ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ РУКОВОДИТЕЛЬ — ОЛЕГ ТАБАКОВ
Чайка
МХТ

Режиссеры

Помощники режиссера

Пельмени важнее идей

Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 5.04.2000
«Получить роль в пьесе „На дне“ — подарок для актера», — сказал как-то Олег Табаков. И сделал такие подарки, во-первых, паре своих студенток. Во-вторых, львиной доле своей труппы (Сергею Безрукову достался Алешка, Виталию Егорову — Барон, Ярославу Бойко — Васька Пепел, Андрею Смолякову — Актер и так далее). В третьих, «сам-себе-театру» Александру Филиппенко (Сатин), чей эксцентричный, скальпелеобразный по точности дар оказывается сейчас необходим и незаменим в самых разных театрах. И, наконец, себе, любимому (Лука).

За подарками Олег Павлович отправился туда, где — он уже однажды в этом убедился — знак качества ему гарантирован и риска особого быть не должно. А именно — к режиссеру Адольфу Шапиро, который уже ставил Горького в «Табакерке». Это были «Последние», которые идут в театре до сих пор и по праву могут считаться одним из самых сильных спектаклей не только этого театра, но и Москвы. В первую очередь благодаря игре Ольги Яковлевой, которая сразу начинала с такого запредельного накала, что мороз продирал по коже, хотя для нее это всего лишь был старт. Пожалуй, спектакль «На дне» не равен по мощности своему предшественнику у того же автора, того же режиссера и в том же театре. Но по качеству выделки и вкусу к подробностям «На дне» — того же уровня.

Меньше всего спектакль вызывает желание формулировать его концепцию. Хотя декорации Александр Боровский придумал очень даже концептуальные: деревянные ряды зрительских скамеек с номерами мест круто уходят вверх, как зеркальное отражение зала, словно предлагая нам вглядеться в себя. Однако сценография выходит не столько концептуальная, сколько функциональная — жесткие кровати и грубые столы ночлежки, которые в драке можно и сломать, крутые ступени вниз, на дно. Сюда не просто постепенно спускаются — скатываются кубарем. И мы в этом «зеркале» видим грубую, вкусную, жестокую жизнь, чей терпкий аромат куда важнее и горше всех социальных и экзистенциальных идей, которыми усыпана пьеса «На дне». Под какую, скажите, идею, подвести обычные горячие пельмени, которые Квашня оставляет умирающей Анне, а она отдает мужу-работяге — и тот жадно давится ими, кинув ненавидяще-затравленный взгляд на жену, запричитавшую о своей скорой смерти именно тогда, когда он дорвался до еды (Александр Мохов — Клещ здесь бесподобен)? Или грубые роговые очки картузника Бубнова (Михаил Хомяков), перекошенно сидящие на носу, словно оправа перечеркивает, отсекает у него перед глазами половину картины жизни: «Умерла? Значит, кашлять перестанет»?

Вообще за глазами здесь наблюдать интереснее всего. Наблюдать, например, какие подводные течения, какие похороненные заживо страсти проступают сквозь ласковую улыбку Луки, который здесь оказывается импровизатором-игроком, научившимся выигрывать у жизни, а не только великим утешителем, за что в советской школе положено было сей персонаж критиковать, противопоставляя ему Сатина с хрестоматийным «Человек — это звучит гордо» (для обязательного заучивания наизусть). А у Сатина глаза будто подернуты пеплом, как у человека, вспыхнувшего когда-то мощно и ярко и сгоревшего быстро. Пепел презрения ко всему, что еще живо, нормально (даже к обычным словам). Или трескучие искорки азарта при упоминании карт или водки. Или разгоревшийся было огонь в монологе о человеке. Правда, монолог больше смахивает на пьяный бред, нежели на манифест свободного человека, хотя именно в пьяном бреду русскому человеку порой приходят на ум пронзительные выводы экзистенциального уровня. От этого наваждения Сатин избавляется очень быстро и даже с удовольствием, присоединяясь ко всеобщей великолепной пьяной пляске. А его финальное обращение к погибшему Актеру — «Эх, испортил песню… дур-рак» — звучит не как досада гордого сверхчеловека, а как стон, как последнее «прости» тому, кого он невольно опалил до смерти.

Такие вот Сатин и Лука, такой вот Горький появились на улице Чаплыгина, в доме, куда Алексей Максимович частенько захаживал к своей бывшей жене Екатерине Павловне Пешковой и где 25 лет назад в грязном подвале, похожем на ночлежку, несколько ненормальных стали делать театр.
Пресса
Падший Мефистофель – «Мефисто» – МХТ им. А. П. Чехова, Ольга Григорьева, Театральный буфет, 6.06.2016
Хамелеон?, Анастасия Вильчи, ИА Index-art, 27.09.2015
«Заткнись, актёр!». По роману К. Манна «Мефисто», Ирина Алпатова, Театральная афиша, 9.08.2015
Мефисто-Царевич, Эмилия Деменцова, Комсомольская правда, 24.06.2015
Предчувствие Геббельса, Марина Токарева, Новая газета, 13.06.2015
Мефисто Шапиро, Нелли Закирова, noteru.com, 8.06.2015
Сказ про то, как один актер пошел служить режиму и что из этого вышло, Алена Солнцева, Петербургский театральный журнал, 1.06.2015
Театр одного актёра, Елизавета Авдошина, Театрон, 28.05.2015
«Мефисто» породнился с дьяволом, Любовь Лебедина, Трибуна, 25.05.2015
Блеск и нищета лицедея, Ольга Егошина, Новые известия, 25.05.2015
Обольщенный и отброшенный, Мария Хализева, Экран и сцена, 22.05.2015
«Мефисто», Анна Балуева, Комсомольская правда, 21.05.2015
Карьера одной истории, Ирина Алпатова, Театр, 14.05.2015
Ничто соглашательское не чуждо, Роман Должанский, Коммерсантъ, 14.05.2015
Интервью на фоне спектакля «Мефисто», телеканал «Театр», 10.05.2015
Мефисто в России больше чем Мефисто, Марина Райкина, Московский комсомолец, 5.05.2015
Алексей Кравченко в программе «Дифирамб», Ксения Ларина, радио «Эхо Москвы», 3.05.2015
Зорче взглянуть на другую эпоху, чтобы узнать себя, Владимир Колязин, Независимая газета, 23.04.2015
«Мефисто» с нами, Ирина Корнеева, Российская газета, 22.04.2015
Адольф Шапиро в программе «Главная роль», Юлиан Макаров, телеканал «Культура», 20.04.2015
История одной карьеры, которая учит делать выбор, Анжелика Заозерская, Вечерняя Москва, 20.04.2015
В аду пусто, все демоны здесь, Столичный информационный портал, 17.04.2015
«Мефисто» — новая постановка Адольфа Шапиро, видеосюжет телеканала «Культура», 17.04.2015
МХТ поставил запрещенный роман Клауса Манна, Ирина Корнеева, Российская газета, 17.04.2015
На краю «Обрыва», Ольга Егошина, Новые известия, 11.05.2010
«Обрыв» стал связью, Алла Шендерова, Коммерсантъ, 5.05.2010
Русские обрывы, Алена Карась, Российская газета, 4.05.2010
Обрыв со ступеньками, Ольга Фукс, Ведомости, 4.05.2010
Заглянуть на дно обрыва, Любовь Лебедина, Трибуна, 28.04.2010
Обрыв любовный и социальный, Елена Ямпольская, Известия, 27.04.2010
В МХТ поставили «Обрыв», видеосюжет программы «Вести», 13.04.2010
Премьера «Обрыва» в МХТ состоится в мае, видеосюжет телеканала «Культура», 12.04.2010
«Обрыв» современности Адольфа Шапиро, Артём Варгафтик, радио «Голос России», 15.03.2010
РУКОПИСИ ГОРЯТ, Ольга Галахова, Станиславский, 1.10.2007
«Последние» станут первыми, Маргарита Львова, Московский комсомолец в Пензе, 16.11.2004
Чехов. Девушка. Анекдот, Елена Ямпольская, Русский курьер, 7.06.2004
Тени забытых предков, Алена Карась, Российская газета, 7.06.2004
Пробегающая красота, Лариса Юсипова, Ведомости, 4.06.2004
К лесу — садом, Марина Давыдова, Известия, 4.06.2004
Интенсивная терапия. Продолжение, Елена Ковальская, Афиша-Воздух, 10.05.2004
Скольжение, Ольга Нетупская, Страстной бульвар, 10, 1.05.2004
ФИНАЛ В НАЧАЛЕ, Кристоф Функе, Der Tagesspiegel. Berlin, 18.10.2002
Могу лететь? - Лети!, Елена Гинцберг, dell’APT, 1.10.2001
Возвращение в кабалу, Ольга Егошина, Вёрсты, 22.09.2001
Мольер упал… У нас несчастье…, Наталья Казьмина, Труд, 15.09.2001
Мольеру не хватило места, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 14.09.2001
Влюбленный Мольер, Ольга Романцова, Вести.Ru, 14.09.2001
Жил да был один Мольер по прозванью Табаков…, Валентина Львова, Комсомольская правда, 11.09.2001
Лучше — только любовь, Ирина Корнеева, Время МН, 11.09.2001
Мольер по завещанию, Роман Должанский, Коммерсант, 11.09.2001
Некоролевские игры, Марина Давыдова, Время Новостей, 11.09.2001
Кабала во МХАТе, Ольга Галахова, Русский журнал, 11.09.2001
Красота с двумя антрактами, Алексей Филиппов, Известия, 10.09.2001
Реставрация, Олег Зинцов, Известия, 2.09.2001
Адольф Шапиро: «Я только теперь понял, как тяжело Табакову», Марина Давыдова, Время новостей, 20.08.2001
«ПОСЛЕДНИЕ» — ОПИСАНИЕ АГОНИИ ЕЛЬЦИНСКОЙ РОССИИ, Андрес Лаасик, Ээсти пяевалехт, 26.10.2000
Компактное проживание от Луки, Наталия Каминская, Культура, 13.04.2000
Век по лавкам да по нарам, Глеб Ситковский, Вечерний клуб, 8.04.2000
Болеро на дне, Роман Должанский, Коммерсант, 5.04.2000
Пельмени важнее идей, Ольга Фукс, Вечерняя Москва, 5.04.2000
Повесть о гордых человеках, Елена Ямпольская, Новые Известия, 5.04.2000
Без надежды, с любовью, Алексей Филиппов, Известия, 5.04.2000
Мужской хор «На дне», Марина Райкина, Московский комсомолец, 4.04.2000
Узнай самого себя, Марина Давыдова, Время новостей, 4.04.2000
И ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ?, М. Кузнецова, Нижегородские новости, 23.06.1998
Мой Петр родился в третий раз, Мария Хализева, Культура, 2.12.1995
Последние: Великая драма Горького, Марина Благонравова, The Moscow Tribune, 24.04.1995
«Нужно о детях говорить в это страшное время?», Ирина Шведова, Московская Правда, 31.03.1995
Обижают!, Александр Соколянский, Театральная жизнь, 1995
ПОСЛЕДНИЕ НЕ СТАНУТ ПЕРВЫМИ, Марина Давыдова, Театральная жизнь, 1995
Буревестник революции залетел в табакерку, Алексей Белый, Комсомольская правда, 1995
«Последние»: очень своевременная пьеса, Александр Соколянский, Неделя, 1995
ПОЗДНИЙ РЕАБИЛИТАНС РЕАЛИЗМА, Марина Райкина, Московские новости
Из последних сил, Элина Мосешвили
Отцы и дети, Нина Агишева