004
ФИНАЛ В НАЧАЛЕ, Кристоф Функе, Der Tagesspiegel. Berlin, 18.10.2002
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001
«ПОСЛЕДНИЕ» — ОПИСАНИЕ АГОНИИ ЕЛЬЦИНСКОЙ РОССИИ, Андрес Лаасик, Ээсти пяевалехт, 26.10.2000
Компактное проживание от Луки, Наталия Каминская, Культура, 13.04.2000
Век по лавкам да по нарам, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 8.04.2000
Болеро на дне, Роман Должанский, Коммерсант, 5.04.2000
Пельмени важнее идей, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 5.04.2000
Повесть о гордых человеках, Елена Ямпольская, Новые Известия, 5.04.2000
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, 5.04.2000
Мужской хор «На дне», Марина Райкина, Московский комсомолец, 4.04.2000
Узнай самого себя, Марина Давыдова, Время новостей, 4.04.2000
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Мой Петр родился в третий раз, Мария Хализева, Культура, 2.12.1995
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, 24.04.1995
«Нужно о детях говорить в это страшное время?», Ирина Шведова, Московская Правда, 31.03.1995
Обижают!, Александр Соколянский, Театральная жизнь, 1995
ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ, Марина Давыдова, Театральная жизнь, 1995
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, 1995
«Последние»: очень своевременная пьеса, Александр Соколянский, Неделя, 1995
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева